Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Смерть под колесами системы

В аварии в Брянске виновата система

1tv.ru
Неравенство на дорогах приводит к тому, что общество перестает верить в правосудие и переходит к самосуду. За гибель 3-летней Сони сбившую ее 20-летнюю девушку-водителя жители Брянска довели до попытки самоубийства, а дом ее матери охраняет ОМОН. А за политические лозунги на траурных митингах местная полиция проводит аресты.

В Брянске произошел социальный взрыв. Люди выходят на улицы и требуют правосудия, но не особо рассчитывая на власти – они готовы нести возмездие сами. Обезумевшая толпа не в состоянии разобраться в причинах, которые привели к взволновавшей город трагедии.

В маленьком городе произошла страшная авария – под колеса автомобиля на нерегулируемом пешеходном переходе попали маленькая девочка и ее мама. После ремонта дорожники не нанесли «зебру» на проезжую часть шестиполосного Московского проспекта. А гаишники вместо того, чтобы обеспечивать безопасность пешеходов, стояли за переходом и штрафовали разогнавшихся водителей. Анна Сивакова с трехлетней дочкой Соней перебегала дорогу, и в левом ряду ее сбила машина.

Водитель, 20-летняя Ирина Добржанская, стала третьей жертвой этой трагедии.

Неопытная Ирина со стажем вождения меньше года, конечно, превысила скорость и была недостаточно внимательна. И то, что ДТП произошло на пешеходном переходе, скорее всего, станет поводом для суда вынести обвинительное заключение. Но сейчас жизни Добржанской угрожает опасность, не меньшая, чем если бы она сама стояла посреди Московского проспекта.

Девушку не арестовали – и это возмутило общественность. Смерть людей в аварии всегда квалифицируется как убийство по неосторожности, поэтому говорить о том, что Ирина опасна для общественности, было бы чересчур. Она не была пьяна и превысила скорость не больше чем на 20–30 км\ч. Она пыталась предотвратить наезд – когда Анна с ребенком выскочили ей прямо под колеса, она изо всех сил ударила по тормозам, но расстояние было ничтожным и погасить скорость было уже невозможно. Она не скрылась с места трагедии, а выскочила на помощь людям и подбежала к ним, пока гаишники припаркованной рядом патрульной машины лениво шевелились. Она бросилась к ребенку, девочка умерла у нее на руках. Она полностью признала свою вину и готова понести наказание.

Но все же жители Брянска звонили ей и ее матери и говорили, что убьют Ирину, закидают камнями и сожгут ее дом, если она не покончит с собой. И Ирина попыталась это сделать — наглоталась таблеток. От смерти ее спасла мать.

Сейчас Добржанская лежит в психиатрической больнице, и врачи держат ее на транквилизаторах. Ее семья и дом находятся под охраной ОМОНа, потому что угрозы продолжают поступать. Ее мать извинилась перед родственниками пострадавших и собирается взять кредит, чтобы оплатить лечение Анны, не дожидаясь решения суда. Но траурные митинги с обещаниями расправы продолжаются.

У неадекватной и жесткой реакции общественности есть две причины.

Во-первых, до эпохи тотального использования видеорегистраторов, узнав об аварии, люди не могли себе представить, как это происходит на самом деле. А кадры с места аварии действительно парализуют своей натуралистичностью.

Первая обнародованная запись была сделана с регистратора автобуса. В кабине слышна музыка, играет какой-то блатняк. Движение на улице довольно интенсивное. На обочине стоит хорошо одетая молодая мама с трогательной малышкой, она шагает на проезжую часть, обходит пропускающий ее автобус, чуть замешкавшись, проходит следующий ряд, где ее тоже пропускают, и направляется дальше к газону на разделительной полосе. В последнюю секунду она ускоряет шаг, и девочка семенит за ней. Внезапно тело мамы подбрасывает на несколько метров вверх, а белый комочек – маленькая девочка — катится по проезжей части. Сбивший людей VW Passat врезается в припаркованный за переходом автомобиль ДПС, а молоденькая девушка-водитель в короткой юбке бежит на помощь пострадавшим. Автобус медленно объезжает место аварии, в кабине продолжает играть музыка.

Вторая запись – из патрульной машины — появилась позже. И на ней лучше видно, что Анна шагает в третий ряд, не убедившись, что там нет машин, и не обеспечив безопасность себе и ребенку. Но это не снимает вины с Ирины.

У увидевших такое людей включается вновь приобретенный рефлекс, он же вторая причина, — страх, что виновный уйдет от ответственности.

Ситуации, когда «блатные» сбивают людей, совершают аварии, выезжают на встречную полосу и уходят от суда, получают отсрочку, фальсифицируют материалы дела, происходят так часто, что другого исхода такой аварии, кажется, никто не предполагает. Жители Брянска обрушили весь свой страх и чувство беспомощности перед беззаконием на Ирину и ее семью.

Остановиться и задуматься над системными проблемами, которые привели к трагедии, они уже не в силах. Требуя «закрыть» девушку, они не требуют установить светофор на оживленной трассе. Они не спрашивают, почему две машины ДПС (вторая на противоположной стороне), вместо того чтобы встать перед переходом и останавливать поток, пропуская пешеходов, стоят с камерой и снимают нарушения. Почему, в конце концов, там нет разметки, хотя асфальт уже положен, — куда смотрят дорожники и обслуживающая компания? А когда несколько престарелых коммунистов на траурном митинге начинают винить в аварии систему, руководство города и политиков, остальные шикают на них: «Что вы тут устраиваете?! О девочке подумайте!» И когда полицейские арестовывают пенсионеров и заталкивают их в автозак, никто не протестует.