Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лучше так, чем эдак

29.10.2007, 10:21

Вот уже и интеллигент пошел на интеллигента: они пишут раболепные письма Путину со стенаниями «Не покидай ты нас!», другие возражают – уйди, говорят они ему же, красиво и честно.

Вот уже и пресса публикует телеграммы-разнарядки, штампуемые местными властями, с предписаниями, кому, когда и сколько людей отряжать, дабы скандировали «Путина – на вечное царство!».

Вот уже и депутаты упражняются в подобострастной дурости, предлагая те или иные варианты переписывания законов и Конституции специально «под Владимира Владимировича» — один дурнее и корявее другого, но рвение, видимо, оправдывает их дурость и корявость перед самими собой и ближайшими друзьями и родственниками. Они ж радеют за Рассею! А в таком деле и лоб расшибить не стыдно.

Вот уже и спикер Совфеда Миронов, оправившись от шока, когда решение Путина возглавить предвыборный список «Единой России» не только убило предвыборную кампанию его детища — «Справедливой России», но и вообще поставило сие странное новообразование на грань выживания, снова выступает в роли «коверного». Он, делая глубокомысленный вид, говорит что-то мутное о том, что, мол, можно Путина оставить в Кремле, не меняя Конституции, и он, Миронов, думает об этом. На что ехидный политолог Белковский заметил, что самым верным и чистым способом осуществить мироновскую мечту будет, видимо, принять закон об удлинении календарного года в России дней до 500. Тогда получится, что нынешний президент никак не досидел еще двух сроков подряд.

На этом фоне кажется разительным, необъяснимым контрастом сотое опровержение самого Путина: мол, не только Конституцию под себя переписывать не буду, но и даже полномочия премьера, чтобы занять эту должность, не стану перераспределять.

К чему лукавить? Все, в сущности, держится сегодня на упрямстве одного человека, который не хочет, чтобы было как у Туркменбаши, а хочет как-то сделать красиво. Но стоит ему только моргнуть, только намекнуть – и законы все перепишут, и Конституцию, и почти вся страна в почти едином порыве все это радостно поддержит и одобрит. Но он так не хочет. И похоже, что он действительно не решил, кем ему быть, и ждет «промежуточного финиша» 2 декабря. Или, наоборот, уже решил, что никем таким особенным ему быть не надо, а надо просто уйти со всех формальных должностей, потому как он по жизни выше их.

Тогда к чему это все? К чему эти «песни и пляски», вызывающие недоумение одних (к чему бы все это?), раздражение других (слишком напоминает прошлый «совок») и оставляющие равнодушными третьих (ну раз приказали – пойдем на митинг, мы все равно против Путина ничего не имеем и проголосуем как надо)?

А к тому, что все эти митинги под лозунгами «за Путина навсегда!», с одной стороны, и спекуляции на тему «Кем же обернется он нам после мая 2008 года?» (когда сдаст полномочия преемнику), с другой стороны, заполняют едва ли не всю новостную картину дня. «План Путина», притом что едва ли простой человек с улицы без запинки ответит вам на вопрос, в чем конкретно этот план заключается, стал уже по факту медиапокрытия главным, доминирующим содержанием предвыборной парламентской кампании. Эта кампания оказалась до предела персонифицированной – все внимание к одному вопросу и к одной личности. В остальном же эта кампания практически бессодержательна.

И это в сегодняшних конкретных российских условиях просто здорово!

Я полагаю, что это по-своему гениальная политтехнологическая находка. Почему? А потому, что давайте-ка рассмотрим другие возможные альтернативы: вокруг чего, вокруг каких тем могла бы протекать думская предвыборная кампания в сегодняшней России?

Говорить о возможности реального противостояния, реальной конкуренции ныне существующих в России политических партий и их предвыборных программ можно, только сильно повредившись умом на пропагандистской работе. Положите перед простым обывателем предвыборные документы КПРФ, СПС, ЛДПР, «Справедливой России» и прочих, убрав оттуда формальные признаки партийной принадлежности, – и обыватель ни по что не отличит, какой документ откуда происходит. Все как один – за все хорошее против всего плохого, все малоконкретны. Все малодоступны для понимания именно массового избирателя, для которого язык нынешней политики – что письмена древних инков.

В равной мере это относится и к так называемой партии власти. Почти никто из ее лидеров не в состоянии популярно, по пунктам, объяснить, что такое «план Путина – победа России» так, чтобы это поняли «люди с улицы». Почти никто не в состоянии вести на нормальном языке публичную дискуссию, отвечать на острые, неожиданные и не подготовленные заранее вопросы. Они вообще не умеют вести себя во «враждебном» или даже недружественном публичном окружении, ибо никто из этих людей, в строгом смысле этого слова, не является публичным политиком. Они номенклатура, живущая совершенно обособленной от страны жизнью. Отдать «политический контент» выборов этим людям? Это было бы даже не забавно, а просто убого.

Так называемая оппозиция в этом плане ничем не лучше. Бессодержательность, перемешанная с непомерным самомнением. Даже на клоунов не тянут.

Впрочем, бессодержательность политиков и политики – она ведь не с неба свалилась. Бессодержательность политики во многом именно и востребована нынешним российским обществом, она им предписана, предписана тотальным пофигизмом. Слишком многим все по фигу: собственные права (ежедневное бесправие перед лицом чиновных зажравшихся хамов на всех и всяческих уровнях), перспективы страны и обустройство среды обитания, если только это не касается «точечной застройки» вплотную к собственному подоконнику, плюс еще нескольких таких же «потребительских» тем и проблем, но не более того.

Какие-то рефлексы еще оживают в ответ на словосочетания «повышение зарплат, пенсий и пособий», государственный патернализм по-прежнему царствует в мозгах. Общественные дискуссии по тем или иным темам если и случаются еще, то носят маргинальный характер и мало кому в стране интересны и мало кого зажигают.

На все это, разумеется, можно заметить: власть сама немало приложила усилий в последние годы, дабы достичь именно такого результата, выгладив, словно катком-асфальтоукладчиком, все политическое и медийное пространство.

Не буду даже с этим спорить.

Однако оговорюсь: в недавнем политическом прошлом куда более свободные «творчество и волеизъявление народных масс» и их воплощенные результаты не внушали ведь никакого такого особого на сей счет оптимизма. Разве что слишком часто рождалась дикая мысль – «а не прописать ли стране лет эдак на 20–25 цензовую демократию, притом чтобы для имеющих право голоса был и имущественный ценз, и – еще важнее – образовательный».

Можно было бы, конечно, попытаться построить нынешнюю думскую кампанию на «национальном вопросе», развернув всю пропаганду в нужном направлении. Он многих, увы, слишком многих сильно нынче зажигает. Но, скорее, в самом опасном, «кондопожском» варианте. Лозунги «Мочи хачей!», дай им только вырваться на пропагандистский простор, будучи освоены одной или несколькими партиями, привлекли бы немало голосов. На фоне шовинистов все прочие гляделись бы еще более полными политическим импотентами. Получился бы в итоге чудный парламент, глядя на который многие воскликнут: «Лучше безынициативные серости, чем яркие фашисты!».

А можно было бы «творчески» развить и усилить основные тезисы, а главное, пафос известной «мюнхенской речи» того же ВВП. Благо от пропагандистов-империалистов на госканалах телевидения уже тесно, и они просто рвутся на оперативный простор. Хочешь — тебе суровый и холодный вариант, хочешь — истеричный, на визг переходящий, хочешь – рассудительно философствующий. «Долой Запад!», «Уничтожить Америку!», «Прочь «оранжевые руки» ЦРУ от суверенной России!». И под эту тематику – те же митинги, митинги, митинги по всей стране по разнарядке. Придут, постоят, поскандируют.

В сегодняшней нашей стране всему этому, уверяю вас, будет гарантированная поддержка и мобилизация электората. Только дайте отмашку.

Однако и этого джинна покамест (еще раз оговоримся – покамест) благоразумно не решились выпускать на наши буйные просторы. Потому как выпустишь — потом всем мало не покажется. А в планы Владимира Владимировича вовсе не входит войти в историю в роли мракобесного «второго издания» северокорейского Ким Чен Ира.

Так что получается, как ни крути, что нынешнее идейное оформление думской избирательной кампании как «вотума доверия президенту» — наилучшее по сравнению со всеми другими возможными. Это если, конечно, исходить из сегодняшних конкретных российских политических и общественных (социологических) реалий.

Страна твердо уверена в одном – в том, что она любит своего президента. И лучше ее не «грузить» пока никакими другими мыслями.