Торг, а не война

Украинские войска пробуют на прочность оборону ополченцев ДНР и ЛНР

Владимир Дергачев, Александр Братерский, Сергей Подосенов 06.11.2014, 23:42
Алексей Куденко/РИА «Новости»

В четверг вечером ополченцы самопровозглашенных республик сообщили о наступлении украинских войск на пригороды Донецка и усилении боев в местном аэропорту. Но слухи о полномасштабном штурме не подтвердились: пока армия только «прощупывает» оборону ДНР и ЛНР, а интенсивность конфликта не выше, чем в последние месяцы. За взаимными обвинениями проглядывает стремление всех сторон добиться наибольших преференций в дипломатической игре.


«Сегодня было тяжело с утра, адски днем и инферно вечером. Бои идут по всей линии соприкосновения», — пишут в «сводках ополчения Новороссии» «ВКонтакте».

Наибольший резонанс вызвало дневное продвижение украинской бронетехники в пригород Донецка Ясиноватую.

«Все в порядке, атака на Ясиноватую уже отражена с большими потерями для украинцев. В районе Счастья тоже все спокойно, нигде противник не продвинулся. Бой имел место между Ясиноватой и Авдеевкой. Кстати, Ясиноватая весьма большой и растянутый город. В районе Счастья имеет место плотный артогонь укров, но наступления пока нет», — говорится в «сводках ополчения Новороссии».

Именно после этой атаки вице-премьер ДНР Андрей Пургин провозгласил начало масштабной войны, а МИД России обвинил Киев в «грубом попрании» женевских договоренностей, достигнутых в ходе переговоров в формате Россия — ЕС — США — Украина в апреле этого года.

Вечером пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил, что президент России собрал Совет безопасности страны, на котором среди прочего обсуждалось и «обострение ситуации в Донбассе в связи с неоднократными нарушениями режима прекращения огня со стороны вооруженных сил Украины».

В ответ в пресс-центре украинской АТО заявили, что с самого утра подвергался обстрелу донецкий аэропорт, который остается под контролем вооруженных сил Украины.

«С 10.15 в донецком аэропорту продолжается обстрел наших позиций из стрелкового вооружения и АГС (автоматический гранатомет на станке). С 14.30 боевики используют 100-мм противотанковые пушки МИ-12 «Рапира», ведут прицельный огонь по силами АТО, — говорится на странице пресс-центра в фейсбуке. — За день в двадцати шести столкновениях с боевиками пострадало семь украинских военнослужащих, трое из них получили смертельные ранения». При этом представители штаба заявили, что «неукоснительно придерживаются положений минского меморандума».

После серии громких заявлений ситуация в основном вернулась к статус-кво, который сводится к конфликту малой и средней интенсивности, не прекращающемуся уже много недель.

Действительно, донецкий аэропорт, несмотря на подписанные в сентября соглашения о перемирии, продолжает оставаться целью для ополченцев.

Аэропорт регулярно штурмуют с применением бронетехники и реактивной артиллерии, ВСУ сдерживает атаки благодаря постоянным подкреплениям. Ополченцы, однако, объясняют свои действия тем, что со стороны аэропорта идет постоянный обстрел жилых кварталов города.


Так, накануне под обстрел в Донецке попали подростки на спортплощадке школы №63, расположенной близ аэропорта. Двое юношей погибло, четверо получили ранения, вслед за тем Следственный комитет России открыл уголовное дело, обвинив украинскую сторону в прицельном обстреле школы.

Уголовное дело открыли и в Киеве, где, в свою очередь, утверждают, что снаряд прилетел со стороны позиций сепаратистов в Макеевке.

Перед выборами премьер ДНР Александр Захарченко пообещал избирателям отбить Славянск, Краматорск и Мариуполь. Еще накануне выборов украинская сторона регулярно сообщала о стягивании российской техники в Донбасс. Спикер СНБО Украины Лысенко заявил, что в день голосования с российской стороны к украинской границе якобы было переброшено 60 единиц бронетехники, 4 ноября генсек НАТО Йенс Столтенберг также заявил, что к украинской границе движутся российские войска. А МИД Канады выразил обеспокоенность стягиванием российских войск на Украину.

Москва, как водится, отрицает присутствие российских войск на Украине.

«Эти заявления не подкрепляются никакими фактами и, как правило, появляются тогда, когда именно от Запада требуются усилия в поддержку переговорного политического процесса», — заявил, в частности, постпред России при НАТО Александр Грушко 5 ноября, которого цитирует РИА «Новости».

Весьма вероятно, что определенную дипломатическую игру, внешним и резонансным проявлением которой и являются многочисленные сообщения о возобновлении боевых действий, ведут обе стороны.

Накануне украинский премьер Арсений Яценюк заявил, что Киев не приемлет никаких иных форматов переговоров, кроме происходящих в «женевском формате», то есть с участием Украины, России, США и ЕС.

Российское внешнеполитическое ведомство в четверг ответило комментарием, в котором отмечается, что договоренности, достигнутые в апреле нынешнего года в Швейцарии, «были грубо попраны украинской стороной». МИД призывает Киев «выполнить то, о чем уже договаривались и что было обещано сделать».

Очевидно, имеются в виду минские соглашения, а также налаживание двустороннего диалога с властями самопровозглашенных республик, сформированными по итогам выборов 2 ноября, которые сама Россия, как уже писала «Газета.Ru», формально не признает, но «уважает». Тем самым Москва оставляет и себе, и Киеву определенное пространство для маневра, как минимум риторического.

Однако это дипломатическая игра с огнем.

Во всяком случае, часть ополченцев считает масштабное наступление вооруженных сил Украины или хотя бы его попытку в ноябре делом «практически неизбежным».

«Вообще, судя по октябрьской передислокации украинских войск и разведданным, наступление должно было состояться в конце октября — начале ноября. Возможно, этого не случилось, во-первых, по причине долгих газовых переговоров (здесь, скорее всего, европейцы удержали украинцев от резких движений), во-вторых, из-за активизации российского «военторга», — сказал в разговоре с «Газетой.Ru» координатор негуманитарной помощи Новороссии Александр Жучковский. — По крайней мере, в украинских СМИ по этому поводу была изрядная паника, и небезосновательно — «военторг» заработал на полную катушку, республики наводнили техника и люди из РФ, известные как «отпускники». Но логика действий ВСУ говорит о том, что с планами взять реванш украинцы расставаться не собираются. Вся эта армада, сосредоточенная вблизи Донецка, явно не собирается зимовать на своих позициях. Либо она должна быть отозвана (что вряд ли произойдет), либо должна скоро двинуться на окружение и захват столицы ДНР, чтобы обезглавить Новороссию».

Жучковский полагает, что события последних дней — фактический отказ Киева от минских соглашений и «особого статуса», ужесточившиеся обстрелы Донецка, разведка боем на подступах к нему — свидетельствуют о том, что «момент истины» приближается.

О том, что эскалация конфликта становится более вероятной, говорит и российский эксперт Павел Салин, директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, обращающий внимание на то, что после выборов в Раду заметно усилились позиции премьера Арсения Яценюка, чья политическая сила получила первое место по партийным спискам и будет играть важную роль в формирующейся правительственной коалиции. Яценюк считается сторонником более жесткого курса в отношении самопровозглашенных республик, и руки Петра Порошенко, подписавшего минские соглашения, будут связаны.

Первый вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин также считает, что новый политический расклад в Киеве делает военный сценарий более вероятным: «Если договариваться сложнее, то вероятность экстремальных вариантов растет». Он увязывает перспективы ситуации также и с вопросами снабжения Крыма, которые, по его мнению, «не менее важны».

При этом конфликт чрезвычайно невыгоден России, поскольку в любом случае, кто бы его ни начал формально, обернется новой порцией экономических санкций. Москва не сможет не осудить Киев, а на Западе одно это может быть воспринято как поддержка ополченцев. В такой ситуации может возобладать логика, в соответствии с которой проблема в нерешительности, проявленной на первом этапе, выльется в необходимость как минимум расширить власть народных республик, которые сегодня представляют собой не что иное, как малоуправляемые огрызки мощного индустриального региона.

«Пока граница не будет проведена окончательно, конфликт может возобновить каждая из сторон в попытке найти выгодное для себя решение, — считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Что же касается России, то она не может допустить поражения республик, так что прямая или косвенная поддержка будет оказана».

Проблема, по мнению Макаркина, заключается в том, что Москва не полностью контролирует ситуацию в Донбассе.

«Когда ушел Стрелков, появился Захарченко, он считался в Москве слабой фигурой, и казалось, что Россия может целиком рулить республиками, но оказалось, что нельзя просто сказать «уйдите из такого-то населенного пункта» и все уйдут, приходится учитывать реалии». В свою очередь, считает Макаркин, украинская армия оправилась от шокового поражения под Иловайском, так что двигать стороны, как фигуры на шахматной доске, не получается.

По мнению Павла Салина, дело может дойти и до жесткого варианта, когда Россия признает народные республики, «как Абхазию и Южную Осетию, и введет туда войска, обосновав это де-юре защитой своих союзников».