Вертолеты против пионеров

В Санкт-Петербурге прошел «Марш несогласных»

Никита Зея (Санкт-Петербург) 16.04.2007, 10:19

На «Марш несогласных» в Санкт-Петербурге собралась, в основном, милиция. Омоновцев было 8 тысяч, демонстрантов — раз в 10 меньше. Акция, длившаяся три часа, завершилась дракой с ОМОНом, который не хотел выпускать людей с Пионерской площади, и массовыми задержаниями. С воздуха милицию поддерживали два вертолета.

По плану участники «Марша несогласных» должны были собраться в полдень на Пионерской площади. Затем выйти на улицу Марата, дойти до Невского проспекта, свернуть на Суворовский проспект и отправиться к Смольному. Длина маршрута составляет пять километров. Опираясь на опыт предыдущего марша, организаторы намеревались привлечь к акции прохожих. Власти дали разрешение собраться на Пионерской площади, но запретили идти к Смольному. Администрация города обосновала свой отказ выбором маршрута, который «проходит по территории, непосредственно прилегающей к Арбитражному и Уставному судам Санкт-Петербурга», что не допускается законом.

Силовые структуры получили приказ блокировать марширующих на Пионерской площади.

Уже с 9 утра в Санкт-Петербурге были перекрыты все подходы к месту проведения «Марша несогласных». Милиция выставила два кольца оцепления. Первое перекрывало непосредственно Пионерскую площадь. Второе — весь квартал по периметру. На Загородном проспекте, улице Марата, Звенигородской улице и Введенском канале на тротуарах стояли омоновцы и бойцы внутренних войск. Автомобильное движение было перекрыто, эвакуаторы убирали припаркованные автомобили.

В качестве дополнительных кордонов на улицы выставили пустые пассажирские автобусы, технику городского ЖКХ, грузовики ОМОНа и внутренние войска. В небе над площадью барражировали два вертолета, на борту которых была надпись «Милиция».

За Театром юного зрителя им. Брянцева, который находится на Пионерской площади, дежурили две водометные машины. По данным «Газеты.Ru», «несогласным» противостояли около 8 тысяч стражей порядка, включая бойцов внутренних войск Северо-Западного округа и ОМОНа из других регионов России.

Народ стал подтягиваться на площадь уже к 11 утра. Вся площадь была обнесена оградой, вдоль которой в три ряда расположились омоновцы и солдаты ВВ. Милиция оставила лишь несколько проходов, установив в них стационарные металлоискатели. Если «рамка» звенела, гражданам приходилось выворачивать карманы.

К 12 часам у памятника Грибоедову под флагами «Яблока», ОГФ, «Обороны», НДС, «Пора» и нацболов собралось приблизительно 500 человек. Еще человек 200 предпочли остаться за пределами площади, наблюдая за происходящим со стороны. Малочисленность митинга объясняли по-разному. «Тогда только-только прошли выборы в закс, а «Яблоко» сняли. В Петербурге за них голосуют многие, поэтому у людей было сильное чувство обиды. А сейчас недовольство спало», — рассказал «Газете.Ru» участник митинга Владимир Драгачев, сказавший, что по профессии он дворник.

В руках участники «Марша» держали плакаты с лозунгами. «Господа чиновники, это не ваш город», «Петербург — не Валин Бург», «Петербург в Европу, Матвиенко в жопу», «Вся власть народу», «Питер — город дольщиков без прав», «Хватит грабить народ».

На митинге присутствовали главный нацбол Эдуард Лимонов, лидер «Авангарда красной молодежи» Сергей Удальцов, руководитель петербургского «Яблока» Максим Резник, председатель московского отделения ОГФ Александр Рыклин, экс-депутаты петербургского законодательного собрания Сергей Гуляев и Наталья Евдокимова.

Нацболы призывали к революции, а «яблочники» — к региональным депутатским перевыборам и запрету строительства газпромовской башни. Все вместе опасались провокаторов. «Смотрите внимательно, кто какие плакаты поднимает. Березовские нам не нужны!» — кричал в мегафон экс-депутат петербургского законодательного собрания Сергей Гуляев. «Я опровергаю то, что марш в Москве не удался. Тысячи людей смогли пройти по Пушкинской площади», — сказал Лимонов и потребовал отставки президента и правительства, а также свободных выборов в 2007 году. Сергей Удальцов заявил о создании «национально-освободительного движения».

«Вы должны быть благодарны вашим начальникам за то, что они дали вам возможность услышать, что думает народ», — обратился к милиционерам Максим Резник.

После каждого выступления толпа начинала скандировать «Это наш город!», «Революция! Революция!», «Позор! Позор!» Митинг прошел без всяких эксцессов и завершился около 13.30. Под конец организаторы зачитали резолюцию марша. В ней говорилось, что «власть напугана пробуждением гражданского общества в России», поэтому она «напрягает все свои пропагандистские мускулы» и «истерически заслоняется эшелонами ОМОНа». «Забурлившие по всей стране» (три города России, правда, самых богатых) марши были названы «началом становления истинной демократии». Прозвучали требования отправить в отставку председателя комитета по законности и правопорядку Леонида Богданова (этот комитет рассматривает заявки на проведение митингов в Петербурге. — «Газета.Ru»), признать выборы в петербургское законодательное собрание нелегитимными, упразднить цензуру и отказаться от строительства газпромовского здания.

Понимая, что через многочисленные кордоны не пробиться, организаторы не стали призывать собравшихся к шествию. Но заметили, что «у народа нельзя отнять право на марш».

Милиционеры оставили свободным лишь коридор к станции метро Пушкинская и Витебскому вокзалу. Около 200 человек вышли по нему на Загородный проспект, развернули флаги и направились к вокзалу. Туда они дошли беспрепятственно. Но такой вариант, видимо, был предусмотрен силовиками. Со стороны Введенского канала выдвинулись омоновцы и преградили манифестантам дорогу. Центральный вход Витебского вокзала немедленно закрыли. Толпа принялась скандировать лозунги. Появились милиционеры с собаками.

Минут десять омоновцы ничего не предпринимали, ожидая подкрепления — коллег с Пионерской площади.

Когда в ОМОН полетели пустые бутылки, бойцы ворвались в ряды манифестантов и принялись бить их резиновыми дубинками.

Сопротивлявшихся (в основном, АКМовцев и нацболов) поволокли к пустым рейсовым автобусам, предусмотрительно собранным у вокзала. Милиционеры посчитали, что им не хватит машин для задержанных, поэтому накануне договорились с руководством петербургского «Пассажиравтотранса» о предоставлении транспорта. Прохожие кричали им вслед «Фашисты!». Особенно усердствовали пенсионеры. Иногда они даже пытались отбить у омоновцев очередного задержанного.

«Как вам не стыдно! Мы за этот город воевали не для того, чтобы вы невинных людей били! — кричали старики. Иногда милиционеры ввязывались в словесную перепалку. «Я тоже воевал!» — доказывал майор-омоновец наседавшему на него пенсионеру. Одному из задержанных, примерно 60 лет, стало плохо с сердцем. Врачи «скорой» вывели его из автобуса и увезли в больницу.

Тем временем омоновцы продолжали попытки рассеять толпу у вокзала с помощью щитов и дубинок. Людей пытались вытеснить в сторону станции метро Пушкинская и Витебского сада. Под горячую руку попали несколько журналистов, хотя на них были жилеты с надписью «Пресса». По голове ударили фотографа европейского агентства ЕАП Анатолия Мальцева. Еще нескольких журналистов отволокли в автобусы, но их коллеги сообщили об этом сотрудникам пресс-службы ГУВД, и те освободили задержанных.

Пострадал экс-депутат Сергей Гуляев, которому омоновцы, по предварительным данным, сломали руку. С сотрясением мозга увезли в больницу члена бюро партии «Яблоко» Ольгу Цепилову.

Через полчаса около сотни оставшихся манифестантов все-таки оттеснили в Витебский сад напротив вокзала, где они постепенно рассеялись. Было восстановлено движение по Загородному проспекту и открыт Витебский вокзал. Марш завершился к 15.30. По информации петербургского «Яблока», в милиции оказались несколько сотен участников марша, десятки были избиты.

Были задержаны лидеры партий и организаций, участвовавших в марше, в том числе Лимонов. После марша он успел только дойти до съемной квартиры на Загородном проспекте, в которую вскоре ворвались омоновцы. Лимонова продержали в милиции до позднего вечера. Он обвиняется по двум статьям административного кодекса — «Неподчинение сотруднику милиции» и «Организация несанкционированной акции». Суд над Лимоновым состоится 26 апреля. Кроме лидера нацболов, в милицию попал «яблочник» Максим Резник, которого остановили на выходе с Пионерской площади.