Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Благотворительный пиар

10.01.2005, 11:54

Говорят, общее горе сплачивает людей, а взаимопомощь делает благороднее. Наверное, это именно так. Но пока еще почему-то почти всегда с оговорками.

Газета Financial Times опубликовала (со ссылкой на агентство Reuters) на днях список стран (как правительств, так и частных лиц), пожертвовавших средства на помощь жертвам цунами в Юго-Восточной Азии. Получилась внушительная таблица из 45 строк.

На первых местах – Австралия (более $815 млн дало государство, более $90 млн собрали частные лица), Германия (соответственно почти $ 700 млн и более $200 млн), ЕС (почти $550), Япония ($500 млн), США ($350 млн и $200 млн). На последних местах не забыты даже такие «мелкие» жертвователи, как Словакия ($230 тыс.), Болгария ($140 тыс.), Словения ($110 тыс.), ЮАР ($100 тыс.).

России в списке пришедших на помощь нет. Отчего же?

Ее нет вовсе не потому, что Россия не помогает жертвам цунами. Российское телевидение ведь каждый день сообщает о вылете очередного огроменного транспортного самолета (а то и двух-трех) с гуманитарными грузами то из аэропорта Домодедово, то из Чкаловского. И оно это все, надо заметить, не выдумывает.

Правда, при этом российское телевидение тоже предпочитает умалчивать о том, как, к примеру, Норвегия стала самым крупным спонсором из расчета перечисленной помощи на душу своего населения. Или как Германия поступилась собственными бюджетными проблемами, дав денег больше, чем весь Евросоюз. Так что британская газета вместе с американским информагентством всего-навсего ровно так же умалчивает о гуманитарных рейсах российского МЧС.

Может, конечно, Россия не попала в упомянутую табличку в газете потому, что не перечисляла cash. Но ее нет и, скажем, в примечании к табличке – что, мол, она дает не деньгами, а вещами и передвижными электростанциями. Так что все дело в том, что она не попала туда вовсе не по недоразумению, а вполне умышленно.

Как вовсе не по недоразумению на российском телевидении вы не увидите действительно трогательных или других — напротив, драматических — кадров, на которых то американский пилот морской авиации несет на руках спасенного ланкийского ребенка или где в жадно тянущиеся руки страждущих с вертолета той же морской авиации той же страны сбрасывается спасительный груз с едой и питьевой водой. Зато вы увидите такие, но и только такие, репортажи на телеканале CNN. Где за все три недели после катастрофы слово «русские» (при том что русских в том же Таиланде было в десятки раз больше, чем американцев, хотя и в несколько раз меньше, чем шведов) появилось лишь один-единственный раз: какой-то парень, экс-турист из Москвы рассказывал о своем чудесном спасении в рамках до предела профессионально выстроенной серии репортажей survival stories (истории выживших). Профессионально, потому что это действительно высокий профессионализм – так «информационно повернуть» трагедию, унесшую, как становится все более очевидным, более 200 тысяч жизней, чтобы сквозь нее все же пробивался луч надежды и будущей жизни.

Разумеется, на российском телевидении, в части международных новостей специализирующемся теперь вообще почти исключительно на тамошних катастрофах, катаклизмах и ужасах, а не на поисках каких-то там лучиков в «их надеждах», сочтут «неактуальным» показ полуфилософских (страшно душещипательных и каких-то светлых) сюжетов о том, сколь драматично переживает гибель своих туристов Швеция и каким шоком это стало для всей страны: она понесла самые крупные потери своих граждан в невоенное время. В России сочтут «неинтересным» репортаж о том, как в какой-нибудь шведской школе сохраняют пустой парту погибшей девочки. Как некий шведский отец тщательно, долго психологически готовил своего выжившего малолетнего сына к мысли о том, что его мама не вернется: «Помнишь, у нас был кролик, которого мы так любили и который умер и попал в рай, – говорил своему сыну сквозь слезы этот шведский отец. – Так вот наша мама тоже теперь попала в рай».

Зато французы не преминут скептически поиронизировать над теми же русскими, которые «опять прислали в тропики полсамолета одеял, а зачем тут одеяла, если температура не опускается ниже 30 по Цельсию…» И попутно пнут англичан, приславших обездоленным рыбакам Шри-Ланки сети и удочки: с чего им забрасывать сети, если все их лодки разбиты?

В свою очередь, англичане с американцами отыщут историю про норвежский спасательный отряд, которые тут же свернул все свои работы в Таиланде, как только установил, что никого из «своих» спасти им больше не удастся.

А будучи по природе своей склонными к трепетному и подотчетному отношению к деньгам, англосаксы едва ли не первыми подняли вопрос о том, что Юго-Восточная Азия в настоящее время испытывает даже переизбыток денежных пожертвований. Ни ООН, ни другие гуманитарные организации в настоящее время просто не имеют возможности эффективно освоить средства, которые в перерасчете на душу всех пострадавших во всех затронутых странах составили уже более тысячи долларов на человека, что во много раз больше годового дохода любого ланкийского или индийского рыбака, да и вообще подавляющего числа жителей этих стран. Тут бы, кстати, и вставить им словечко про «овеществленную помощь» нашего МЧС РФ. Но нет, конечно, не вставят…

Но и наши не в состоянии нынче собраться (как, к примеру, десятки тысяч жителей Гамбурга и многих других городов Западной Европы), чтобы скорбеть три долгих минуты общеевропейского молчания в знак поминовения «каких-то там» юго-восточных азиатов. Наши и по поводу жертв Беслана-то не очень собирались скорбеть на площадях.

Впрочем, «в утешение» нашим можно добавить, что если слово «россияне» на CNN появилось за три недели хотя бы раз, то слово «француз» применительно к трагедии там не появилось вообще ни разу.

А еще «в утешение» можно добавить, что, по просачивающимся в западную печать данным, военные корабли индийских и американских ВМС, базировавшиеся в Индийском океане, получили сигнал об угрозе цунами как раз за то время, за которое в режиме реального времени вполне, оказывается, можно было еще предупредить сотни тысяч людей об опасности. Но они, говорят, просто не знали, как технически это сделать. А когда волна уже дошла до Суматры, но еще не дошла до Шри-Ланки, тоже, говорят, не знали, как технически предупредить еще тогда живых.

Утешает?

Отчасти да. Потому что, несмотря на все это, человечество все же стало лучше. И становится все лучше и лучше и альтруистичнее от одного цунами к другому. Оно уже способно подняться в благородном, хотя все еще национально (и политически) разрозненном порыве при виде растиражированной массмедиа трагедии в Юго-Восточной Азии. Хотя по-прежнему не замечает, к примеру, не так растиражированную массмедиа трагедию в суданском Дарфуре, где число жертв уже, похоже, приближается к миллиону. И поэтому по поводу Дарфура человечество сегодня не поднимается вообще никак.

И как-то так все еще почему-то у людей получается, что даже самая искренняя, бескорыстная помощь в человеческих умах и делах по-прежнему умудряется уживаться с хотя и утонченной, но по сути банальной пропагандой и государственническим пиаром. Бескорыстие переплетается с политикой. На искренних гуманистических порывах сотен тысяч действительно сопереживающих людей потом будут выстраивать вполне циничную геополитику. Благотворительность, особенно государственная, не до конца избавилась от сугубо национального самолюбования.
Когда-нибудь, конечно, избавится окончательно. Когда-нибудь ближнего своего (юго-восточного азиата в том числе), наверное, действительно возлюбят как себя самого. Все нации без исключения и без оглядки на всякие разные политические обстоятельства и стереотипы.

Вы в это верите?

Если да, то, наверное, вы можете предположить, через сколько ТАКИХ РАЗ это произойдет?

Лично я ответов на эти вопросы не знаю. Хотя, видимо, Большая Волна все же несет нас в правильном направлении.

Автор – главный редактор группы деловых журналов ИД Родионова, главный редактор журнала «Профиль».