Обещают новые теракты

В среду Госдума вместе с силовыми министрами обсуждала ситуацию в Нальчике и на Северном Кавказе в целом. Главный вывод, к которому пришли на Охотном ряду, — новые теракты будут, и что с этим делать, непонятно.

Министров силового блока депутаты позвали еще в прошлую пятницу, сразу после того, как Нальчик был атакован боевиками. Приглашали премьера Михаила Фрадкова, глав МВД и ФСБ Рашида Нургалиева и Николая Патрушева, гепрокурора Владимира Устинова. Но Фрадков уехал в командировку и прислал вместо себя вице-премьера Александра Жукова, а след Патрушева и вовсе простыл уже давно. Директора ФСБ не было на встрече силовиков с президентом в прошлую пятницу, его, по данным сотрудников этого ведомства, нет на рабочем месте, наконец, не появился он и в Думе, прислав вместо себя главу службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Александра Брагина.

Странное исчезновение Патрушева из публичных сфер в кулуарах объясняют кто тем, что к главе ФСБ много претензий со стороны президента, кто больничным, а кто и тем и другим сразу.

Зато на Охотный ряд внезапно приехал полпред президента в Южном Федеральном округе Дмитрий Козак. Он в отличие от остальных выступавших побывал в Нальчике лично еще в день боев.

Получилось весьма странное мероприятие. Поговорив с депутатами в течение двух часов в закрытом режиме, все статусные лица полностью отказались от комментариев журналистам и покинули Охотный ряд, так и не сказав миру, что происходит на Кавказе и как они будут с этим бороться. Не все поняли и слушавшие их депутаты.

«Никакой внятной позиции я не услышал, — делился впечатлениями член ЛДПР Алексей Митрофанов. — Особенно удручил вице-премьер Жуков, который называл цифры бюджета как кассир, Александр Дмитриевич, кажется, так и не понял, что он не на очередном обсуждении бюджета». Митрофанов уточнил, что депутаты вместе с силовиками лишь 20% времени уделили собственно Нальчику, а в остальном говорили о проблемах региона в целом. «Парламент пока не справляется с задачей по совершенствованию законодательства о борьбе с терроризмом, мы не в США, где все необходимые законы приняли за месяц, мы топчемся на месте», — занимался самокритикой пришедший на заседание глава комиссии по расследованию теракта в Беслане, вице-спикер Совета федерации Александр Торшин. «Вчера напали на школу, сегодня на город, завтра на село, потом еще что-нибудь придумают. Силовики не гарантируют, что их (таких событий. — «Газета.Ru») не будет», — как-то безысходно сказал он. «Не надо пытаться в парламенте выяснить, кто за что отвечает, это совершенно бесполезно», — совсем уже непонятно добавил Торшин.

Тем не менее существенные факты по событиям в Нальчике, как оказалось, на заседании прозвучали.

Тот же Торшин, например, рассказал, что на заседании силовики сообщили о наличии у нападавших боевиков огнеметов промышленного производства. «Банда, напавшая на Нальчик, была хорошо вооружена и имела все виды легкого вооружения включая огнеметы, они производились явно не в подполье», — сообщил парламентарий.

Зампред комитета по безопасности Виктор Илюхин, в свою очередь, рассказал «Газете.Ru», что? по данным, которые привел за закрытыми дверями глава МВД Нургалиев, в нападении на Нальчик участвовали 12 групп, в каждой из которых было от 8 до 20 бандитов, и которые приехали в город на 19 машинах. Правда, сколько именно боевиков было и сколько из них поймано или убито, силовики сказать затруднились.

Не стало понятным и то, был ли в Нальчике Басаев и почему правоохранительные органы его упустили.

По словам Илюхина, генпрокурор Владимир Устинов пообещал депутатам, что более или менее четкая картина преступления станет ясна через месяц. Выступление министров Илюхин назвал «достаточно самокритичным». В частности, по его словам, представитель ФСБ Брагин признал недоработки в области упреждающих мер. «У нас очень большие потери в агентурных возможностях, — пояснил депутат, — боевики (на Кавказе. — «Газета.Ru») набрали огромную силу, подполье очень широкое, и сотрудники органов просто боятся проводить агентурные разработки, потому что боевики отлично знают, где живет работник спецслужб, его семья, родственники». «Проникнуть в руководство террористов необычайно сложно, потому что к себе они подпускают только тех, кто стал их кровниками и убил десятки людей», — добавил депутат, не став уточнять, в каком значении применено слово «кровник».

Не лучше обстоят дела и в деле экономического оздоровления Кавказа. Полдпред Дмитрий Козак, как рассказал «Газете.Ru» член комитета по безопасности Александр Хинштейн, привел на заседании неожиданные сведения.

Согласно словам Козака, одна из беднейших республик России — Дагестан — вышла на первое место по валютообменным операциям, обогнав даже Москву.

«При этом по общей сумме бюджетных субвенций и субсидий Дагестан занимает второе место, а по уровню жизни 76-е», — пересказал данные Козака Хинштейн, уточнив, что большая часть денег разворовывается коррумпированными чиновниками. Козак, по словам депутата, высказался за то, чтобы сломать сложившуюся на Кавказе клановую коррумпированную систему власти, но как именно это сделать, полпред не пояснил. Хинштейн также предположил, что следующим местом, где повторится что-то подобное нападению на Нальчик, может стать южный Дагестан: «Сейчас там работают группы МВД, они уже многое сделали, но если им не удастся довести начатое до конца, произойдет повторение событий а-ля Нальчик».

Что касается каких-то принципиальных решений, то их на заседании палаты никто не предложил.

Нургалиев, в частности, повторил давнюю идею МВД и ФСБ о том, что в Москве должен быть создан центр, где будут готовить исламских священнослужителей для Кавказа. Спикер Борис Грызлов сообщил, в свою очередь, что в ближайшее время необходимо принять законпроекты «О противодействии терроризму» и «Об участии граждан в обеспечении общественного порядка». А депутат от фракции «Родина» Дмитий Рогозин взялся за любимую тему. «Мы считаем, что смертная казнь должна быть восстановлена, хватит прикрываться псевдодемократическим бантиком Европы», — заявил он.

Очередное закрытое обсуждение очередного чрезвычайного события завершилось в Госдуме традиционно без последствий.