`

Красный чемоданчик для Асада

Переговоры Путина и Керри по Сирии завершились в пользу Башара Асада

Игорь Крючков 25.03.2016, 00:05

Госсекретарь США Джон Керри и президент России Владимир Путин объявили, что нашли общий язык по сирийскому перемирию. Их встреча произошла в день окончания первого раунда переговоров по Сирии после перемирия и вывода из страны части российских войск. На этом этапе ясно только одно: президент страны Башар Асад в ближайшее время не оставит свой пост. Однако это вовсе не означает, что он продолжит играть по правилам России.

Встреча между Путиным и Керри продолжалась четыре часа.

Путин выразил свое удовлетворение переговорами и добавил, что нынешняя позиция США по установлению перемирия в Сирии конструктивна. Керри, в свою очередь, заявил: «Серьезный подход к сотрудничеству между нашими странами привел к серьезным результатам и серьезным итогам».

Российский лидер и американский госсекретарь начали с обменом шутками про красный чемоданчик, который нес в руках Керри, сходя с трапа по прилету в Москву. Путин посетовал, что Керри никто не помогает «нести чемоданы» и попытался угадать, насколько ценный груз находился внутри. Американский дипломат ответил, что содержимое его багажа, вероятно, приятно удивят российского президента. Впрочем, у Путина, похоже, уже был позитивный настрой. Он выразил надежду, что переговоры позволят сблизить позиции по двум главным проблематикам: сирийской и украинской.

Керри, действительно, привез Путину позитивное послание.

Наиболее громким заявлением Керри по итогам переговоров оказалось обещание, что администрация Обамы готова снять с России все санкции, если страна полностью выполнит условия минских соглашений, нацеленных на преодоление конфликта на востоке Украины.

На данный момент сближение позиций Моквы и Киева тесно связано с условиями обмена осужденной на 22 года тюрьмы украинской летчице Надежды Савченко на находящихся ныне под украинским следствием россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева.

Американские санкции против России были введены в 2014 году и продлены указом президента США Барака Обамы в начале марта.

В отличие от украинской тематики, сирийский процесс, в последние месяцы замкнувшийся на судьбе президента Сирии Башара Асада, такого же позитивного развития не получил. Путин и Керри обменялись дежурными фразами о необходимости дополнительный усилий для закрепления перемирия в Сирии и ускорения переговорного процесса о создании там правительства национального единства. Видимо, сирийская проблема представляется российским и американским властям гораздо менее однозначной, чем украинская.

«Вы уже приняли очень серьезные решения, касающиеся вывода значительной части ваших войск из Сирии, — обратился Керри к Путину. — У нас тоже есть определенные соображения и определенные идеи относительно того, как более эффективно проводить переговоры в Женеве».

И Москва, и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы сирийский дипломатический процесс, который проходит в Швейцарии, дал результат. Здесь собрались представители официального Дамаска, а также сирийской оппозиции, чтобы договориться о преодолении военного конфликта и создании правительства национального единства. Главный посредник — спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура.

Впрочем, 24 марта, в последний день этих переговоров перед перерывом до апреля, стороны не смогли рассказать журналистам ни о каких конкретных достижениях переговоров. Тем не менее, де Мистура смог подготовить документ для «домашней работы» дипломатов. Это были основные предложения со стороны сирийской оппозиции для официального Дамаска. То есть сведенные воедино требования, которые уже не раз высказывались на пресс-конференциях.

Вероятно, самый проблемный пункт касался судьбы Башара Асада, которого солидная часть сирийской оппозиции хочет свергнуть немедленно. Однако военная ситуация в Сирии говорит о том, что эти требования малореальны.

Одновременно с приостановкой сирийских переговоров в Женеве ближневосточные СМИ сообщили, что войска, лояльные официальному Дамаску и президенту Асаду, вошли в Пальмиру и имеют все шансы полностью освободить ее от террористов. Этот древний город, памятник архитектуры, охранявшийся ЮНЕСКО, в прошлом мае пал под натиском боевиков «Исламского государства» (ИГ), запрещенного в России.

За время террористической оккупации Пальмиры радикалы из ИГ разгромили здесь целый ряд ценнейших памятников древности, считая, что уничтожать любые изображения человека — это богоугодное дело. Это вызвало бурю возмущения среди мировой общественности.

Захват Пальмиры не только большой успех Асада с точки зрения международного имиджа, но и важное тактическое завоевание, считает Владимир Евсеев, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ. «Освобождение города откроет путь на Ракку и Дейр-эз-Зор, города, которые позволят официальному Дамаску вернуть контроль над центральной частью страны», — рассказал эксперт «Газете.Ru».

Асад укрепляет свои позиции — это единственное, что можно сказать наверняка после нового раунда переговоров в Женеве по сирийскому конфликту. Он начался 14 марта, когда хрупкое перемирие в Сирии действовало уже более двух недель.

Спустя день после начала женевского дипломатического процесса Россия объявила о выводе своих войск из Сирии.

С одной стороны, это дало существенный импульс для сближения позиций переговорщиков официального Дамаска и сирийской оппозиции. С другой — оставило делегации в такой растерянности, что, вероятно, и привело к безрезультативности этого дипломатического раунда.

Брюссель меняет все

Когда женевский процесс только начинался в январе текущего года, западные державы и их союзники на Ближнем Востоке сходились на том, что Асад должен покинуть президентское кресло как можно быстрее. Москва была резко против.

После вывода ВС РФ из Сирии стороны, казалось, сблизили позиции в этом отношении. В СМИ циркулировали слухи о тайной сделке между Москвой и Вашингтоном. Как заявлял тогда «Газете.Ru» Ричард Вайц, директор американского Центра военно-политических исследований Гудзонского института, единственное, что Россия могла бы потребовать от США в обмен на прекращение сирийской операции ВКС РФ — это сохранение Асада у власти. «Однако этот вариант невозможен при нынешней американской позиции», — рассказал эксперт. Примерно о том же говорили тогда и власти ЕС: уход российских войск из Сирии достоин похвалы, однако Асад не должен оставаться у власти в этой стране.

Теракты в Брюсселе, прогремевшие 22 марта, изменили этот расклад сил. Взрывы в аэропорту и метро города, унесшие жизни более 30 человек, заставили европейские власти гораздо серьезнее задуматься о террористической угрозе, исходящей от «Исламского государства».

Именно его боевики организовали брюссельские атаки, и именно с ИГ в данный момент борются войска Асада в Сирии.

В среду в Женеву неожиданно прибыла Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности. На этот раз она не требовала ухода Асада, а настаивала на подключении к политическому процессу и Дамаска, и сирийской оппозиции — «без промедления, без игр и с решительным настроем прийти к соглашению». Дипломат, которая не смогла сдержать слез на пресс-конференции в день брюссельских терактов, в Женеве была предельно серьезна, требуя от сирийских властей усиления борьбы с терроризмом.

Тогда же Могерини встретилась с Башаром Джаафари, главой делегации официального Дамаска. Многие западные СМИ расценили это как еще один признак того, что ЕС меняет повестку. Об этом также свидетельствовали и туманные заявления самого Джаафари после переговоров с Могерини.

«Я могу сказать, что впервые мы смогли выйти из тупика, формально и, может быть, даже немного по существу», — завил Джаафари.

Накануне встречи Керри и Путина в Москве представители госдепа США также давали понять, что судьба Башара Асада станет центральной на их переговорах. Встреча Путина и Керри также сигнализировала сближение позиций США и России по будущему Асада. Ранее и Москва, и Вашингтон утверждали, что президент Сирии больше не является для них вопросом принципиальной важности, по которому невозможны уступки.

По мнению Вениамина Попова, бывшего посла России в арабских республиках и директора Центра партнерства цивилизаций МГИМО, брюссельская трагедия стала сильным аргументом к сплочению позиций по Сирии. «Террористы из ИГ продемонстрировали в Брюсселе, что их силы отнюдь не подорваны ни в Европе, ни в Сирии, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Поэтому для победы над организацией необходимо усиливать координацию всех международных посредников в сирийском конфликте».

Синдром Кадырова

Однако если между Западом и Россией достигнута принципиальная договоренность оставить Асада у власти до согласования единой позиции на переговорах в Женеве, то за самого президента Сирии сегодня никто ручаться не может.

Изначально Башар Асад не должен был стать президентом, и не готовился к этому. Однако его старший брат Басиль погиб в автокатастрофе в 1994 году, и Башар, который в то время учился на офтальмолога в Лондоне, внезапно стал главным наследником тогдашнего сирийского лидера Хафеза Асада.

«Для непрофессионального политика Башар продемонстрировал себя как настоящий боец во время сирийского конфликта, — считает эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. — Он был готов сражаться до конца и сумел удержать власть в крайне тяжелом положении».

Однако после ввода российских войск в Сирию, когда ход войны удалось переломить, и лояльные Асаду войска начали отвоевывать солидные части территории страны, возникло ощущение, что президент Сирии теряет связь с реальностью, считает собеседник «Газеты.Ru».

«На фоне этих успехов Асад стал чувствовать себя слишком уверенно, — рассказал Малашенко. — Иногда это чувство его подводит, и он совершает поступки, которые могут вызвать проблемы для него самого. В этом смысле Асад чем-то похож на лидера Чечни Рамзана Кадырова».

В последние несколько месяцев Кадыров сделал несколько громких заявлений, которые вызвали ожесточенную политическую и общественную дискуссию в Москве и других регионах России. Среди особенно ярких фраз главы Чечни — сравнение оппозиции с «врагами народа». Кремлевскому руководству удалось замять конфликт.

Асад, в свою очередь, в марте обещал воевать в Сирии до победного конца и подчинить своей власти все территории, которые находятся под контролем сирийской оппозиции.

Это вызвало резкую реакцию Москвы, результатом которой, по мнению ряда экспертов, могло стать заявление о выводе войск РФ из Сирии.

Схожее мнение складывается и в американском экспертном сообществе. Как заявил изданию The New York Times Дэвид Лэш, профессор Университета Тринити в Сан-Антонио и автор нескольких монографий о личности сирийского президента, «если Путин считает, что Сирия нуждается в России больше, чем та в Сирии, то Асад, похоже, думает ровно наоборот».

Спасти рядового президента

«Без отечественных войск Башар Асад потеряет нынешние позиции, — считает Владимир Евсеев. — Но сейчас об этом речи не идет. Несмотря на некоторое сокращение ударной авиации, мы сохраняем наши военные базы на территории Сирии, остаются наши средства ПВО и военные советники, так что Асада Москва точно не оставила».

«Заявления России о выводе войск даже помогли Асаду», — считает Вениамин Попов. По его словам, после завершения (даже формального) отечественной операции в Сирии, Дамаск начал диалог с оппозицией в Женеве, Запад снизил давление на режим Асада, а лояльные ему войска вытеснили террористов из Пальмиры.

«Однако, если Асад «перегнет палку» и прекратит идти на уступки оппозиции, пострадает, в первую очередь, он сам», — считает Попов, который участвовал в переговорах с сирийской оппозицией в Москве в прошлом году.

«Асад стал очевидно увереннее, он опять охотно дает интервью западным СМИ и уже готовится к парламентским выборам, на которых он победит», — рассказал Попов. Выборы, намеченные на 13 апреля, не имеют отношения к переговорам в Женеве, а связаны с истечением срока работы парламента Асада. Политику ничто не мешает провести их на той территории, которую контролируют его войска. Это укрепит его власть, однако не станет позитивным сигналом для женевского процесса.

Москва, похоже, уже учла вероятность того, что Асад может выйти из-под контроля.

5 марта на российской базе Хмеймим было фактически объявлено о создании новой, третьей делегации сирийской оппозиции, которая уже участвует в женевском процессе.

По словам Попова, в нее вошли представители тех оппозиционных боевых групп, которые решили начать переговоры с Дамаском после перемирия, объявленного 27 февраля.

Тогда же, 5 марта, по всем государственным телеканалам России прошли новостные сюжеты о том, что делегация в Хмеймиме уже разработала проект создания новой конституции Сирии. Телеканалы не стали заострять внимание на том, что изменение конституции — это, собственно, одна из изначально заявленных целей женевского процесса, и ее нужно согласовать со всеми переговорными группами. На это, по всеобщему согласию, отведен как минимум год переговоров.

«Вполне вероятно, что оппозиционная делегация в Хмеймиме была создана как раз для того, чтобы транслировать в Женеве непосредственно позицию Москвы», — считает Владимир Евсеев.

Изначально пророссийской делегацией в Женеве считалась так называемая делегация «Каир-Москва», в которую вошел целый ряд так называемых патриотических сирийских движений и некоторые политики из предыдущих кабинетов министров Сирии.

Однако на данный момент очевидно, что на этих оппозиционеров гораздо больше влияет Дамаск, а не Москва, добавил Евсеев.

«Например, делегация «Каир-Москва» не собирается вносить предложение о федерализации Сирии, так как это не отвечает интересам Асада, — рассказал эксперт «Газете.Ru». — Москва же вполне готова рассмотреть вариант федерализации. Именно для этой цели России и нужна делегация из «Хмеймима».