Кого слушает президент

Султанский прием для Путина

Президент России прибыл с визитом в Турцию

Полина Матвеева 01.12.2014, 18:25
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган Osman Orsal/Reuters
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган

Владимир Путин прибыл в Анкару для встречи с турецким президентом Реджепом Эрдоганом. Незадолго до этого турецкий президент резко раскритиковал политику США, с которыми у официальной Анкары остаются серьезные трения по сирийской проблеме. В то же время с Россией Турцию связывают тесные экономические отношения. Именно они и будут обсуждаться на переговорах, уверен эксперт, предлагающий не переоценивать политическую самостоятельность Анкары.

Президент Турции Реджеп Эрдоган принимает Владимира Путина в своей новой резиденции – Белом дворце, размеры которого превышают Кремль и даже Версаль. Его стоимость, которая оказалась вдвое выше изначальной сметы, стала одной из причин обвинений в адрес Эрдогана со стороны оппозиции, а в сочетании с внешним видом заставила вновь заговорить чуть ли не о султанских амбициях.

«Энергетика – одна из важнейших тем в контексте нашего взаимодействия с Турцией. Будут обсуждаться и поставки газа в Турцию», — ранее разъяснил цель визита российского президента помощник главы российского государства Юрий Ушаков.

Сегодня Турция занимает второе место после Германии по закупкам российского природного газа. Кроме этого Москва и Анкара активно взаимодействуют в вопросе о сооружении газопровода «Южный поток».

Однако значительное внимание на двусторонних переговорах будет уделено международным проблемам — как уверяют в Москве, в первую очередь обстановке в ближневосточном регионе. «Сейчас бы не хотел конкретно вдаваться в проблематику, но Сирия будет обсуждаться очень подробно: это одна из тем, наиболее важных, актуальных для Москвы и для Анкары», — подчеркнул Ушаков.

Примечательно, что всего за несколько дней до приезда Путина в Анкару Эрдоган позволил себе довольно громкие антиамериканские заявления. Обвинения в адрес Вашингтона прозвучали в ходе его выступления перед группой бизнесменов в Анкаре 26 ноября. Поводом стал состоявшийся визит в страну вице-президента США Джо Байдена, приезд которого международные эксперты расценивали как «попытку договориться».

«Мы против наглости, опрометчивости и бесконечных требований», — сказал Эрдоган, пояснив, что речь идет о политике Соединенных Штатов.

В частности, он заявил, что Вашингтон оказывает давление на Турцию, чтобы заставить ее помочь осажденному сирийскому городу Кобани.

«Слова Эрдогана демонстрируют степень напряженности в отношениях между двумя союзниками по НАТО, — отмечает американское издание Defense news. — Обострению ситуации способствовал тот факт, что прошлом месяце Байден предположил, что политика поддержки исламистских повстанческих сил в Сирии, которая проводилась турецким лидером, способствовала подъему вооруженных формирований боевиков. Этим он задел Эрдогана лично».

Камень преткновения сегодня между Анкарой и Вашингтоном — создание беспилотной и буферной зон на территории Сирии, на которой так настаивает Турция и позицию по которой никак не может выработать Белый дом. В то же время США убеждают Турцию дать разрешение на использование базы Инджирлик на юге страны для проведения авиаударов по позициям боевиков группировки ИГ в Сирии и Ираке.

Однако у турок сегодня своя задача: важно не допустить усиления курдов и продолжить борьбу против режима Башара Асада. У американцев совершенно другие приоритеты; сейчас им свержение Асада невыгодно: это автоматически приведет к объединению отдельных автономных террористических групп в Сирии.

Но и в российско-турецких отношениях не все гладко. В той же Сирии Россия продолжает поддерживать Асада, а после присоединения Крыма в отношениях двух стран возникла крымско-татарская тема.

Накануне «бережно хранить дружбу народов Турции и России» и объявить Крым «мостом дружбы между Россией и Турцией» призвали представители общественного движения крымско-татарского народа «Крым», созданного уже после мартовского референдума. Крымские татары, составляющие около 12% населения полуострова, сегодня в Турции представляют одну из самых многочисленных диаспор.

В начале марта крымско-татарская община стала главным противником референдума о присоединении Крыма к России, однако сам референдум ее расколол. В частности, нынешний глава меджлиса Рефат Чубаров заявил ранее, что референдум «игнорирует мнение» крымских татар. Тогда же глава МИД Турции, которая считает крымских татар родственным народом, Ахмед Давутоглу заверил лидеров татарской общины в Турции, что Эрдоган «не будет безучастным ни к какой проблеме, затрагивающей родственные народы в Крыму и где бы то ни было в мире».

В резолюции движения «Крым» говорится, что Турция стала одной из стран, которая не ввела санкции против России. «Это свидетельствует о мудрой и дальновидной политике президента Турецкой Республики Реджепа Эрдогана, учитывающего реальную геополитическую ситуацию в мире», — уверены участники общественного движения.

«Вот этим самым Крымом и украинским кризисом и воспользуются сегодня Путин и Эрдоган, — говорит председатель экспертного совета по развитию отношений со странами Востока НИИ корпоративного и проектного управления Сергей Демиденко. — Но говорить будут не о политике, только об экономике, не о каких-то мифических евразийских союзах или какой-нибудь новой империи. Путин – человек практический, поэтому и все переговоры будут исключительно в практической плоскости».

Турция, напоминает Демиденко, государство, полностью зависящее от Запада и США.

«Говорить о политической самостоятельности Турции не приходится. Она продолжает оставаться членом НАТО. У нее очень прочные экономические взаимоотношения с Евросоюзом. Турция для него является рынком сбыта и мощным сборочным предприятием. А армия турецкая полностью вооружена натовским оружием. В политическом отношении Турция не может никуда деться. У нее нет пространства для маневра. В случае какой-то экономической дестабилизации вся их эта модель рухнет сразу».

У Путина и Эрдогана сегодня исключительно меркантильные интересы. «Турции сейчас очень интерес российский рынок. Они в связи с событиями в Ираке потеряли рынок сбыта и им где-то сейчас нужно восстанавливать эти потери. А нам нужны инвестиции», — говорит Демиденко.