Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Каспий делят на пятерых

На саммите в Астрахани обсудят Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря

Рустем Фаляхов, Алексей Топалов 27.09.2014, 12:16
Нефтяное месторождение на Каспийском море ИТАР-ТАСС
Нефтяное месторождение на Каспийском море

Узаконить доступ к нефти, газу и осетровым породам рыб призван очередной саммит пяти прикаспийских государств — России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Есть предварительная договоренность о том, чтобы не пускать на берега Каспия силы НАТО. Но поделить ресурсную базу «пятерка» не может уже 18 лет.

В Астрахани 29 сентября состоится саммит государств, имеющих выход на Каспийское море, сообщила пресс-служба Кремля. Помощник президента России Юрий Ушаков на брифинге в пятницу отметил, что достигнута предварительная договоренность о создании в море двух зон: зоны госсуверенитета и рыболовной. В сумме они составят 25 морских миль от побережья.

Кроме того, «каспийская пятерка» договорилась не пускать в регион силы НАТО. По крайней мере, в проекте политического заявления саммита зафиксировано положение «о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил нерегиональных держав».

«По этому вопросу шли нелегкие консультации, но стороны условились об этом принципе», — заявил Ушаков.

Нынешний региональный саммит — четвертый по счету. И ключевой документ, который требует согласования пяти государств, — Конвенция о правовом статусе Каспийского моря.

«Прикаспийская пятерка» стран пытается подписать Конвенцию уже 18 лет, говорил ранее спецпредставитель президента РФ по делимитации и демаркации границ России со странами СНГ, посол по особым поручениям МИД России Игорь Братчиков. По его мнению, столь длительный срок работы над документом — это свидетельство тщательной его подготовки.

Но о подписании конвенции речи не идет и на сей раз. Саммит всего лишь «близок к прорыву» в подготовке соглашения. «Если работа в Астрахани завершится успешно, то будет открыта прямая дорога к подписанию конвенции на следующем саммите, который пойдет в Казахстане», — уточнил Ушаков.

Конвенция призвана закрепить права каждой из стран на освоение богатого ресурсами Каспийского моря по «справедливой» формуле.

«Дискуссии идут в конструктивной атмосфере, в духе доверия и понимания ответственности за судьбу этого уникального водоема», — отметил Братчиков.

Но дальше дискуссий и деклараций о намерениях дело не идет. Формула «справедливого разделения» прав на ресурсы так и не найдена.

На Каспии четко очерчен только российский донный сектор, и этот факт признают Азербайджан и Казахстан. Туркмения выжидает, у Ирана особая позиция, отличная от российской.

Делить действительно есть что. Например, в акватории Каспия сосредоточено около 90% мировых запасов осетровых пород.

Но основной предмет спора — шельф. Прогнозируемый запас углеводородов на Каспии оценивается в пределах 18 млрд тонн условного топлива. Доказанные запасы нефти и газа — 4 млрд тонн. Больше — только в Персидском заливе.

300 лет тому назад

Накануне саммита российская позиция по правовому статусу Каспия выглядит примерно так же, как почти 300 лет назад. Проблема статуса Каспийского моря впервые возникла после Персидского похода Петра I в 1722–1723 годах. Российско-персидские договоры того времени предоставляли России исключительное право иметь военный флот на Каспийском море на вечные времена, а Персии разрешали иметь только торговый флот.

Советская Россия отказалась от монопольных прав на Каспий, и бессрочные советско-иранские договоры 1921, 1935 и 1940 годов закрепили совместные и равные права двух сопредельных государств — СССР и Ирана. Причем в пределах до 10 морских миль от своего побережья каждая из стран имела исключительное право пользования этим пространством.

Россия как правопреемница СССР и Иран как правопреемник Персии в принципе могли бы далее пользоваться Каспием по обоюдному согласию.

Но после распада СССР в 1991 году на карте появились еще государства, имеющие береговую линию на Каспийском море: Азербайджан, Туркменистан и Казахстан. И возник правой тупик, поскольку принять конвенцию о правовом статусе можно только консенсусом, с согласия всех заинтересованных сторон. А его достичь не удалось.

Тегеран предложил превратить Каспий в «кондоминиум», то есть владеть морем, в том числе его недрами, сообща. Распоряжаться общей частью должен был коллективный орган, который выдавал бы лицензии нефтедобывающим и рыболовным компаниям.

Баку не против того, чтобы поделить Каспий на пять равных национальных долей, по 20% каждому из пяти государств.

Россия выступает против раздела моря на секторы. В 2002 году на саммите прикаспийских государств Россия предложила иной способ делимитации, то есть раздела и определения границ Каспийского моря, — по формуле «равноудаленной срединной линии». Согласно этому принципу водная поверхность остается общей для судоходства, а дно Каспия делится с помощью срединных линий.

В этом случае России принадлежало бы 20% дна, Казахстану — 29,5%, Азербайджану — 21%, Туркмении — 17%. Иран получил бы меньше всех — 12,5%. Тегеран не согласился. Астана и Баку, получившие бы больше всех, согласились.

Ашхабад тоже против. Туркмения считает, что делимитация Каспийского моря должна осуществляться без учета полуострова Апшерон и острова Жилой, которые являются «особыми обстоятельствами» по международному морскому праву и, соответственно, не должны приниматься во внимание при проведении срединной линии или делении моря на национальные секторы по 20% каждый.

Возражения Туркмении связаны с тем, что Ашхабад и Баку имеют разногласия по поводу принадлежности нефтегазовых месторождений Сердар (в азербайджанском варианте названия — Кяпаз), Осман и Омар (Азери и Чираг). При этом Азербайджан и Туркмения в случае удачного разрешения конфликта могли бы рассматриваться в качестве сырьевых источников для проекта строительства газопровода «Набукко» — через Турцию в Европу, что позволило бы европейским странам снизить зависимость от российского «Газпрома» и его проекта «Южный поток».

Озеро или море

О том, насколько запутанна ситуация с правами на Каспий, свидетельствует тот факт, что до сих пор не решено, чем, собственно, является Каспий — морем или озером.

Между двумя этими понятиями существует принципиальная разница с точки зрения международного права. Хотя за Каспием закрепилось название «море», для международного права это не аргумент. Не считаются критерием и размеры водоема.

Основополагающий принцип отнесения водоема к категории «море» или «озеро» по Конвенции ООН по морскому праву — наличие сообщения водоема с Мировым океаном.

При этом реки и искусственные каналы не являются объектами международного морского права и не превращают внутриконтинентальные водоемы в моря. Каспийское море, не сообщающееся с Мировым океаном через естественные проходы, может считаться озером.

Однако это вовсе не означает, что Каспийское море не может получить статус моря. Если прибрежные государства решат, что этот водоем является морем, то оно таковым и будет. И тогда на него автоматически распространяется действие Конвенции ООН по континентальному шельфу и морскому праву 1958 и 1982 годов.

По этому варианту каждое прикаспийское государство будет иметь суверенные права на 12-мильные территориальные воды (континентальный шельф) и 200-мильные исключительные экономические зоны.

Поскольку максимальная ширина Каспийского моря не превышает 200 морских миль, то внешние границы исключительной экономической зоны можно определить на основе принципа серединной линии. А любые другие государства смогут пользоваться свободой судоходства и полетов, прокладывания трубопроводов, рыболовства и т.п.

Нерешенность проблемы международно-юридического статуса Каспийского моря обусловлена в первую очередь разницей подходов прикаспийских государств к тому, каким образом поделить крупнейший в мире внутренний водоем со значительными запасами углеводородов, отмечает научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Притчин. «Россия и Иран как правопреемники по предыдущим советско-персидским соглашениям настаивали изначально на принципе кондоминиума, подразумевающего совместное использование акватории и природных богатств моря. Но для новых независимых государств — Азербайджана, Туркменистана и Казахстана — ресурсы, расположенные здесь, были одним из важнейших условий обеспечения реальной независимости, а значит, их не устраивает статус-кво», — подчеркивает эксперт.

«Дно в конце концов поделят, а воду, скорее всего, делить не будут. Каспийское море будет иметь нейтральный политический статус. Основные условия будут диктовать Россия, Казахстан и Азербайджан. Туркмения присоединится к большинству», — говорит Андрей Идельменов, эксперт Русской школы управления.

При согласовании конвенции о правовом статусе Каспия Кремль будет исходить из того, чтобы не допустить конкуренции «Газпрому» со стороны туркменского газа, отмечает Михаил Корчемкин, глава East Europen Gas Analysis. По этой причине Москва выступает против строительства Транскаспийского газопровода и запрещает международный транзит газа через территорию России.