`

«Теракты организуют только там, где позволяют»

Взрывы в Брюсселе стали продолжением парижских терактов

Мария Горковская (Брюссель), Игорь Крючков 22.03.2016, 23:10
Задержание организатора парижских терактов Салаха Абдеслама VTM/AP
Задержание организатора парижских терактов Салаха Абдеслама

Серия терактов в Брюсселе продемонстрировала, что терроризм для ЕС — проблема системная, которая потребует от Европы больше, чем перетряска руководства спецслужб. Что готовит для Европы новая эра терроризма, выясняла «Газета.Ru».

По предварительным данным, в результате террористических атак в брюссельском аэропорту Завентем и в метро погибли более 30 человек, еще около 80 ранены. Как минимум один из взрывов совершил террорист-смертник. Ближе к вечеру ответственность за теракты взяло запрещенное в России террористическое «Исламское государство» (ИГ). По их данным, убито более 200 человек, а в теракте участвовали двое «шахидов»: марокканец и тунисец.

Информация об атаках появилась не сразу, об этом можно было судить хотя бы по транспорту, рассказала «Газете.Ru» Евгения Гвоздева, директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности. Офис этого аналитического центра, специализирующегося на проблемах терроризма, находится как раз между аэропортом Завентем, где было убито более десяти человек, и станцией метро «Мальбек», где взрыв унес жизни более 20 жертв.

«Когда пошли сообщения об угрозах безопасности в аэропорту, особой паники не было. Она началась, когда люди узнали о взрывах в метро, — рассказывает собеседница «Газеты.Ru». — Общественный транспорт был тут же парализован. Некоторые люди выходили на проезжую часть и буквально бросались на такси, чтобы остановить их».

Паралич Брюсселя

Ведущая в столичный аэропорт дорога и несколько тоннелей местного «Садового кольца» были перекрыты до вечера, образовались серьезные пробки. Днем даже взять напрокат велосипед было проблематично — велостанции были пусты.

«Наше руководство обещало развезти всех сегодня за свой счет на такси», — была убеждена утром Мария, консультант одного из местных колл-центров. Правда, когда это будет, она не знала. Министр иностранных дел Бельгии Дидье Рейндерс сообщил, что исполнители терактов могут быть еще на свободе, и призвал сограждан не покидать дома без крайней необходимости.

Когда Мария смогла покинуть рабочее место — тоже вопрос открытый. Из-за высшего уровня террористической угрозы люди оказались заблокированы полицией по соображениям безопасности. Многие учреждения не выпускали сотрудников пообедать, заказав еду в офис. Таким же образом оказались заблокированы чиновники Евросоюза, штаб-квартира которого находится в Брюсселе. В семь часов по Москве центр города до сих пор был заблокирован военнослужащими для проезда частных автомобилей.

«Мы были уже на работе, когда услышали взрыв. Он был такой силы, что стены содрогнулись. Теперь секьюрити нас не выпускают», — говорят сотрудники Еврокомиссии, чье здание находится в непосредственной близости от станции метро «Шуман», которая была эвакуирована после взрывов (станция, где случился сам взрыв, — «Мальбек», следующая после «Шуман»).

Теракт в непосредственной близости от места, где принимаются все главные решения для всего Евросоюза, произвел удручающее впечатление на руководство ЕС. Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам, комментируя трагедию, не смогла сдержать слез во время пресс-конференции в Аммане и вынуждена была покинуть зал.

«Европейские властные институты находятся в Брюсселе благодаря щедрости правительства и народа Бельгии, — гласило официальное заявление Дональда Туска, главы Европейского совета. — Евросоюз отвечает сегодня своей солидарностью и выполнит свою роль, чтобы помочь Брюсселю, Бельгии и всей Европе преодолеть террористическую угрозу, с которой сталкивается каждый из нас».

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что после взрывов Европа вступила «в состояние войны».

Готовься к войне

В отеле ThonEU работники Красного Креста оказывают первую помощь пострадавшим прямо в холле. Госпитали объявили об экстренном сборе крови. Но уже через час нужды в ней не было — желающих стать донорами оказалось даже слишком много.

«Из-за большого количества раненых отменили запланированную на сегодня операцию моего двухмесячного сына», — рассказывает житель бельгийской столицы Дамьен.

Закрыты церкви. Учебные заведения — Брюссельский свободный университет, Лёвенский католический университет — также отменили занятия и закрыли библиотеки. Студентов из кампусов не выпускают. То же касается и детей в школах, их успели отвести на уроки до того, как стало известно о терактах.

«Так спокойней, там они хотя бы в безопасности», — считает Од, мать двоих детей, чей сын ходит в школу в районе Форе, где всего неделю назад были обыски по делу о ноябрьских терактах в Париже.

Связь брюссельских взрывов с этими обысками — один из главных вопросов, которым задается бельгийская общественность. В пятницу, 18 марта, бельгийские спецслужбы задержали Салаха Абдеслама, одного из главных подозреваемых в организации парижских атак. По предварительным данным, он последний из десяти исполнителей терактов, кто остался в живых. При задержании его ранили в ногу. В данный момент 26-летний Абдеслам находится в тюрьме для особо опасных преступников в Брюгге.

21 марта брюссельские следователи обнародовали имя сообщника Абдеслама, который пока скрывается от властей. Его имя — Наджим Лахрауи, подозреваемому 24 года, и он мог готовить новые теракты вместе с Абдесламом, уже на бельгийской территории, заявило бельгийское руководство.

Связаны ли нынешние теракты в Брюсселе с Лахрауи и остатками этой ячейки ИГ, пока неясно. Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель во вторник заявил, что подобной информации нет.

Диаспора и угроза

Между тем общественности хватает и мрачных ассоциаций. Брюссельский район Моленбек, где компактно проживают диаспоры натурализовавшихся выходцев из стран Ближнего Востока, в этом контексте приобретает пугающие черты. Именно здесь проходила существенная часть подготовки к парижским терактам, и именно здесь полиция провела большинство антитеррористических рейдов. Здесь же в минувшую пятницу был задержан Абдеслам, которому удавалось скрываться от полиции на конспиративной квартире, расположенной в паре зданий от его родного дома.

Это задержание, в свою очередь, могло ускорить и подготовку к терактам 22 марта. «Вполне возможно, что террористы почувствовали, что могут оказаться под арестом в ближайшее время, поэтому они и решили как можно скорее реализовать свои планы», — считает Гвоздева.

«Самое странное для меня — это пацифистское состояние бельгийского общества, — рассказывает Евгения Гвоздева. — Для меня как человека из России, хотя я и давно живу в Бельгии, это непонятно. Да, в бельгийских соцсетях повально проходят акции в память жертв, но требований привлечь кого-то к ответственности за эту ситуацию практически нет. Народного гнева, который можно было бы ожидать, не ощущается вовсе».

Между тем, по ее мнению как специалиста по терроризму, претензий к спецслужбам Бельгии можно высказать немало. Операция по противодействию террористическим угрозам здесь не прекращалась с момента парижских терактов. В Моленбеке были проведены десятки рейдов, но ни одного изъятия оружия. «Спецслужбам даже было известно, что теракты на территории Бельгии планируются, и их целью станет сфера общественного транспорта, — рассказала Гвоздева. — В прошлую субботу, после ареста Абдеслама, было принято решение сохранить третий уровень угрозы и продолжать антитеррористические меры. И при всем этом предотвратить атаки не удалось».

Несмотря на максимальный уровень террористической угрозы, нельзя сказать, что количество военных и полицейских на улицах Брюсселя возросло. Даже у местного Дворца правосудия стоят, как и ранее, всего два совсем молодых солдата с автоматами. Только теперь в касках, а не зеленых беретах.

Кстати, и в прошлый раз, когда уровень террористической угрозы здесь повышался в связи с парижскими терактами, в аэропорту Завентем можно было увидеть максимум четырех военных. И никакой проверки багажа при входе в здание.

Предвыборные взрывы

Теракты в Брюсселе вновь обострили дискуссию о миграционном потоке из стран Ближнего Востока и мусульманском населении Европы. С парижских терактов эта тема стала центральной для будущего всей европейской государственной модели, считают эксперты.

«В Бельгии крупная мусульманская диаспора, которая проживает обособленно от остального населения, в так называемых гетто, — Алексей Фененко, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, назвал главные аргументы тех, кто сомневается в способности ЕС противостоять современной террористической угрозе. — Сюда же стекаются мигранты из стран Ближнего Востока. Эти гетто не хотят ассимилироваться, кроме того, некоторая их часть даже подпитывает террористическую угрозу. Когда эту проблему в ЕС кто-то пытается вынести на общественное обсуждение, то тут же сталкивается с обвинениями в ксенофобии».

По мнению собеседника «Газеты.Ru», Евросоюзу нужно признать, что централизованная политика ЕС со штаб-квартирой в Брюсселе не позволяет эффективно противостоять ни угрозе терроризма, ни потоку мигрантов, который с прошлого года достиг такого уровня, что в ЕС вновь начали возводить пограничные стены с колючей проволокой.

«После терактов во Франции вновь произошел всплеск дискуссий о миграции и политкорректности, — считает Павел Тимофеев, эксперт отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН. — Консервативные и ультраправые политики начали вовсю использовать антииммигрантскую риторику, опираясь на которую продолжили наращивание своих рядов за счет новых сторонников».

Консервативная партия «Республиканцы» Николя Саркози и ультраправый «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен с нетерпением ждут президентских выборов в мае 2017 года. Нынешний президент Франции Франсуа Олланд, который пришел к власти в 2012 году с мягкой повесткой относительно мигрантов, испытывает катастрофические проблемы с популярностью. Его рейтинг уже много месяцев не превышает 19%.

Брюссельские теракты прокомментировал и главный республиканский кандидат в президенты США Дональд Трамп, который уже предлагал закрыть въезд в страну для всех мусульман. «Брюссель — это только начало, — многозначительно говорил он перед камерами. — Раньше Брюссель был потрясающим местом, ноль преступности. А теперь это кошмарный город. И мы в США должны быть очень осторожны в этом смысле».

Восточный ветер для Европы

По мнению Евгении Гвоздевой, в Европе так или иначе произойдет перемена в подходе к безопасности. «Однако это будет небыстро. Сегодня многие бельгийцы высказывают такое мнение: «Да, миграция с Ближнего Востока и европейские исламские диаспоры действительно могут усугублять угрозу терроризма. Но правительство не должно принимать жестких мер, — рассказала эксперт бельгийского центра. — Пока в европейском сознании не произошло существенных перемен».

Профессор израильского Университета Бар-Илан Зеев Ханин считает, что это только вопрос времени. «В Израиле этот сдвиг восприятия произошел в начале 2000-х годов, во время Второй интифады. Столько терактов в израильских городах не было еще никогда», — рассказывает он.

Тогда палестинское население в течение примерно пяти лет организовывало атаки на еврейское население, нацеленные на освобождение Палестины. В числе насильственных акций были и нападения с камнями или ножами, и полноценные теракты.

«В итоге то, что сегодня в Европе считается успешным предотвращением теракта — когда, например, охранник не позволяет террористу взорвать себя на входе в магазин, — для Израиля считается провалом, — уверен Ханин. — В Израиле это значит, что спецслужбы не предотвратили атаку на предыдущих трех ступенях. Первая — это уничтожение отдающих приказы еще до начала подготовки теракта. Вторая — уничтожение террористической логистики на этапе закупки взрывчатки и вооружения. Третья — ликвидация боевика перед выходом «на дело».

Впрочем, такой уровень работы контртеррористических служб предполагает совершенно иное законодательство, чем в ЕС. Евросоюз неоднократно критиковал Израиль за законопроекты о наказании родственников террористов или за выселение из страны семей совершивших теракты радикалов (ни одна из этих мер в Израиле пока не принята).

По мнению Афзаля Ашрафа, консультанта британского Королевского Объединенного института оборонных исследований, Европа, помня о собственной безопасности, не должна терять собственное лицо.

«Я бы хотел обратиться к книге европейского классика исследований в сфере современного терроризма Пола Уилкинсона. В своей книге «Терроризм и либеральное государство» 1977 года он пишет, что западное общество должно оставаться верным своим убеждениям даже во время борьбы с терроризмом, — рассказал эксперт «Газете.Ru». — В нынешней ситуации мы должны понимать, что брюссельские теракты — это не какая-то особенная атака, нацеленная против штаб-квартиры ЕС или против основы европейской государственности. Радикалы организуют теракты только там, где им позволяют».

По мнению Ашрафа, граждане Евросоюза должны помнить, что на один совершенный теракт приходятся тысячи других, которые удалось предотвратить. «Европейской общественности нужно быть готовой к современным вызовам и отдавать отчет, что при должном сотрудничестве с остальным миром, в том числе с Россией, Китаем и другими мировыми державами, мы сможем перебороть терроризм», — уверен британский эксперт.