Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«В этом автобусе демократия закончилась»

Подмосковный ОМОН показал журналистам, где кончается демократия

Андрей Стенин;  Фото: Константин Куцылло 29.05.2006, 16:35

Захваченные во время гей-парада в Москве журналисты будут судиться с ОМОНом. О том, как ОМОН во время гей-шествия разгонял журналистов, а милиция работала с задержанными — в репортаже одного из пострадавших — корреспондента «Газеты.Ru» Андрея Стенина.

Начиная с 15 часов субботы на Тверской площади перед мэрией бушевал хаос. Затеявшие несанкционированную акцию гомосексуалисты (половину из которых составляли иностранцы), рискнувшие прийти на площадь после публичных угроз ультра-патриотов, были напуганы и жались к милицейским автобусам, думая, что там будут в безопасности. Со стороны Манежной площади с воинственными криками шла толпа скинхедов (в руках пластиковые бутылки с водой, работающие как дубинки) и «православных» с нагайками. ОМОН беспрепятственно пропустил их на площадь, и скинхеды стали задирать и бить гомосексуалистов. Милиция бесцельно маневрировала по площади, срывая злость на корреспондентах и вызывающе одетых геях.

С фотокамерой я присел на тротуаре возле книжного магазина «Москва», чтобы снять, как группа молодых националистов «патрулирует» площадь в поисках врагов. В этот момент в рамке я увидел приближающуюся руку. Молодой омоновец в каске, закрыв объектив, приказал мне «убираться с места проведения спецоперации». Ответив ему, что я журналист, я на всякий случай подождал, когда раздраженный боец удалится, и снова нацелился на скинхедов. Но оказалось, что страж порядка наблюдал за мной. Подскочив ко мне, он потащил меня в автобус с рычанием, что я незаконно снимал «сотрудников спецподразделений». В салоне он приказал стереть фотоснимки.

На ответ: «Я журналист и выполняю свою работу» — омоновец, не снимая шлема, нанес мне два удара – в грудь и по лицу. «Стирай», — приказал он.

Когда снимки были удалены, он отправился ловить новых нарушителей порядка. Девушка-фотокорреспондент по инициативе ОМОНа также стерла фотоснимки.

Вскоре в автобус влетели двое худых мальчиков. На них болтались штаны, на майке с надписью «You`re heart is me» висели брелоки-значки-цепочки, а волосы были покрашены и усыпаны блестками. Задержанные сильно дрожали, от них пахло духами. Несколько скинхедов, сидевших в салоне, скривились при виде «пидоров». Впрочем, после нескольких ударов ОМОНа один из скинхедов смирился с необходимостью прижиматься телом к «воняющим существам» — в автобусе было тесно.

Через минуту в том же автобусе оказался журналист «Русского Newsweek» Айдар Бурибаев, который не успел уйти с площади, чтобы писать репортаж. «Останавливает меня прапорщик, требует показать документы. Даю ему редакционное удостоверение, потом паспорт. А он без объяснения причин берет меня под локоток и в автобус», — недоумевал журналист.

«Товарищ лейтенант, — обратились мы к молодому бойцу, старшему группы. — Нас бьют, заставляют сидеть на корточках. Задержали журналистов, заставили стереть фотоснимки. Вмешайтесь в ситуацию».

«В этом автобусе демократия закончилась. Можете жаловаться куда хотите», — по-товарищески ответил лейтенант.

«На меня кто только не жаловался», — подхватил боец, сражавшийся с фотокорами.

В итоге в ОВД «Пресненский» прибыла разношерстная компания: лидер лесби-движения Евгения Дебрянская, несколько коротко стриженых лесбиянок, женственные молодые люди, мужественные молодые люди, журналисты, а также толстый мужчина, пытавшийся избить телеоператора RTVi Романа Супера, а уже позже, в отделении — и «нацмена» Бурибаева. Вместе с ним в милицию попала студентка журфака, которая пыталась защитить Супера от хулигана (ОМОН таких попыток не делал).

В ОВД «Пресненский» ОМОН выстроил всех вдоль стены в зале собраний, запретив прислоняться, разговаривать, отвечать на звонки мобильных телефонов.

При попытке журналиста Бурибаева тайно позвонить в редакцию, чтобы сообщить о том, где он находится, младший лейтенант заставил его встать лицом к стене в положении «парящий орел».

Дальше командир отряда обратил внимание на скинхедов, которых он окрестил «нацболами». «Пойдем, друг мой, нацбол», — с такими словами он куда-то уводил молодых людей по одному. Через несколько минут те возвращались погрустневшие.

Пока ОМОН развлекался с задержанными, пара сотрудников ОВД оформляла протоколы об административном правонарушении (20.2 КоАП, участие в несанкционированной акции). Часть задержанных были отпущены подозрительно рано, причем принцип отбора был труднообъясним – лесбиянка, гей, «прохожий», лидер националистического Русского общественного движения Константин Крылов. Журналистов отпустили последними, в 20.45.

Прощаясь с задержанными, ОМОН сделал единственный великодушный жест (кроме разрешения сходить под конвоем в туалет): Евгении Дебрянской командир группы дал 30 рублей на метро, чтобы та смогла добраться до оставшейся в центре города машины.

Как пояснили «Газете.Ru» источники в правоохранительных органах, в случае проведения массовых несанкционированных мероприятий задачей милиции является недопущение беспорядков и пресечение незаконных акций. В связи с этим, когда рядом с памятником Юрию Долгорукому появилась большая группа радикально настроенной молодежи, бойцы ОМОНа для пресечения действий молодых людей задержали наиболее активных из них.

То, что среди задержанных оказались журналисты, милиционеры объясняют тем, что для бойцов ОМОНа все, присутствующие в толпе, являются участниками незаконного мероприятия.

Дальнейшее разбирательство проходит уже в отделении милиции. Там задержание более чем на три часа милиционеры объясняют тем, что в ОВД было доставлено сразу большое количество людей. В связи с этим процедура разбирательства продлилась.

По данным «Газеты.Ru», в разгоне участников незаконных акций в центре столицы в минувшую субботу принимали участие бойцы ОМОНа из Москвы, Московской и Нижегородской областей. То, что в отношении журналиста применили силу, является должностным нарушением, однако, как отмечают в правоохранительных органах, во время пресечения массовых беспорядков милиционеры иногда прибегают к силовому давлению, если, по их мнению, «ситуация того требует».

Окончательное решение по поводу законности задержания журналистов и предъявления им обвинения в нарушении Административного кодекса должен теперь вынести суд. Но, по данным «Газеты.Ru», все пострадавшие при разгоне гей-парада журналисты собираются, не дожидаясь суда, подавать жалобу на действия ОМОНа в прокуратуру.