Пенсионный советник

Приговор, притянутый автокраном

Водителя «реактивного» троллейбуса признали виновным в наезде на пешехода

Роман Кондратьев 21.05.2011, 15:05
Троллейбусы в кировском депо Oleg13/transphoto.ru
Троллейбусы в кировском депо

Вятские полицейские действуют по милицейским шаблонам: водителя кировского троллейбуса обвинили в наезде на 13-летнюю девочку, которая спустя несколько часов скончалась в больнице, и осудили. Большинство очевидцев, однако, утверждают, что женщина невиновна, но суд прислушался только к свидетелю обвинения, который к тому же постоянно путался в показаниях.

Ленинский районный суд Кирова вынес обвинительный приговор водителю троллейбуса Марине Ногиной, которая, как утверждало следствие, 20 января сбила на пешеходном переходе 13-летнюю Алису Суворову. Девочка скончалась в больнице от полученных травм, а дело получило большой резонанс из-за количества свидетелей, утверждающих, что истинный виновник ДТП – неизвестный серый автомобиль.

Трагедия произошла в 7.40 (мск) на перекрестке улиц Карла Маркса и Милицейской. Алиса Суворова переходила дорогу на разрешающий сигнал светофора и в этот момент была сбита неизвестным водителем, который скрылся с места ДТП. Через неделю Управление ГИБДД по Кировской области объявило, что в результате оперативно-следственных мероприятий удалось установить виновника. Им, по версии полицейских, оказалась водитель троллейбуса № 1 Марина Ногина.

Сама Ногина неоднократно уверяла, что проехала этот перекресток за несколько минут до того, как случилось ДТП, и рассказывает о грубом давлении со стороны следователей и оскорблениях сексуального характера. Защита женщины указывает на тот факт, что первоначально в ориентировке ГИБДД присутствовал автомобиль серого цвета, однако позже эта ориентировка исчезла.

«Они говорили мне, что кишки девочки намотаны на колеса троллейбуса, чтобы я не отпиралась, а во всем призналась, иначе они меня «закатают» по полной программе. А когда я пыталась кричать, угрожали вызвать родителей погибшей девочки, чтобы те разорвали меня на куски», — цитирует «Новая газета» слова Ногиной.

Когда водитель троллейбуса, которая во время первых допросов фигурировала в деле в качестве свидетеля, обратилась в Управление собственной безопасности МВД с жалобой на действия полицейских, на следующий день ее пригласили в убойный отдел, где издевательства продолжились.

Следствие тем временем опирается на показания свидетеля, водителя автокрана Александра Владыкина, который якобы в момент ДТП проезжал по встречной полосе. Согласно показаниям, троллейбус сбил ребенка, переехал его, а затем продолжил следование. Факт, что свидетель обвинения также продолжил движение, а не вызвал «скорую помощь», Владыкин объясняет тем, что поток был очень плотным и, если бы он включил «аварийку» и остановился, «водители его бы со света сжили».

Владыкин неоднократно давал интервью местным СМИ и каждый раз кардинально менял показания. Троллейбус, по версии водителя автокрана, сначала поворачивал на перекрестке, но через некоторое время Владыкин стал утверждать, что Марина Ногина ехала прямо. Сигнал светофора также меняется с красного на зеленый и наоборот.

Две недели назад суд допрашивал судмедэксперта, который показал, что, судя по характеру травм, девочку сбило транспортное средство, которое двигалось по противоположной троллейбусу полосе. В пользу невиновности Ногиной говорил и технический осмотр машины. Ни на колесах, ни в арках, ни на выступающих в нижней части троллейбуса реостатах не было найдено частиц крови, кожи или одежды, принадлежавшей сбитой девочке. Несколько человек, находившихся в районе перекрестка в момент ДТП, утверждают, что слышали сильный хлопок и видели быстро уезжающий легковой автомобиль, однако троллейбуса на перекрестке не было.

Тем не менее, заслушав все доводы сторон, суд постановил признать Ногину виновной по ч. 3 ст. 264 УК РФ – «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека». Максимальное наказание по этой статье достигает пяти лет лишения свободы. Ногина получила 2,5 года в колонии-поселении с запретом на право управлять транспортными средствами на 3 года. Под стражу в зале суда ее не взяли, предоставив осужденной самостоятельно добираться до места заключения.

Ногина свою вину не признала, ее защита будет обжаловать приговор.

Коллеги Ногиной написали заявление в Следственное управление СК по Кировской области, отметив, что троллейбус, которым управляла женщина, не мог сбить девочку насмерть, поскольку скорость его на перекрестке была небольшой. «Он не мог двигаться быстрее 10–15 км/ч, поскольку, во-первых, не успел бы еще набрать скорость, отъезжая от остановки, а во-вторых, потому что сразу за перекрестком находится стрелка — место, где провода с улицы Милицейской соединяются с проводами, проложенными по улице Карла Маркса. Если бы транспорт пролетел это место на большой скорости, то у него бы просто отлетели «башмаки» и штанги, пришлось бы резко тормозить, тогда в травматологии бы оказалась большая часть пассажиров», — передает Newsru.com слова одного из водителей.