Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Мы пытаемся помочь Данилову»

Марина Лемуткина 03.12.2004, 15:05

Адвокаты физика Данилова, осужденного на 14 лет за шпионаж, подали кассацию в Верховный суд России. В чем состояла вина осужденного, «Газета.Ru» решила выяснить у его коллег. Ответил на вопросы корреспондента президент Международного инженерного университета академик Юрий Рыжов.

— Юрий Алексеевич, за что именно был осужден Валентин Данилов? В чем его обвинили?

— В разглашении секретных сведений, составляющих государственную тайну. И это был совершенно абсурдный приговор!

События развивались так. Еще в 1999 году Валентин Данилов подписал контракт с китайской стороной на постройку имитатора — стенда для изучения воздействия потоков электронов и ультрафиолетового излучения на космические аппараты на геостационарной орбите (более 30 тыс. км над землей). Причем речь шла не о создании полномасштабного комплексного стенда – он стоит миллиарды долларов и по размерам сопоставим со зданием в несколько этажей, – а лишь о его лабораторной модели, пригодной для обучения китайских студентов и аспирантов. Ну, что-то вроде всем знакомой модели паровой машины Уатта из школьного кабинета физики…

С помощью учебно-лабораторной установки, которую должна была построить возглавляемая Даниловым группа из Красноярского университета, китайцы могли понять элементы проблемы электризации геостационарных спутников Земли. Тема эта узкая, но в 1970-х годах бывшая очень актуальной для спутников-ретрансляторов на геостационарной орбите. Дело в том, что при накоплении на поверхности спутников статического электричества периодически возникает пробой, способный вывести из строя целые блоки установленной на них аппаратуры. А это, понятно, приводит к прекращению осуществляемых с их помощью связи и ретрансляции, в частности, телевидения.

Сегодня такие спутники есть только у трех стран – России, США и Франции. Поэтому и научная проблема электризации поверхности была актуальна только для них. К началу 1990-х годов ученые ее полностью разрешили, а затем опубликовали основные материалы по ней. Таким образом, тема была не только закрыта (исчерпана. — «Газета.Ru»), но и рассекречена. Так что в своей работе в 1999 году Данилов оперировал только открытыми, несекретными материалами. Поэтому, кстати, он и был оправдан первым судом.

— Так в чем же заключается «разглашение секретных сведений» Даниловым?

— Наличие таких сведений суд усмотрел в техническом задании (ТЗ) подписанного Даниловым договора между Красноярским политехом и китайцами и согласованного, кстати, с УФСБ по Красноярскому краю.

— Но если материалы были опубликованы более десяти лет назад, то какая тут может быть тайна? Это значит, что и без даниловского ТЗ их мог прочитать любой желающий!

— А суд не принял во внимание это обстоятельство.

— Как это «не принял»?!

— Вместо этого судебное решение было построено на заключении неких экспертов, подтвердивших, что ТЗ содержит секретные сведения. Мягко говоря, недоумение вызывает не только мнение, высказанное этими экспертами, с ним не согласится ни один специалист по этой проблеме. Непонятен и сам принцип их подбора: скажем, зачем было привлекать к экспертизе МГТУ имени Баумана? Там, в отличие от МАИ или Института ядерной физики при МГУ, никто и никогда не занимался этой проблемой.

Вообще, ни один из привлеченных экспертов неизвестен настоящим специалистам по электризации космических аппаратов. Они либо жулики, либо просто некомпетентны. Но суд все же принял к сведению мнение именно этих «экспертов в штатском»…

— Зачем же было организовывать это позорище с некомпетентными экспертами?

— Чтобы напугать ученых, чего явно добивается ФСБ. Это целая кампания: Никитин, Пасько, Сойфер, Сутягин, а теперь и Данилов. Кстати, во многих случаях суд также отказывался принимать к рассмотрению мнения, подтверждающие открытый характер материала. И если поначалу ученых удавалось отстоять, то теперь перевес оказался на стороне спецслужб.

— Зачем им это?

— Это часть общей, более широкой политики.

Если уж говорить об имитаторах, то в России построен своеобразный «имитатор демократии», который теперь власти пытаются «усовершенствовать».

Для этого сначала прижали средства массовой информации, затем независимых предпринимателей, включая так называемых олигархов, а теперь наступают на последнюю вольницу – ученых. Высшая власть хочет контролировать все, а «ближние круги» хотят вдобавок держать под контролем и финансовые потоки. Хотя на самом деле тотальный контроль — признак не силы, а слабости власти.

— Если это так, то позиция ФСБ крайне уязвима: вы же сказали, что, подписывая контракт с китайцами, Данилов получил на это добро чекистов.

— Контракт был согласован с региональными представителями ФСБ. На днях, 25 ноября, в Международном инженерном университете мы провели встречу ученых, являющихся настоящими специалистами по проблеме электризации спутников. На эту встречу, целью которой было установить истину в вопросе о том, разгласил ли на самом деле Валентин Данилов гостайну, были приглашены и ответственные сотрудники ФСБ. Должен сказать, что они очень быстро свернули тему «разглашения гостайны» через ТЗ и начали утверждать, что гостайна содержалась не там, а в якобы сделанном Даниловым «дополнении» к ТЗ. Но, как оказалось, такого документа никто никогда не видел. Скорее всего, все даниловское «дополнение» к ТЗ на самом деле свелось к предложению скорректировать интенсивность ультрафиолета или электронного пучка.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этой встрече ученых с «генералами». Кого вы на нее пригласили?

— Во-первых, генералы были без кавычек. Мы пригласили всех основных специалистов по проблеме электризации — ученых из ведущих институтов по данной проблематике: Андрея Кудрявцева (ИЯФ СО РАН), Владимира Кузнецова (ИЗМИ РАН), Евгения Морозова (ЦНИИМАШ), Льва Новикова (ИЯФ МГУ), Бориса Осадина (МИРЭА), Вадима Славина (зав. кафедрой теплофизики Красноярского технического университета). Но кроме них мы пригласили известных физиков — лауреата Нобелевской премии академика Виталия Гинзбурга, доктора физико-математических наук профессора Сергея Капицу. Присутствовали также крупнейший наш правовед академик РАН Владимир Кудрявцев, ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный и ответсотрудники ФСБ: замначальника следственного управления Николай Олешко и замначальника оперативного управления Анатолий Райкович.

— И какова была позиция замначальников?

— Твердая. Анатолий Райкович заявил, что ФСБ действовал в строгом соответствии с законом. Материалы, по его словам, изъятые у китайцев, были посланы на экспертизу, которая и установила, что содержащаяся в них информация является секретной. А экспертов, как добавил Николай Олешко, подбирало и назначало не ФСБ, а Министерство образования и науки.

— Выходит, Минобразнауки тоже сыграло свою роль в этом деле? Какую?

— По нашему закону к экспертным работам нельзя привлекать представителей общественных организаций. А официальный статус Академии наук именно таков. Вот и вышло министерство на экспертов Сычева и Панина из МГТУ.

— Но многие академики являются одновременно сотрудниками не «общественных», а самых что ни на есть государственных учреждений. Ведь можно было привлечь их, почему чиновники этого не сделали?

— Ну, значит, было можно, но не нужно.

— Складывается впечатление, что власти упорно посылают российским ученым сигнал: уезжайте из страны! Жить на российские «ученые» зарплаты невозможно, а работать тут по зарубежным грантам и контрактам, выходит, тоже нельзя – опасно.

— Да, и что самое обидное, как раз сейчас настало время, когда многие российские ученые, уехавшие из страны ранее, начали подумывать о возвращении. Подозреваю, что теперь большинство из них этого не сделают.

— Может ли научное сообщество помочь Валентину Данилову?

— Мы как раз пытаемся это сделать.