Голландский свидетель заступился за чеченского подсудимого

Кадр НТВ
В Мосгорсуде выступил главный свидетель на единственном процессе по делу о захвате заложников в ДК на Дубровке. Свидетель Олег Жиров утверждает, что подсудимый Заурбек Талхигов не был связан с боевиками и передал информацию о расположении спецназа Мовсару Бараеву, только чтобы спасти жену Жирова.

В Мосгорсуде во вторник возобновились слушания по делу уроженца Чечни 25-летнего Заурбека Талхигова. Его обвиняют в пособничестве террористам, захватившим в октябре прошлого года заложников в Театральном центре на Дубровке. Как рассказал «Газете.Ru» адвокат подсудимого Олег Панкратов, во вторник в зале суда выступил главный свидетель Олег Жиров — предприниматель из Голландии. Его ждали в России еще на прошлой неделе, однако у Жирова возникли проблемы с получением российской визы, и 5 июня судебное слушание перенесли на вторник, 10 июня.

По данным столичной прокуратуры, Талхигов появился у Театрального центра на Дубровке после того, как смертники Мовсара Бараева захватили театр.

25 октября примерно в 6.30 утра Талхигов оказался возле группы голландских тележурналистов, где познакомился с гражданином Голландии, выходцем с Украины Олегом Жировым. Тот разговаривал со своей женой, захваченной террористами. И Заурбек Талхигов предложил Жирову поговорить с главарем боевиков Мовсаром Бараевым и добиться освобождения его супруги. Олег Жиров передал Талхигову трубку, и тот сразу попросил женщину передать ее кому-нибудь из боевиков.

По мнению следствия, вместо того чтобы добиваться освобождения заложницы, он стал передавать бараевцам сведения о перемещении спецназа, расположении снайперов и бронетехники. В деле есть распечатки этих переговоров, так как в те дни все мобильные линии в Москве прослушивались.

Через несколько часов после разговора чекисты вычислили и задержали Талхигова. После этого боевики отказались выпустить из здания иностранных граждан. Талхигова обвинили «в пособничестве терроризму и захвате заложников» (ст. 30, 205 и 206 УК РФ). В феврале ему предъявили окончательное обвинение. Когда обвиняемый ознакомился с материалами, дело было передано в Мосгорсуд.

Как заявил Панкратов, во время событий на Дубровке его подзащитный действительно рассказывал о действиях спецназа, но «все это он говорил лишь для того, чтобы войти в доверие к Бараеву и помочь освободить жену Жирова». Кроме того, по словам адвоката, телефонный номер Бараева Талхигов узнал от сотрудников спецслужб.

Адвокат Талхигова также заявил, что во время событий на Дубровке к его подзащитному за помощью также обращались представители ФСБ и председатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

Панкратов намерен заявить ходатайство о проведении судебной психиатрической экспертизы. По мнению адвоката, в момент телефонного разговора его подзащитный находился в состоянии аффекта.

Такого же мнения придерживается и большинство свидетелей, уже выступивших на процессе. Всего по делу проходят 18 свидетелей, в том числе помощник президента – Сергей Ястржембский и депутат Госдумы Асланбек Аслаханов. Панкратов рассказал «Газете.Ru», что во вторник оправдывающие Талхигова показания подтвердил в суде и ключевой свидетель по этому делу — Олег Жиров. Он рассказал, что сам обратился к Талхигову за помощью и попросил его связаться с террористами, чтобы вызволить из здания свою жену Наталью и 14-летнего сына. Жиров сказал, что обвиняемый Талхигов не был связан с террористами: чеченец действительно говорил что-то о действиях сотрудников правоохранительных органов, но и это было сделано только для того, чтобы вызвать доверие у боевиков Бараева.

После дачи показаний Жиров попросил суд разрешить ему участвовать в процессе в качестве потерпевшего. Как считает предприниматель, его жену не отпустили из здания потому, что Талхигова задержали сотрудники спецслужб, чем спугнули боевиков. После штурма Наталья Жирова скончалась от отравления газом в одной из городских больниц.

Процесс по делу о захвате заложников на Дубровке начался в Мосгорсуде 26 мая. Все заседания проходят в закрытом режиме, чтобы обеспечить безопасность свидетелей, многие из которых являются действующими сотрудниками спецслужб. За время слушаний судья уже допросил некоторых свидетелей. В частности, был допрошен корреспондент Sundy Times Марк Франкетти, находившийся рядом с обвиняемым Талхиговым во время его переговоров с боевиками. По словам журналиста, Талхигов помог ему организовать интервью с Мовсаром Бараевым. Как считает Франкетти, чеченец больше походил на работника спецслужб, нежели на сообщника террористов.

Дали показания в суде и голландские журналисты, которые находились у здания театрального центра 23–26 октября 2002 года, — оператор голландской телекомпании Кристофер Вуд, продюсер Ирина Анатышева и их водитель Владимир Колесников. Они подтвердили, что Олег Жиров обращался к ним за помощью. Также журналисты рассказали и о появлении Заурбека Талхигова, который, использовав их мобильный телефон, общался с захватчиками здания. Однако о чем именно говорил Талхигов, они понять не смогли, поскольку говорил он на чеченском языке. По их словам, Заурбек Талхигов постоянно крутился между штабом и журналистами, все время пытался выделиться и почувствовать себя героем.

Кроме того, суд допросил помощника Асланбека Аслаханова Бойсолта Хамзатова, также присутствовавшего в антитеррористическом штабе. Как заявил Хамзатов, у него сложилось стойкое впечатление, что Талхигов относился к происходящему несерьезно, не понимал всей опасности сложившегося положения. Все его слова являлись не более чем бравадой.

Мать обвиняемого Тамара Талхигова также отрицает возможность причастности сына к захвату заложников. По ее словам, Заурбек уехал из Чечни еще в 1999 году, жил в Санкт-Петербурге и занимался торговлей. В Москве он находился по своим делам, а когда произошел захват заложников, то к зданию театрального центра пришел по призыву депутата Алсанбека Аслаханова.

Предполагалось, что в суде также выслушают показания бывших заложников. Однако, по словам адвоката Игоря Трунова, в суд их так и не пустили.

В ближайшее время на процессе по делу Талхигова должны выступить Сергей Ястржембский и имевшие отношение к делу сотрудники спецслужб.

Чем закончится процесс над единственным подсудимым по делу о теракте на Дубровке, пока не ясно. Сотрудники прокуратуры и ФСБ отказываются комментировать процесс, представители защиты говорят, что судья подходит к делу объективно. Если все же следствию удастся доказать, что Талхигов рассказывал террористам о перемещениях боевиков не по собственной глупости, а из преступных целей, ему грозит до 20 лет тюрьмы.