Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пикет с макетом

Репортаж с митингов рабочих «Форда» в Питере

Никита Зея, Санкт-Петербург 13.12.2007, 22:10

Вечером в четверг рабочие завода Ford провели митинг возле одного из автосалонов Петербурга. Репортаж с места событий. На парковке возле центра люди соорудили картонный «автомобиль» Ford, символизирующий машины, которые собирают штрейкбрехеры.

Пикет проходил у дилерского центра «Форда» – «Аларм Моторс». На углу проспекта Просвещения и Выборгского шоссе. Рядом расположены центры «Ниссана» и «Судзуки». Организатором был профсоюзный Комитет солидарных действий (КСД), поэтому в пикете участвовали представители других профсоюзов – Электросилы, ЛМЗ.

Участники собирались поодиночке, некоторые тут же знакомились: «Вы на пикет?»

Руководство компании-дилера было заранее извещено о проводимой акции. В дверях автоцентра мерзли двое охранников.

Со второго этажа за прибывающими пикетчиками наблюдали трое мужчин в дорогих костюмах. В половину шестого на место прибыл Вадим Большаков, представитель КСД, главный заводила. Тут же выяснилось, что управляющий дилерского магазина пригрозил вызвать милицию. Профсоюзы получили разрешение на акцию у дома 23/1 по Выборгскому шоссе. Однако дилеры настаивали на том, чтобы пикетчики покинули частные владения и переместились на два метра подальше, на муниципальную территорию.

Невзирая на это, Большаков скомандовал: «Собираем «Форд». Трое пикетчиков принялись быстро сооружать макет машины из принесенных с собой «деталей» – картонных коробочных листов.

Остальным организаторы раздавали свистки. Через десять минут макет с нарисованными фломастером окнами и дверями, склеили скотчем и поставили в ряд с настоящими «Фордами», припаркованными у автоцентра. Охранники внимательно наблюдали за «сборкой», но не вмешались.

«Это последний писк моды! – громко и торжественно объявил Большаков, указывая на макет. – Машина выпущена во время забастовки. Возникает вопрос: кто же контролирует ее качество? Ведь бастует вся служба контроля! Но сейчас машина будет приводиться в действие!»

Под оглушающий свист в картонный макет Форда полезла симпатичная девушка в пестром свитере. Она посидела в нем минуты две.
«Давай вылезай! – приказал ей Большаков. — Хватит разваливать!»
«Ой, она уже валится», – смеялась девушка.
«Вы, наверное, все знаете имя генерального директора «Форда» – Штрайта? – продолжал руководить парадом Большаков. – Давайте проскандируем: Штрайта на конвейер!»

Около 40 пикетчиков с удовольствием подхватили этот лозунг. А затем и следующий: «Форд» бастует за всех!» Скандирование сопровождалось непрерывным свистом. Таким, что охранники схватились за уши.

«За время забастовки Форд потерял 13 млн долларов! – пытались перекричать свистки организаторы. – Столько они теряют, чтобы не платить рабочим! И вот такие машины выпускают сейчас штрейкбрехеры! Вот видите? Она стоит 18 тысяч долларов. Кто хочет ее купить? Аукцион!

«Какое 18 тысяч? У меня 20 рублей на проезд нету, – ответила женщина в оранжевом платке».

Торг тем временем продолжался.
«Минус 200 рублей даю», – заорал парнишка в рабочей куртке.
«Минус 20!»
«Минус 50! Вы мне еще должны!»
«Машина продана, – объявил Большаков. – А сейчас мы два раза обойдем вокруг!»

Толпа двинулась вдоль автоцентра. За витринами посетители побросали все покупательские дела и удивленно вперились в процессию.
Пикетчики тем временем окончательно доломали картонный макет, подняли таблички с лозунгами «Да переговорам!», «Нет репрессиям!», «Руки прочь от рабочих «Форда!», «Позор штрейкбрехерам!» и пошли вокруг, скандируя: «Пока мы едины, мы непобедимы».

Сделав круг, толпа остановилась, проскандировала «Долой стачколомов!» и на время затихла, негромко переговариваясь.

Большаков озабоченно покопался в мобильном телефоне и объявил:
– Администрация Форда говорит дилерам, что забастовка идет, но машины выходят качественные. Мы должны звонить в администрацию. Это их административный ресурс. Мы должны занять их время. И дилерам тоже надо звонить, этим девушкам, которые сидят на телефоне и обманывают покупателей, продавая некачественные машины.

– Ну, блин, им же платят за это, зарплата их… – возразил кто-то робко.

«Сейчас у нас минутка тишины и покоя. Давайте звонить», – не обратил внимания на реплику Вадим Большаков.

Пикетчики достали мобильники и принялись названивать в администрацию и петербургским дилерам «Форда». Списки телефонов раздавали прямо на месте. Вслух обменивались результатами.
«А тут автоотвечик!»
«И что там говорят?»
«Там приветствуют…»

Некоторые все же дозванивались.
«Скажите, пожалуйста, у вас «Фокусы» продаются? А продаются машины, которые выпускаются во время забастовки? А говорят, у них качество плохое, я боюсь, что мне туфту подсунут».

«Вот у салона «Аларм Моторс» стоит разваленная машина «Форда», – веселился хорошо одетый парень. – Безобразие!»

«Я дозвонился до этой фигни! – торжественно провозгласил пикетчик, указывая на витрины салона. – Мне там сказали, что на «Форде» бастуют всего 30 рабочих! И что все машины проходят контроль качества!»

«Врут! – подхватила толпа. – Ка-чест-во! Бас-ту-ем!»

«Сейчас наши делегаты отнесут послание руководству салона! Поддержим их!» – выкрикнул Большаков. Делегаты двинулись к старшим менеджерам салона. Двое мужчин на крылечке спокойно ждали их, скрестив руки. Брать петиции они отказались.

«Ну что, вызвали милицию?» — спросили у них.
«Конечно!» – ответили менеджеры. На этом диалог закончился.
«Если бы все это имело какую-то ценность. Мне жаль этих людей. Это люди, которым хорошо заплатили», – сказал корреспонденту «Газеты.Ru» один из управляющих салона. Представиться он отказался.

Вернувшиеся делегаты тем временем рассказали пикетчикам об отказе менеджеров.

«По-зор! По-зор!» – взревели те.

Манифестанты прошли еще кружок протеста, призывая «Рабочим --зарплату!», после чего представитель «Форда», кладовщик Сергей Ермилов, рассказал о том, что происходит на заводе.

«Переговоры идут ни о чем, – сказал он. – Не удается конкретно договориться. Вчера была попытка зайти на завод. Некоторые прорвались. Я и Саша Косицын в том числе. Ну, что мы видели и слышали. На некоторых станциях работает всего один человек. Много сомневающихся, которые хотят примкнуть к нам. Ну, когда мы проникли. Хотели получить кто зарплатные листочки, кто квиточки об учебных отпусках… администрация, значит, вызвала милицию из Всеволожска и ОМОН из Питера.

ОМОН по нашей информации на полпути развернули.

А милиция приехала, посмотрела — ничего такого не происходит – и уехала. Бастует приблизительно 600 человек. В общем, половина – штрейкбрехеры, половина –бастовщики. Многие на больняках (специально взяли), многие в учебных отпусках. Завтра в 8 утра мы собираемся, и по ходу переговоров решим, что делать. На сейчас выпущено 79 машин «окейных».

«Качество, говорят, ужасное», – перебил Ермилова кто-то из пикетчиков.
«Да, с качеством проблемы, встречались с начальником кузовного цеха, лица на ней не было. Тяжело смотреть. Очень было много дефектов по кузовному цеху. Два кузова в «скреп». Они спрятали их. Все «неокейные» машины прячут на заводе «Дизель», с глаз долой чтобы. Работники офисные стоят на линии многие. Народа не хватает. Про нас скажу. Люди остались без денег перед Новым годом. Но настроение боевое. Говорят: что делать, будем занимать. Помощь нам идет. Из России и из-за рубежа. Пока не буду говорить какая».

После этого спича пикетчики собирались уже, было, расходиться, но тут возникла милиция. В лице одного штатского и двух в форме – майора и капитана.

Выяснив, что документы у пикетчиков согласованы, милиция не стала никого задерживать.

«Надо по-умному делать, – пошутил майор. – Дорогу бы перегородили. Вот у нас в ГУВД профсоюзов нет, а я и то знаю, что делать».
«Это подстрекательство», – отшутились пикетчики. Растоптанный макет они бросили у автоцентра, но потом, по настоянию милиции, все-таки забрали с собой.

«Да расходятся уже они, – общался человек в штатском с кем-то по телефону. — Кто-кто. Ты что, телевизор не смотришь?»