Кого слушает президент

«Прежде всего это сказки»

Лео Габриадзе о «Необыкновенной выставке» Резо Габриадзе

Ярослав Забалуев 13.02.2016, 10:57
__is_photorep_included8072081: 1

Лео Габриадзе рассказал «Газете.Ru» об открывшейся в Музее Москвы «Необыкновенной выставке» своего отца Резо Габриадзе и сформулировал жанр его произведений.

12 февраля в Музее Москвы начала работу «Необыкновенная выставка» Резо Габриадзе, на которой представлено более шестисот живописных и графических работ художника, скульптора и сценариста фильмов Георгия Данелии. Кроме выставки в помещении музея проходят гастроли театра марионеток, которым Габриадзе руководит уже много лет. По случаю открытия «Газета.Ru» побеседовала с сыном ее героя и автора и одним из кураторов экспозиции Лео Габриадзе.

— Я некоторое время не мог понять, что вы планируете сделать — гастроли или все-таки выставку. Расскажите, как появилась идея их совместить?

— Изначально ничего подобного мы делать не хотели, речь шла только о гастролях театра марионеток в Москве. Это всегда сложное дело — мало того что встроиться в расписание действующих площадок нелегко, так еще и театр у нас необычный. То есть театр — это и так гораздо более условный вид искусства, чем кино, а в театре марионеток даже людей нет. В этом смысле наши представления действительно начинаются с вешалки — с первого шага, начиная с которого нам надо убедить зрителя поверить в происходящее. Вовлечь в эту игру непросто.

Мы с нашим продюсером стали думать, что можно сделать, и в итоге решили, что театральный зал можно построить самим — в другом, не принадлежащем действующему театру помещении.

И как-то так вышло, что в процессе обсуждения мы так увлеклись, что на эмоциях замахнулись на то, чтобы сделать не просто гастроли, а настоящую большую выставку, приуроченную к приезду театра и 80-летию Резо. Но задача выставки все-таки в том, чтобы вовлечь зрителя в мир Резо, подвести его к сцене, которая является венцом всей его деятельности.

— А почему именно театр?

— За 12 лет в кино Резо серьезно разочаровался в советской системе кинопроизводства. Он страшно переживал каждый раз, когда ему надо было приезжать в Москву на корректуру и утверждение сценария. И так совпало, что, когда стали восстанавливать старый Тбилиси, к нему обратились с предложением принять в этом участие. Он подумал и решил сделать театр марионеток, возможности которого, по его убеждению, во много раз превосходят возможности кинематографа. У Резо в театре, что называется, тотальная режиссура. Он не просто ставит спектакли, он сам делает всех кукол, одевает их, рисует декорации, продумывает сценографию — делает абсолютно всё. Великий театральный режиссер Гордон Крэг в свое время тоже ушел в театр марионеток, потому что ни один другой театр не дает таких возможностей постановщику. Резо в этом смысле очень повезло, он обладал всеми необходимыми навыками — рисовал и лепил он всю жизнь, а о его драматургических талантах и говорить нечего.

— Расскажите теперь немного о том, как организована эта выставка? Чего ждать зрителям?

— У нас были наполеоновские планы — собирались поставить под сотню проекторов, но в итоге ограничились шестьюдесятью (улыбается). Наша команда — аниматоры, дизайнеры — проделала огромную работу: мы отсканировали порядка тысячи работ Резо. Там можно найти все что угодно: потрясающие рисованные истории про Пушкина, заметки на полях из записных книжек, раскадровки… Разумеется, такой невероятный массив зрителю было бы сложно воспринять в формате обыкновенной выставки, поэтому мы перевели все это в анимацию, которая будет сопровождать посетителей во время прогулки по экспозиции. Кроме того, в процессе подготовки случилась еще одна история. Резо впервые открыл комнату в своей квартире в Тбилиси, где хранил множество рисунков и куда много лет никого не пускал.

Это тоже сыграло свою роль в том, что мы решили делать выставку: я понял, что у нас есть доступ к огромному количеству прекрасного и горячо любимого мной материала.

— Спектакли, с которыми театр приезжает в этот раз, те же, что и на прошлых гастролях, или есть какие-то премьеры?

— Это сложный вопрос. С одной стороны, да, те же, хотя «Бриллиант маршала де Фантье» москвичи видели всего несколько раз. С другой — те, кто уже был на представлениях во время прошлых гастролей, наверняка удивятся. Для Резо ни один спектакль никогда не закончен, он все время что-то доделывает, дописывает, дорисовывает. Каждое представление получается уникальным.

— И напоследок, можете сформулировать жанр этих спектаклей? Насколько они похожи на фильмы, для которых Габриадзе писал сценарии?

— Да, про кино это правильный вопрос, с точки зрения не жанра, наверное, а духа, интонации они очень близки. Фильмы Резо — что это за жанр? Там есть и смешное, и грустное, полный эмоциональный спектр. Но вообще я в последнее время по понятным причинам много думал о том, что Резо делает всю жизнь, о сценариях, спектаклях и понял, что прежде всего это сказки — но очень, так сказать, приземленные. Сказочные сюжеты у него идеально вписаны в реалистический канон и при этом сохраняют все свойства — там есть и преувеличения, и точные метафоры, за которыми скрывается очень много правды.