Скинхедов взяли под белые руки

Обидчики продюссера НТВ проведут полтора года в колонии

Андрей Стенин  Фото автора 12.07.2006, 13:40

Тверской суд Москвы приговорил двух скинхедов, избивших продюсера НТВ Эльхана Мирзоева, к полутора годам колонии-поселения. Приятелей взяли под стражу в зале суда. Ни скинхеды, ни прокуратура, ни сам пострадавший не ожидали столь жесткого приговора.

В среду Тверской суд Москвы вынес приговор двум москвичам, избившим продюсера НТВ Эльхана Мирзоева по национальному признаку. Как сообщала «Газета.Ru», азербайджанца Мирзоева 20-летние Виталий Голиков и Владислав Баркетов случайно встретили в полуночном метро 3 апреля 2006 года. Охранник ЧОП Баркетов был одет, по словам журналиста, «как одеваются скинхеды» (камуфлированные брюки, солдатские ботинки-берцы и «бомбер» — короткую куртку без воротника). Увидев одинокого кавказца, Баркетов стал излагать ему идеи национал-социалистического толка, после чего спросил напрямик: почему он, «чурка», живет в «белом городе» Москве. Потом азербайджанец почувствовал, что ему на голову льется пиво. Он встал и ударил по лицу Виталия Голикова, стоявшего с подругой, а тот сразу ответил ему ударом пивной бутылки по голове.

Эльхана Мирзоева приятели некоторое время били, а потом выбросили на станции «Охотный ряд».

При этом Мирзоев запомнил, что приятели подбадривали друг друга криками «Бей черного! Бей чурку!».

Вероятнее всего, инцидент не получил бы никакого развития, если бы избитый не оказался продюсером НТВ. Получивший ссадины головы, Эльхан Мирзоев вызвал на место происшествия дежурную съемочную группу телеканала – сюжет об избиении журналиста скинхедами несколько дней показывали по НТВ, сопровождая фотороботами преступников. В результате правоохранительные органы не имели возможности не заметить столь явные сигналы. Уголовное дело прокуратура столичного метрополитена завела по ст. 115 («Причинение легкого вреда здоровью») и ст. 282 («Действия, направленные на возбуждение национальной вражды») УК России. Поразительно быстро были задержаны подозреваемые – один из них при проходе через турникеты воспользовался БСК (бесконтактной смарт-картой), номер которой запомнила система. После допросов, на которых Голиков и Баркетов сознались в содеянном, оба были отпущены под подписку о невыезде.

Процесс по делу начался в начале июля и занял два дня. На прениях сторон, которые прошли в понедельник 10 июля, представитель прокуратуры Елена Савина просила назначить обоим подсудимым условное наказание в виде двух лет лишения свободы. Представитель Мирзоева Татьяна Ножкина воззвала к «справедливому приговору», не вдаваясь в конкретику. Эльхан Мирзоев заявил, что все-таки надеется на реальный срок заключения для обидчиков. Оба адвоката Голикова и Баркетова обратились к суду с просьбой исключить из обвинения ст. 282 (разжигание розни) и осудить «хулиганов» только за нанесение легких телесных повреждений (это деяние обвинение оценило в 10 тыс. рублей штрафа). Подсудимые же в последнем слове еще раз извинились за поступок, попросили судью не лишать их свободы, после чего с легким сердцем вместе с друзьями еще некоторые время бродили по окрестностям Тверского суда в поисках холодного пива.

В день вынесения приговора подсудимых, похоже, больше всего волновало, что их лица будут показаны по федеральным телеканалам.

При виде топчущихся на улице репортеров Баркетов смутился, вернулся за угол и там выкурил сигарету (как позже стало ясно, последнюю на воле). Голиков же вместе с подругой сделал вид, что он просто шел мимо. Оба скинхеда оделись как выпускники средней школы – в белые рубашки, черные брюки и туфли.

На оглашение приговора журналисты попасть не смогли благодаря чьей-то дьявольской хитрости: ровно в 9.00 выходящая на улицу дверь суда открылась (официальное время начала работы российских судов) – и точно в это же время створки зала судебных заседания закрылись (оглашение было назначено на 9.00), и там судья Сташина стала быстро зачитывать приговор. Журналисты, не успевшие преодолеть три лестничных пролета менее чем за секунду, отведенную им администрацией, получили возможность освещать работу судебного пристава, который караулил дверь с лицом человека, выполняющего работу государственной важности.

Зачитывание приговора продолжалось полчаса. К тому времени у зала появились четверо милиционеров из конвойного полка ГУВД Москвы. Когда подсудимые случайно заметили, как те играют наручниками, в их глазах зародилась тоска.

Мрачные ожидания подтвердились: судья Елена Сташина вынесла приговор более суровый, чем просило гособвинение, – 1,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

При этом она исключила из обвинения ст. 115 (причинение легких повреждений), поскольку посчитала, что диспозиция ст. 282 (возбуждение национальной вражды с применением насилия) ее полностью поглощает. Милиционеры вошли в зал, заковали Баркетова и Голикова в наручники и отвели в конвойное помещение. В одно из СИЗО Москвы осужденные, впрочем, отправились не сразу – их увели в конвойное помещение, ждать автозака — тот приехал лишь через несколько часов.

«Они не ожидали такого приговора, были в шоке. Практически со слезами на глазах и потеряли дар речи», — сказала представитель Мирзоева Татьяна Ножкина. По ее мнению, при назначении наказания суд учел желание пострадавшего видеть Голикова и Баркетова за решеткой. Решения суда не ждали и в прокуратуре метрополитена – гособвинитель Елена Савина определила приговор как «жесткий», но тут же добавила, что если прокуратура и будет его обжаловать, то «сомневаюсь, что в плане смягчения».

«Я удовлетворен как гражданин, как налогоплательщик, — сказал Эльхан Мирзоев. — Я считаю, что срок достаточный».

Адвокаты осужденных заявили, что решение об обжаловании приговора будет принято после встречи с клиентами.