Иран вольет нефть в Россию

Россия может заключить контракт с Ираном об импорте нефти на $20 млрд

Алексей Топалов 03.05.2014, 18:08
Президент Ирана Хасан Рухани AFP/Getty Images
Президент Ирана Хасан Рухани

Россия может начать закупки нефти в Иране. Предполагаемый контракт оценивается в $20 млрд. Потенциальной сделкой недовольны Соединенные Штаты, которые заявляют, что Москва, начав закупки нефти у Тегерана, нарушит договоренности о санкциях в отношении Ирана. На этом фоне Тегеран разрывает крупный нефтегазовый контракт с Пекином.

Россия вновь подняла вопрос о закупках нефти из Ирана. Речь идет о поставках 500 тыс. баррелей (около 68,5 тыс. тонн) в сутки, причем оплачивать эту нефть Россия должна не деньгами, а товарами и оборудованием своего производства. В частности говорилось о продукции металлургического сектора, машиностроения и энергетическом оборудовании. По данным агентства Reuters, общая сумма сделки может достичь $20 млрд. Исходя из нынешних цен на нефть ($110 за баррель), Россия может получить от Ирана около 25 млн тонн.

Впервые о контракте с Ираном заговорили еще в январе, и уже тогда Соединенные Штаты выступили против, так как он якобы нарушает договоренность о санкциях в отношении Ирана (введенные в 2012 году санкции касаются в том числе и ограничений на покупку иранской нефти). В начале апреля стало известно, что российское правительство обсуждает схему поставок нефти из Ирана, и Министерство энергетики готовится выбрать компанию, которая будет заниматься трейдингом.

В ответ на это американский минфин предупредил, что заключение нефтяного соглашения с Ираном может стать основанием для введения американских санкций уже в отношении России, точнее «любой организации или лица, причастных к такой договоренности».

Правда, какие именно могут быть приняты меры, министр финансов Джейкоб Лью не уточнил.

Россия в свою очередь заявила, что признает в отношении Ирана только санкции Совета Безопасности ООН. Речь идет о запрете на продажу Ирану тяжелого вооружения. Санкции были введены в 2010 году из-за обеспокоенности стран — членов ООН иранской ядерной программой. По словам главы российского Министерства финансов Антона Силуанова, учитывая этот факт, сделка «нефть в обмен на товары» может быть легитимна.

Иранское агентство Mehr на этой неделе сообщало, что Национальная иранская нефтяная компания ведет подготовку к операциям через северный нефтяной терминал Нека, где будет проводиться обмен иранской нефти на российские товары. Впрочем, иранские официальные лица неоднократно подчеркивали, что конкретного соглашения пока не достигнуто, хотя переговоры идут.

Интерес Ирана в данном случае понятен. «У Ирана сейчас очень сложное экономическое положение, санкции душат его экономику. Поэтому иранское правительство делает все, чтобы от них избавиться», — говорит старший научный сотрудник Института востоковедения профессор Владимир Сажин.

До введения нефтяных санкций Иран производил около 4,2 млн баррелей нефти в сутки, порядка 2,5 млн баррелей направлялось на экспорт.

После введения санкций экспортные объемы снизились примерно до 1 млн баррелей в сутки. «Не исключено, что потенциальный договор с Россией — это попытка Ирана частично восстановить экспорт, — полагает Сажин. — Причем объемы (500 тыс. баррелей в сутки) для Ирана очень крупные. Для сравнения, в Китай сейчас Иран поставляет порядка 420 тыс. баррелей в сутки».

Доля доходов от продажи нефти в госбюджете Ирана составила в прошлом финансовом году (завершился 20 марта) 41% от общих поступлений бюджета, заявил глава Высшего ревизионного суда Ирана Амин Хосейн Рахими (цитата по агентству Shana). По его словам, 35% доходов госбюджета страны было обеспечено за счет поступлений от налогов, а 65% — других источников доходов.

По словам эксперта, сейчас переговоры Ирана с шестеркой международных посредников (постоянные члены Совета Безопасности ООН плюс Германия) по иранской ядерной проблеме идут в позитивном ключе, Иран исполняет договоренности, достигнутые в ноябре прошлого года, касающиеся его ядерной программы и, в частности, обогащения урана. Цель переговоров — разработка широкомасштабного договора, снимающего ядерную проблему ИРИ с повестки дня мировой политики.

«Если вопрос с иранской ядерной программой будет решен окончательно, можно ждать отмены санкций», — прогнозирует Сажин.

И в этом плане очень важно, будет ли российско-иранское соглашение заключено до отмены санкций или после. Юридически Соединенные Штаты и Евросоюз не смогут запретить России закупать иранскую нефть, так как Россия признает только санкции Совета Безопасности ООН.

«Однако просто так Запад российско-иранскую нефтяную сделку не оставит, и если не напрямую, то косвенно попытается осложнить зарубежную деятельность российских бизнесменов», — предупреждает Сажин.

При этом не очень понятно, зачем России вообще нужна иранская нефть. Дефицита сырой нефти в стране нет и не предвидится. В прошлом году было добыто 523,3 млн тонн, из которых 236,6 млн тонн были направлены на экспорт. «С другой стороны, экспорт российской нефти постепенно снижается (в 2012 году Россия экспортировала 239,9 млн тонн), — отмечает аналитик Райффазенбанка Андрей Полищук. — Это связано с тем, что больше сырой нефти стали потреблять российские нефтеперерабатывающие заводы, которые сейчас находятся в процессе модернизации». Таким образом, иранская нефть, по мнению Полищука, может быть реэкспортирована.

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов добавляет, что иранская нефть может быть использована для своповых поставок в Китай. Дело в том, что в прошлом году «Роснефть» заключила договор на поставку в течение 25 лет около 360 млн тонн нефти на сумму около $270 млрд. Однако мощности нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО, именно от него идет ответвление на Китай) для обеспечения поставок может не хватить, так как на долю в поставках через эту трубу претендуют «Газпром нефть» и «Башнефть», а кроме того, нефтепровод ВСТО необходим для поставок сырья на проект той же «Роснефти» в Приморье (компания намерена построить в Приморском крае нефтехимический комплекс). О том, что транспортных мощностей не хватит, ранее неоднократно предупреждал российский нефтепроводный монополист «Транснефть».

«Если ВСТО не успеют расширить, иранская нефть может заместить российскую при поставках в Китай», — говорит Агибалов.

Собственно, Иран уже на протяжении многих лет поставляет в Китай нефть. За последнюю пятилетку поставки превысили 100 млн тонн, в 2013 году было поставлено 21,4 млн тонн. Впрочем, в углеводородных отношениях между Тегераном и Пекином не все так радужно. В среду официальные СМИ Ирана сообщили о том, что страна разорвала контракт с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) по разработке последнего иранского месторождения Северный Азадеган (контракт оценивается в сумму $2,5 млрд), поскольку та не исполнила требования сделки в срок.

Российско-иранские переговоры по нефти, а также попытки вмешательства со стороны США могут вылиться в борьбу за иранский рынок. «В случае отмены действующих санкций в Иран придет множество компаний со всего мира, многие из них уже сейчас «на старте». И здесь России важно не упустить время», — подчеркивает Владимир Сажин.

Кстати, замглавы российского МИДа Сергей Рябков уже заявлял, что угроза санкций со стороны США по поводу нефтяной сделки может быть связана именно с борьбой за иранский рынок.

«Рано или поздно санкции, которые применяются против Ирана, будут сняты; видимо, в Вашингтоне, да и в европейских столицах хотели бы иметь определенные конкурентные преимущества и не столкнуться с ситуацией, когда Москва и Тегеран договорятся о каком-то существенном продвижении в торгово-экономической области», — сказал Рябков в интервью агентству РИА «Новости».