Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Повестка для Путина

Властям нужно срочно принимать решения по бюджету, налогам и приватизации

Петр Орехин 13.03.2016, 21:32
Shutterstock

Повестка ночного экономического совещания, которое провел на неделе Владимир Путин, очевидна: в стране рецессия, а правительство не может принять решения даже по наиболее острым текущим вопросам — налогам, бюджету, приватизации. «Газета.Ru» выбрала пять острых злободневных вопросов, на которые чиновники пока не нашли ответов.

Владимир Путин провел ночное совещание с экономическим блоком правительства и главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной. Совещание было названо рабочим, и его подробности не раскрываются. Но повестка для подобных встреч очевидна: в стране рецессия, а правительство не может принять решения даже по наиболее острым текущим вопросам — налогам, бюджету, приватизации.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал ночное совещание с четверга на пятницу обычным делом, пояснив, что все дело в графике главы государства.

«Это объясняется перегруженностью рабочего графика в связи с напряженной международной обстановкой. Очевидно, что международная составляющая отнимает много времени в ежедневных делах у президента, — заявил он, добавив: — У нас и внутренняя повестка дня, и публичные мероприятия, и совещания по конкретным вопросам, связанные с экономикой, поэтому не получается укладываться в световые сутки».

В то же время Дмитрий Песков отказался сообщать подробности встречи, ограничившись словами, что затрагивались «и текущие, и вопросы экономического развития на среднесрочную перспективу». «Большего я вам сказать не могу», — резюмировал он.

«Большего» «Газете.Ru» не смогли сообщить ни в Министерстве экономического развития, ни в других ведомствах. Впрочем, экономическая повестка дня для встреч президента с правительством хорошо известна. Безусловно, кабинету министров позарез требуется разработать и принять внятную экономическую программу на ближайшие несколько лет. Но правительство не может решить даже наиболее острые текущие проблемы. «Газета.Ru» выбрала пять наиболее злободневных вопросов, на которые чиновники пока не нашли ответов.

Насколько порезать расходы бюджета?

Из-за падения цен на нефть денег в федеральном бюджете в этом году будет намного меньше, чем предполагалось (он сверстан из расчета $50 за баррель, а в январе — феврале стоимость барреля колебалась в районе $30, и только недавно вышла к $40).

При среднегодовой цене барреля в $30 дефицит может составить 4% ВВП (более 3,2 трлн руб.), при $40 сохраняется задача обеспечить дефицит в 3% ВВП, говорил министр финансов Антон Силуанов.

Минфин уже объявил о сокращении расходов на 10% и отказе от выдачи авансов. Но в итоге расходная часть может быть профинансирована еще в меньшем объеме.

За первые два месяца текущего года, по данным Федерального казначейства, объем расходов составил 1,962 трлн руб. Это самый низкий показатель с 2011 года, когда было потрачено 1,427 трлн руб.

Все остальные годы правительство направляло бюджетополучателям не менее двух триллионов, а в прошлом году сумма расходов составила почти 3 трлн руб.

Благодаря тому, что «зажаты» расходы, дефицит бюджета за январь — февраль удалось сохранить на минимальном уровне в 111 млрд руб. Минфин еще ни разу не воспользовался средствами Резервного фонда для финансирования дефицита. На 1 марта его размер составлял 3,747 трлн руб. ($49,9 млрд). Не расходуются средства и Фонда национального благосостояния, в котором лежит 5,357 трлн руб. ($71,34 млрд).

Минфин обещает наверстать расходы в следующих месяцах, но какой окажется сумма фактических расходов, сегодня сказать сложно.

Уже очевидно, что будет сокращена одна из основных расходных статей бюджета — гособоронзаказ, хотя ранее этого делать не планировалось.

Глава «Ростеха» Сергей Чемезов в интервью The Wall Street Journal отметил, что «сокращение будет». «Думаю, гособоронзаказ будет сокращен примерно на 10%», — заявил он. Ранее заместитель министра обороны Татьяна Шевцова сообщила, что расходы на содержание ведомства сокращены на 5%.

Что и когда приватизировать?

Чтобы наполнить бюджет деньгами, правительство хотело провести масштабную приватизацию. Предполагалось выставить на продажу пакеты акций «Роснефти», «Башнефти», «Аэрофлота», «Совкомфлота», АЛРОСА, ВТБ и других компаний с госучастием. Однако плохая конъюнктура рынка мешает властям принять конкретные решения — продавать дешево никто не хочет.

Альтернатива в виде продажи активов «стратегическому инвестору» из числа близких к Кремлю корпораций и бизнесменов также не лучший вариант.

Появившаяся на днях в Financial Times информация о готовящейся продаже 25% «Аэрофлота» Аркадию Ротенбергу была опровергнута и в правительстве, и самим предпринимателем.

Дмитрий Песков заявил, что Владимир Путин не принимал такого решения, и призвал «не обращать внимания на подобные материалы». «Это не соответствует действительности. Вы знаете о тех обсуждениях, которые ведутся относительно возможных приватизационных процессов, вы знаете о существовании различных точек зрения на этот счет, но это не единоличная прерогатива президента», — пояснил он.

По информации «Ведомостей», глава Росимущества Ольга Дергунова, которую в январе «информированные источники» отправляли в отставку, выступает против большой приватизации в текущих условиях. Она предлагает продать сначала небольшую часть госпакетов.

Каким будет решение правительства, что будет продано (и будет ли вообще продано хоть что-то), сегодня не знает никто. Вероятно, будут приниматься «точечные» решения, и, скорее всего, власти все же будут искать стратегических инвесторов. Иного способа получить более-менее приемлемую сумму на данный момент нет.

Повышать или нет налоги?

Естественно, что одной приватизации (даже если продать все по максимально возможной сейчас цене) недостаточно для ликвидации дефицита. Поэтому Минфин генерирует различные инициативы по увеличению фискальной нагрузки. «Под раздачу» попадает пока население. Так, с 1 апреля будут повышены акцизы на моторное топливо, что приведет к росту цен на заправках.

Но и бизнесу стоит ожидать «подарков». Одна из инициатив — повысить налоговую нагрузку на нефтяной сектор, изменив формулу расчета налога на добычу полезных ископаемых.

Нефтяники пока стоят стеной — они и без того сокращают свои инвестпрограммы, перспектива лишиться еще нескольких сотен миллиардов рублей их не радует. Особенно если российские власти договорятся с ОПЕК о замораживании объемов добычи нефти, что лишит отрасль возможности увеличивать выручку за счет наращивания производства (в прошлом году добыча выросла на 1,3%).

Вторая группа налоговых инициатив касается пенсионной системы. Минфин предлагает разные варианты повышения размера страховых взносов, чтобы дать дополнительные средства и снизить размер трансферта из федерального бюджета Пенсионному фонду, а также разблокировать накопительный компонент (в бюджете текущего года заморожено 342 млрд руб.).

Например, может быть увеличен размер выплат с «больших» зарплат, повышен размер отчислений для индивидуальных предпринимателей и пр.

Предпринимательское сообщество категорически против этого. Бизнес-омбудсмен Борис Титов предупреждает, что, если повысить страховые взносы для индивидуальных предпринимателей, то полмиллиона из них уйдет с рынка. Примерно такие потери были в 2013 году, когда правительство уже повышало в два раза страховые платежи для ИП (потом это решение пришлось отменять).

Если налоги не повышать, то надо резко нарастить заимствования или еще больше оптимизировать бюджетные расходы, а также принять окончательное решение об отказе от накопительного компонента в его нынешнем виде.

Что делать с ВЭБом?

Внешэкономбанк, выполняющий функцию института развития, в нынешних условиях рецессии и бюджетного дефицита стал «чемоданом без ручки» — нести тяжело, а бросить жалко. В банк были «слиты» плохие олимпийские кредиты, он выдавал деньги по льготным ставкам, активно занимал за рубежом и в итоге погряз в долгах и убытках.

По итогам 2014 года (по МСФО), убыток ВЭБа составил 249,656 млрд руб., за первое полугодие 2015 года — 73,491 млрд руб. Объем кредитного портфеля на 30 июня 2015 года — 2,864 трлн руб. По расчетам самого банка, в 2016–2017 годах ему надо погасить примерно $2,8 млрд. Рефинансировать ВЭБ эти долги из-за антироссийских санкций не может.

Правительство уже несколько месяцев пытается придумать способы спасения ВЭБа, но пока это не очень получается. Банку в идеале нужно не менее 1 трлн руб., но таких денег (даже в виде ОФЗ) ему никто не даст. Пока принято одно «денежное» решение — разместить в ВЭБе девятимесячный депозит на 100 млрд руб. бюджетных средств. Вероятно, что из Фонда национального благосостояния банку перепадет еще один депозит — на 300 млрд руб. Обсуждалось также выделение из бюджета 150 млрд руб., которые могли бы пойти на докапитализацию.

Разбираться с долгами и выбивать из правительства деньги будет новый председатель. 26 февраля Сергей Горьков, работавший зампредом Сбербанка, сменил на посту главы ВЭБа Владимира Дмитриева. Пока он демонстрирует оптимизм.

«Конечно, нужно какое-то время для того, чтобы разобраться в тех базовых проблемах, которые есть. Они есть, но я уверен, что при поддержке правительства с ними можно будет справиться и действительно создать институт развития в новых условиях. Конечно, новые условия совершенно другие, чем были, может быть, десять лет назад, но я уверен, что новой команде вместе с накопленным опытом, который есть у старой команды, вполне по силам справиться с задачей при поддержке правительства и вас лично», — заявил Сергей Горьков на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Снижать или нет ключевую ставку?

Рецессия в российской экономике продлится и в 2016 году. В этом сегодня не сомневается никто из экономистов. Масштаб падения — 1–2% ВВП. В январе, по оценке все того же ВЭБа, в годовом исчислении ВВП сократился на 3,1%, и на 0,2% к предыдущему месяцу (со снятой сезонностью).

«Первый месяц года продолжил негативную тенденцию динамики ВВП, которая сформировалась с октября прошлого года. В январе спад даже несколько усилился… Сохраняет высокую волатильность динамика обрабатывающих производств… Продолжает разочаровывать динамика потребительского спроса… Динамика отраслей, ориентированных на инвестиционный спрос, показала в январе негативные значения, что косвенно говорит о продолжении инвестиционного спада», — говорится в комментарии главного экономиста Внешэкономбанка Андрея Клепача.

Меры, которые принимает правительство в том числе в рамках так называемого антикризисного плана, не окажут существенного влияния на текущее положение дел, поскольку расходы бюджета все равно существенно сократятся и дополнительных денег экономика не получит.

Все внимание сегодня приковано к Банку России, от которого ждут снижения ключевой ставки на ближайшем заседании 18 марта. Сейчас она составляет 11%, а это значит, что ставка для заемщиков в коммерческих банках составляет 15% годовых и выше. Ставка по потребительским кредитам выше 20%. Естественно, что инвестиции в основной капитал и потребительский спрос не могут расти.

Но у ЦБ есть цель — довести инфляцию до 4% к концу 2017 года. Поэтому он ориентируется исключительно на показатели инфляции. По итогам февраля она составила 8,9% в годовом исчислении. За первые девять дней марта цены выросли на 0,2%. Аналитики Sberbank CIB считают, что в следующую пятницу совет директоров ЦБ примет решение, что снижать ключевую ставку пока рано.

Возможно, что Владимир Путин и некоторые члены правительства имеют другую точку зрения на то, какой должна быть ставка, и поделились своими мыслями с Эльвирой Набиуллиной. Каким будет решение ЦБ, мы узнаем через неделю. К сожалению, по остальным актуальным вопросам повестки дня дедлайнов вообще не существует.