Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Демон в гостях у феи

Выставка графики Врубеля и Борисова-Мусатова ищет разницу между «нашим всем», «нашим многим» и «нашим кое-чем существенным».

Формулировка «наше всё», которой Аполлон Григорьев обогатил родную речь в связи с Пушкиным, весьма прижилась. Используется направо и налево. Пора вводить в оборот производные от нее степени. К примеру – «наше многое», «наше кое-что существенное», «наше нечто, о чем мы с детства знали, но как-то не придавали значения, поскольку думали, будто у нас в жизни будет по-другому, а вышло вон оно как» и т. п. Идею можно развивать глубже, но натолкнул на нее конкретный информационный повод – выставка «Пророк и мечтатель» в Третьяковке. Здесь «пророк» – Михаил Врубель, «мечтатель» – Виктор Борисов-Мусатов.

Фигуры, что называется, культовые, однако «нашим всем» их не назовешь. Нужны другие слова.

Некогда эти художники легко сопрягались. Когда Сергей Дягилев на выставке русского искусства в Париже показал их ретроспективы (Борисов-Мусатов только что умер, Врубель пребывал в ауте из-за душевной болезни), всем было понятно: вот, две звезды, две повести. По горячим следам, в рамках пропаганды новейшего искусства, рядом они смотрелись, наверное, естественно. Теперь, когда Третьяковская галерея отчасти повторяет трюк столетней давности, – многое иначе. Воспитались поколения зрителей, которым отличия между Врубелем и Борисовым-Мусатовым представляются разительными и радикальными. И напротив: взросли поколения, которым эти отличия абсолютно по барабану. Словом, нет ощущения, что показывать этих двух авторов на пару так уж целесообразно, особенно вперемешку. За каждым из них – автономный мир. Мелкие внешние сходства только подчеркивают глубину различий для тех, кто давно въехал, и основательно запутывают картину для тех, кто лишь намерен разобраться, что к чему.

Искус кураторов понятен: Серебряный век, символизм, парадоксальные переклички биографий.

К тому же речь о графике, то есть будто бы о кухне, а в кухнях всегда есть какой-то объединяющий момент. Но ни фига. Момент есть, а ничто не объединяется. Или по-другому: всё объединяется чересчур, до прискорбного неразличения. В ходе пресс-показа доносились препирательства со стороны одной телевизионной группы: оператору велено было снять Врубеля, а он запечатлел Борисова-Мусатова. Или наоборот. В общем, лажанулся. А причина-то этой производственной драмы коренилась в устройстве экспозиции.

Но посмотреть все-таки нужно. Не устанем повторять: искусство следует потреблять живьем, вглядываясь в каждую работу и находя собственные параллели. Всё слишком слиплось и глобализировалось в сегодняшнем мире, чтобы доверять репродукциям и чужим суждениям. Графика что Врубеля, что Борисова-Мусатова – меты настоящей культуры, настоящего эксперимента. Тут, пожалуй, единственное, что их объединяет, кроме современничества и принадлежности к одному, приблизительно, кругу. В остальном – невообразимый контраст. Гораздо больший, чем между голливудской комедией и голливудским триллером. Потому что между комедией и триллером стоит всего лишь жанр, а между Врубелем и Борисовым-Мусатовым – художественная и человеческая категория.

«Пророк и мечтатель» – оппозиция звучная, но требующая выяснения.

Хотя вроде бы давным-давно всё исследовано. Художник с античным именем-отчеством Виктор Эльпидифорович гнался за ускользающей гармонией, обожал призрачных дам на фоне тающих усадеб и входил в одну реку дважды, веря в художественные заклинания. А что же Михаил Александрович? Он страстный сокрушитель канонов, выяснитель тайн красоты, мятущийся демон – но и он ловит нечто ускользающее. Так что, в одну их братскую могилу?

Долой насилие, смотрим поштучно и персонально. Все иллюстрации к лермонтовскому «Демону», все эскизы к монументальным панно вроде «Принцессы Грезы» и «Фауста», все варианты раковин и все психбольничные портреты – у Врубеля. Отдельно разглядываем борисовско-мусатовские элегии, его сентиментальные сцены свиданий и предсмертные «Кусты орешника» из Тарусы. Врубель похож на одержимца и визионера, Борисов-Мусатов – на меланхолика и ткача шпалер. Пророк и мечтатель? Сопоставление кажется натянутым, противопоставление – бессмысленным. Но вещи изумительны.

«Пророк и мечтатель». В залах графики Третьяковской галереи (Лаврушинский пер., 10) до ноября.

Поделиться:
Новости и материалы
В Турции заявили, что смогут найти альтернативу американским истребителям F-16
Беременная дочь певицы Славы узнала пол ребенка
Ольга Орлова рассказала, как пережила замершую беременность
Депутаты Рады допустил, что Резникова во главе МО Украины может сменить Буданов
Пригожин заявил, что на севере Артемовска идут бои буквально «за каждую улицу»
2,5 тыс. россиян получат жилищные сертификаты в 2023 году
Боец Сидельников заявил, что Федор Емельяненко открыл России ММА
В ДНР назвали сроки создания индустриального парка на «Азовстали»
Жена Андрея Макаревича показала их подросшего сына
МО КНР: применение США силы против гражданского аэростата КНР является чрезмерной реакцией
Компания Lobaev Arms с февраля в два раза планирует увеличить производство винтовок
Крестница Екатерины Стриженовой вышла замуж
Боец Харитонов о поражении Федора Емельяненко в бою с Бейдером: деньги решают
Посол РФ Барбин: Дания все глубже втягивается в конфликт на Украине
Глава Северной Осетии Меняйло рассказал, что продолжает оставаться в Запорожской области
Директор ЦИФРРА: Россия давно перестала быть страной водки, пива потребляют гораздо больше
ТАСС: артиллерия России ликвидировала 18 военных ВСУ в Херсонской области
РИА Новости: мобилизованные снайперы рассказали, как сорвали атаку украинских сил
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть