ВР и «Роснефть» выиграли время

ВР и «Роснефть» взяли еще месяц на спасение сделки

Алексей Топалов 14.04.2011, 15:44
ИТАР-ТАСС

«Роснефть» дала ВР еще месяц на спасение сделки по обмену акциями, которая находится под временным судебным запретом по иску российских акционеров ТНК-ВР. Британцы хотят «использовать все возможности» для этого. «Роснефть» согласилась на продление переговоров «без отказа от любых своих прав».

ВР и «Роснефть» заключили соглашение о продлении крайнего срока закрытия сделки по обмену акциями до 16 мая. Об этом сообщила в четверг британская компания.

Таким образом, компании воспользовались возможностью, которую им дал Стокгольмский арбитраж. 8 апреля он продлил временный запрет на сделку и на создание российско-британского СП для освоения арктического шельфа, но разрешил ВР и «Роснефти» продолжить переговоры об условиях обмена акциями. Сделку в суде оспорили российские акционеры компании ТНК-ВР — консорциум AAR: по их мнению, альянс «Роснефти» и ВР нарушает акционерное соглашение ВР и AAR.

Шанс спасти сделку компании использовали в последний момент. Ее срок истекал 14 апреля. При этом еще 13 апреля представители «Роснефти» заявляли, что компания не ведет переговоров о его продлении.

ВР заявляет, что намерена продолжить арбитражный процесс, чтобы «получить окончательное определение по всем остающимся вопросам, включая сохранение или отмену обеспечительных мер». А пока компания ожидает нового решения суда, она будет изучать и использовать «все возможности для заключения сделки с «Роснефтью», сообщил «Газете.Ru» представитель ВР.

«Роснефть» заявила, что поддержала решение ВР о продлении срока «без отказа от любых своих прав». «Мы надеемся на скорое разрешение споров в международных судах между российскими и британскими акционерами ТНК-ВР в отношении проектов, связанных с российским арктическим шельфом», — заявил глава госкомпании Эдуард Худайнатов.

Вариантов убедить AAR не мешать сделке у участников альянса несколько: ВР может выкупить долю российского консорциума в ТНК-ВР, наоборот, продать собственную долю в нем или принять AAR в альянс.

Но ни один из вариантов не выглядит простым. Глава AAR Стэн Половец 13 апреля заявил, что консорциум считает ТНК-ВР стратегической долгосрочной инвестицией и не намерен выходить из состава акционеров холдинга. «ТНК-ВР — отличная компания с прекрасным менеджментом и большими перспективами роста», — заявил топ-менеджер. FT со ссылкой на источники сообщила, что российские акционеры запросили за свою долю слишком высокую цену:

по оценке AAR, холдинг стоит $70 млрд, в то время как рынок называет сумму в коридоре $38—55 млрд.

Возможность продажи доли ВР в ТНК-ВР стороны пока никак не комментируют, но ранее ВР неоднократно заявляла, что российские активы являются ключевыми в ее портфеле. «Крайне маловероятно, что ВР продаст свою долю, — полагает аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Андрей Полищук. — ТНК-ВР — постоянный источник средств для британской компании (холдинг направляет на выплату дивидендов большую часть прибыли, например, за 9 месяцев прошлого года дивидендные отчисления составили 70% от чистой прибыли — около $4,5 млрд. — «Газета.Ru»), а главное, ТНК-ВР обеспечивает треть добычи ВР». И

проекты в Арктике не заменят британцам ТНК-ВР: только на геологоразведку потребуется 5—7 лет (и еще неизвестно, какие запасы будут обнаружены), а реальная добыча начнется не раньше чем лет через 15—20,

напоминает Полищук. «А прибыль нужно получать уже сейчас», — подчеркивает эксперт.

Наиболее выгодным решением Стокгольмского суда для ВР и «Роснефти», безусловно, стало бы разрешение разделить сделку — вычленить обмен акциями, как того хочет ВР. «Но Стокгольмский арбитраж, судя по уже вынесенным решениям, скорее склоняется на сторону AAR и, вероятно, окончательно запретит и такой вариант», — говорит Полищук. В этом случае ВР и «Роснефти» остается договариваться с ТНК-ВР об отступных (это могут быть как деньги, так и зарубежные активы ВР), либо все же допустить ТНК-ВР к работе в Арктике». Против последнего варианта ВР не возражала с самого начала, но против выступила «Роснефть»: по мнению госкомпании, у ТНК-ВР нет ни соответствующего опыта, ни технологий, ни обученного персонала для работы на арктическом шельфе.

В случае срыва сделки ВР теряет больше, чем российская сторона. «Роснефть» вправе потребовать компенсации, так как это ВР не учла все возможные риски. На положении российской компании неудача никак не скажется, полагает Елена Ананкина из Standard and Poors: «В рейтинг «Роснефти» изначально не было зашито сотрудничество с ВР. В момент объявления сделки никаких изменений — ни рейтинга, ни прогноза — тоже не произошло, потому что сделка, на наш взгляд, не оказывала непосредственного влияния на кредитоспособность «Роснефти».