Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Цепочки неплатежей затягивают петлю

В российскую экономику вернулись цепочки неплатежей

Photos.com/East News
В российскую экономику вернулись цепочки неплатежей. Из-за долгов потребителей энергетики уже задерживают оплату поставщикам топлива. Эта же проблема и в других отраслях. Повторяется ситуация девяностых годов, когда даже предприятие, имеющее надежный спрос, оказывается неплатежеспособным.

Россия может снова вернуться к одной из масштабных проблем 90-х годов прошлого века — цепочкам неплатежей. Одними из первых с этим столкнулись энергетики: неплатежи уже ударили по одному из крупных частных инвесторов в отрасли — »КЭС-холдингу» Виктора Вексельберга. «Задолженность потребителей перед КЭС в целом по Свердловской области составляет порядка 7 млрд руб.», — сетует исполнительный вице-президент компании Эдуард Смелов. В числе неплательщиков значатся предприятия металлургической группы «Евраз».

В итоге компания испытывает сложности с оплатой газа. Накануне газовая компания «Итера» пожаловалась, что «дочка» КЭС — ТГК-9 — до сих пор не заплатила около 1,5 млрд рублей за поставленный в Свердловскую область в декабре — январе газ. Собираемость платежей потребителей по итогам этих двух месяцев — не более 70%, оправдываются энергетики, тогда как в целом по 2008 году эта цифра составляла 90%, а в 2007 году — 98%. И хотя КЭС уже погасила часть задолженности и обещает окончательно расплатиться с газовиками к концу февраля, гарантий, что проблемы не повторятся, нет.

«Трудности с собираемостью платежей еще в октябре 2008 года появились у сбытов, которые, в свою очередь, стали задерживать выплаты сетям и генерации — эти долги за 4–5 месяцев добрались до оплаты топлива генкомпаниями. В результате возникает классическая цепочка неплатежей»,

— констатирует начальник отдела акций ИФД «Капиталъ» Константин Гуляев.

Эта проблема существовала всегда, но именно во время кризиса она выходит на первый план, отмечают аналитики. Если раньше предприятие могло себе позволить вести работу по возвращению долга со своим контрагентом в течение долгого времени, то сейчас задержка в получении денег может стать критичной. «Повторяется ситуация 90-х годов: проблему неплатежей начинают ощущать на себе практически все отрасли, особенно при этом страдают естественные монополии», — говорит глава департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Раньше неплатежи возникали как антиинфляционный инструмент: в условиях быстрого обесценивания денег задержка платежей оборачивалась реальными экономическими выгодами. Теперь же проблема глубже: нехватку оборотных средств компании не могут компенсировать кредитами, которые трудно получить в условиях кризиса,

подчеркивает Николаев. Кроме того, резкое падение спроса сразу отражается на объемах производства и реализации продукции.

Ряд крупных предприятий уже приостановили платежи за поставки товаров и предоставление услуг своим контрагентам — малым и средним предприятиям. Так, например, на сайте Объединения предпринимательских организаций России (ОПОРА) представитель компании АКОС пишет, что с «августа 2008 года полностью прекратили оплату за поставленные по договорам оборудование и материалы алюминиевые заводы северо-запада, входящие в структуру «Русала». Проблемы коснулись самых разных отраслей.

«Все рассчитывали на постоянный экономический рост, инвестиционные программы закладывались с перегибами»,

— объясняет вице-президент ОПОРА Владислав Корочкин. Даже ряд действующих заказов от оборонки и муниципальных предприятий не оплачивается в срок, потому что на это просто нет средств, сетует он.

Кардинально справиться с проблемой в нынешних условиях невозможно, поскольку неплатежи являются своеобразным механизмом защиты бизнеса в период кризиса, констатируют эксперты. «Один из путей решения — кредитование предприятий со стороны государства», — полагает Гуляев. Но опыт показывает, что неплатежи сами «сойдут на нет», только когда экономическая ситуация стабилизируется, уверен Николаев. Гуляев надеется на первые признаки улучшения уже во второй половине этого года, по мнению Николаева, на выход из кризиса может потребоваться 2–3 года.