Выводы комплексной экспертизы по делу о «пьяном мальчике» удовлетворили следствие

Vk.com/Shutterstock

Следователь, ведущий расследование ДТП в Балашихе, в котором погиб шестилетний мальчик, согласился с выводами комплексной автотехнической экспертизы о том, что именно действия 31-летний автомобилистки Ольги Алисовой привели к аварии. Такие выводы содержатся в материалах уголовного дела, с которым в настоящее время знакомятся стороны. Об этом «Газете.Ru» рассказали в коллегии адвокатов Павла Астахова, специалисты которой занимаются защитой интересов отца мальчика Романа Шимко.

«Следователь согласился с результатами проведенной ранее комплексной экспертизы, — рассказали «Газете.Ru» в коллегии адвокатов. – В материалах дела указано, что Алисова могла видеть ребенка и применить экстренное торможение, однако этого не сделала. Согласно комплексной экспертизе, падение ребенка на асфальт перед машиной исключается, он был именно сбит. У защиты была версия о том, что ребенок упал сам, лежал там и ждал Алисову, но экспертиза это полностью исключила. Ребенок погиб в результате наезда».

Реклама

Экспертиза проводилась комиссией с участием экспертов из ГБУЗ «Бюро СМЭ» Московской области и ЭКЦ ГУ МВД по Московской области.

В случае если Алисова будет признана виновной в ДТП, то, согласно ч.3 ст. 264 УК России, ей грозит до пяти лет лишения свободы.

Ранее взявшая под свою защиту автомобилистку Ольгу Алисову адвокат Наталья Куракина заявила в СМИ, что причиной гибели мальчика мог стать вовсе не наезд на него автомобиля, а некие события, которые последовали уже после столкновения. По ее словам, есть дополнительные обстоятельства в этом деле, которые пока нет возможности назвать.

«Я изучила повреждения на автомобиле и травмы на теле ребенка», — говорила Куракина. — Если сопоставить их, можно сделать вывод, что некоторые из повреждений мальчик получил в результате падения. Мальчик бежал по дорожке, которая заканчивается 12-сантиметровым бордюром. Он мог споткнуться, упасть. А так как он бежал между машин, Алисова его не видела. Он мог спрыгнуть — и оказаться под колесами. Да, моя подзащитная его задела. Но повреждения, которые она причинила, не были смертельными».

Отец погибшего мальчика Роман Шимко уверял, что аргументы адвоката Куракиной несостоятельны.