Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Всенародные ошибки

18.08.2003, 15:34

Сняли с работы президента. Настоящего. Всенародно избранного. И даже, собственно, на первый взгляд непонятно, за что именно его сняли. Работал себе человек, работал президентом. И вдруг – извольте, говорят, выйти вон, несмотря на всю свою всенародную избранность. За что? Президент искренне недоумевает. Ведь он старался. Радел. Хотел быть отцом нации. И на свои всенародные выборы даже пригласил иностранных наблюдателей. Чтобы все было демократично, а иностранный инвестор поверил в то, что страна, руководимая этим резидентом, есть действительно то самое место, куда нужно и можно заносить деньги.

Наблюдатели, между прочим, очень хотели найти на тех всенародных выборах хоть какие-то нарушения. Но не нашли толком ничегошеньки. С тех пор президент считался не только всенародно, но и демократично выбранным. А потом ему сказали, чтобы он шел вон. Пришли хмурые иностранные дядьки на танках, с автоматами и пушками – и уволили президента. Правда, перед тем у него еще в стране появились многочисленные повстанцы, которые почти уже взяли занимаемую всенародно избранным президентом столицу.

Повстанцы, наверное, и сами бы уволили всенародно избранного президента без помощи всяких иностранных дядек. Но с дядьками получилось менее кроваво. Всенародно избранного президента даже никто не стал убивать или требовать его к суду за совершенные прегрешения.

Прегрешение же у президента было, собственно, всего одно. Просто он довел страну до ручки. Речь, как вы понимаете, о Либерии. И теперь именно с этой даже для Африки заштатной страны начинаются едва ли не все выпуски новостей CNN. Тем самым Либерия стала как бы Ираком.

Сомали, Гаити, Босния, Мозамбик, Восточный Тимор, Конго, Руанда, Сьерра-Леоне, теперь вот Либерия – так называемых несостоявшихся государств в мире все больше. В таких государствах вроде все есть – президент (хоть сатрап-людоед, хоть всенародно избранный), парламент, даже партии политические, переходящие в повстанческие банды – но ничего толком не работает. Воровство, бандитизм, коррупция, нищета, общенациональное безделье. А люди живут, являя собой олицетворенный пример воплощения в жизнь марксистской идеи про отмирание государства. Оказывается, оно действительно может отмереть, и людской род на одном отдельно взятом ограниченном границами пространстве от этого не закончится. Хотя полноценной жизнью все это назвать уже нельзя. Но это – для большинства аборигенов. А вожди живут очень даже себе ничего. Поэтому им бывает особенно обидно, когда либо другие – потенциальные вожди – хотят порулить вместо них таким государством, либо когда приходят иностранные дядьки и просят выйти вон.

По большому счету, никто в мире толком не знает, что надобно делать с такими государствами. В ООН жаловаться – не на кого, Устав не позволяет. Они же это все сами у себя устроили.

В последнее время стало модно рассуждать в том смысле, что надобно в этих странах устраивать демократию. Проводить свободные выборы, уповая на волеизъявление аборигенов. Поощрять многопартийность. Сбивать аборигенов, словно в стаи, в неправительственные общественные организации, из коих уже, словно по божьему повелению, произрастут райские кущи гражданского общества. Ну а далее – вообще уже просто по Марксу и другим коммунистам-социалистам-утопистам: кто был ничем – тот станет всем, каждому по потребностям и т.д.

Не работает. Ни свободные выборы. Ни гражданское общество. Бардак, коррупция, бандитизм и развал всяческих экономических и социальных структур – это как раз все имеется. Кущи не произрастают.

Обнаружилось как-то вдруг и до обидного внезапно для человечества в начале 21-го века, что свобода и демократия в определенных частях света и на определенных территориях не работают и либо бесполезны, либо просто вредны.

Либерийский президент Чарльз Тейлор свои последние выборы выиграл с подавляющим преимуществом. Никакие наблюдатели не смогли найти никаких нарушений. Мог ли либерийский народ так ошибиться? А другой народ – может ошибаться? Весь? Всем своим несостоявшимся государством? Оказывается, да.

И вот в Либерии «проблему» теперь пытаются решить солдаты из соседней страны. А, к примеру, в Восточном Тиморе эту роль взяли на себя в свое время войска австралийские. Все это деликатно называется гуманитарной интервенцией.

Между прочим, очень даже оздоравливающая процедура. Может, попробовать ее применять и у нас в отдельных местах? Наверное, ведь не нужно ждать, пока где-нибудь ну в очень дотационном российском регионе тамошний – всенародно избранный, между прочим – губернатор, тамошний чарльз тейлор окончательно доведет свою местность до ручки или, не дай бог, до появления в местных лесах каких-нибудь повстанцев. И если все же на минуту допустить, что и наши люди способны «демократично» ошибаться не хуже либерийских, то к чему вручать судьбу сильно запущенной местности местному сильно опустившемуся электорату? Если местные, едва отошедшие от тяжелого похмелья «избиратели», избрали себе в губернаторы «Чарльза Тейлора», то почему они в следующий раз изберут более сметливого?

Так что все же – гуманитарная интервенция.

Самый главный, конечно, вопрос – а судьи кто? В Либерии — нигерийские солдаты под присмотром болтающихся на рейде на расстоянии артиллерийского выстрела 2 тысяч морских пехотинцев США. А у нас, как известно, не во всех регионах имеется прямой выход к морю.

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»