Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Закрывается одна площадка, открываются еще десять»

«Антипиратский» закон, принятый в 2013 году, неэффективен

Екатерина Брызгалова 28.12.2013, 13:06
«Антипиратский» закон, принятый в 2013 году, неэффективен iStockPhoto
«Антипиратский» закон, принятый в 2013 году, неэффективен

Просматривать бесплатно фильмы в интернете можно до сих пор. Хотя в 2013 году был принят «антипиратский» закон, положивший начало борьбе с размещением пиратского видео в рунете. «Газета.Ru» опросила представителей интернет-отрасли и медиаиндустрии, чтобы узнать, что изменил закон в их работе и оказался ли он эффективным.

Член генштаба Пиратской партии, руководитель движения «Роскомсвобода» Артем Козлюк:

— Одним из самых одиозных событий в уходящем году стало внедрение «антипиратского» закона. Закон был принят в сверхбыстрые сроки, несмотря на отраслевые протесты и замечания. С одной стороны, закон стал логичным продолжением усиления контроля за информацией в интернете со стороны государства. Сейчас на рассмотрение в Госдуму внесены законопроекты, которые расширяют критерии запрещенной информации, в том числе и в антипиратской тематике. Будут рассматриваться и законы, вводящие расширенные списки запрещенной информации, и законы, устанавливающие штрафы за несвоевременные блокировки.

Что касается непосредственно тех ресурсов, которые подпали под действие «антипиратского» закона, то все они продолжают свою работу. И на своих порталах объясняют методы, с помощью которых пользователи могут обойти закон, используя альтернативные сети, предоставляющие доступ к информации. Это еще раз подчеркивает, что законы, которые принимает государство в сфере интернета, малоэффективны для тех людей, которые хотят и желают получить доступ к данной информации.

Прогресс всегда идет впереди законотворческой мысли, и всегда найдутся средства обойти эти глупые, неадекватные и абсурдные законы, которые не были согласованы ни с IT-отраслью, ни с обществом.

В следующем году тренд запрещения и блокировки информации будет развиваться, хотя особого эффекта для заявленных целей эти законопроекты не принесут.

Да, были заблокированы десятки интернет-ресурсов. Но закрывается одна площадка, а открываются еще десять.

Метод запрещения информации в интернете в принципе неэффективен. Интернет был создан по таким принципам, которые позволяют обходить все законы. Это суть протоколов интернета. И законодатели никак не могут понять эту простую мысль. И бороться с этим можно двумя способами: либо полностью запретить весь интернет в России, либо разбираться, почему люди хотя обмениваться информацией и как им предоставить более удобные сервисы и площадки.

Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский:

— Отрасль и многие крупные ее игроки готовы к саморегулированию. Есть ощущение, что игроки, которые раньше находились по разные стороны баррикад, наконец-то услышали друг друга. Интернет-площадки поняли, что правообладатели теряют деньги. Производители кино- и телепродукции осознают, что основные интернет-компании стремятся не к тому, чтобы украсть их фильмы, им важно монетизировать присутствие контента на своих площадках, и они готовы в этом случае делить доход с правообладателями.

Еще в июле, накануне вступления «антипиратского» закона в силу, мы договорились о согласованных действиях всех заинтересованных сторон по реализации закона. Коммюнике подписали правообладатели, операторы связи, интернет-площадки. Мы договорились, что обращаться в суд с требованием наказания нарушителей необходимо только тогда, когда исчерпаны все досудебные меры урегулирования.

Но осталось много неурегулированных вопросов. Ранее не было единого подхода к механизму реагирования интернет-площадок на заявления об удалении противоправного контента, к срокам удаления видео и другим процедурным вопросам. Мы остановились на формате ненормативного документа, который предоставлял существенные преимущества: гибкость норм регулирования, упрощенный порядок применения норм, акцент на важности самоконтроля, а не на механизмах «цензуры». По факту подписания документа на рынке обозначились крупные игроки, которые определились со своей позицией.

Я бы не стал говорить, что подписание этого меморандума раскололо интернет-рынок. Колхоз, как известно, дело добровольное, и мы никого не собирались принуждать к саморегулированию.

Антон Мальгинов, руководитель юридической службы Mail.Ru Group:

— При принятии закона интернет-индустрия выражала вполне аргументированные опасения, предлагая альтернативные варианты решения вопроса. В основном опасения были связаны с возможностью ошибочных блокировок, процедурой принятия обеспечительных мер и их последующего исполнения. Хочу отметить, что в отношении наших ресурсов до настоящего момента закон применялся корректно.

Но применение закона до сих пор требует ручного управления.

Если будет снижен контроль за применением закона, то могут реализоваться все те риски, о которых мы говорили. В связи с этим мы считаем, что основной акцент по разрешению ситуаций с правообладателями необходимо перенести в досудебную стадию. Понимание важности разрешения спорных ситуаций в досудебном порядке, причем в том числе со стороны правообладателей, как раз закреплено в подписанном недавно меморандуме о сотрудничестве в сфере обеспечения исключительных прав при использовании фильмов.

Марина Жунич, директор по взаимодействию с органами государственной власти «Google Россия»:

— Google часто во многих странах, и Россия не исключение, жестче относится к пиратскому контенту, чем того требует законодательство. При этом для нас важно создавать экосистему, при которой наши площадки, в том числе YouTube и Google Play, интересны для правообладателей и удобны для пользователей. У нас есть система досудебного взаимодействия с правообладателями, которая доказала свою эффективность, и мы успешно работаем с ними в России по процедуре «уведомление-снятие», а также даем возможность правообладателям не только блокировать нелегальные пользовательские копии контента, но и монетизировать контент. Кроме того, наши политики дают возможность подавать встречное уведомление, если пользователь полагает, что контент был заблокирован по ошибке.

Статистика

По данным Роскомнадзора, по состоянию на 24 декабря 2013 года

75 — поступило определений суда (74 — обработано)
26 — поступило определений об отмене (26 — обработано)
49 — определений находится в работе
52 — действующих записей в реестре (некоторые определения вынесены в отношении нескольких ресурсов)
10 — блокируется
42 — производится мониторинг (информация удалена, меры действуют)
43 — подано исков в суд
19 — принято судебных решений

Что касается влияния законодательных инициатив, то в целом в 2013 году мы видим, что растет число запросов на удаление контента по сравнению с предыдущими периодами.

Представитель компании «Яндекс» Ася Мелкумова:

— В ежедневной работе «Яндекса» принципиальных изменений из-за принятия закона не произошло. У нас есть собственные правила работы с жалобами, которые известны правообладателям. Эта процедура хорошо себя зарекомендовала.

Как и прежде, мы следим за развитием законодательства в области авторского права и участвуем в его обсуждении на всех возможных площадках. Все предложения, которые высказывает наша компания, в частности недопустимость премодерации и обязательность указания URL страницы в обращениях правообладателей к сайту, — это базовые моменты, которые нам подсказывают реальная практика и ключевые принципы свободного развития интернета.

Сергей Корнихин, генеральный продюсер онлайн-кинотеатра Ivi.ru:

— На данный момент ощутимых изменений мы не видим.

Предусмотренные законом механизмы борьбы еще не заработали. Кроме того, крупнейшие интернет-игроки, которые реально влияют на рынок, даже не подписали меморандум о досудебном урегулировании споров и не включились в реализацию эффективных мер по борьбе с пиратством.

Реальные изменения возможны, только если, с одной стороны, крупнейшие интернет-компании включатся в процесс, а с другой — государство продолжит движение в сторону законодательной поддержки легальных прокатчиков.

Насколько мы знаем, сейчас действительно идут обсуждения возможностей доработки Гражданского кодекса, которые, в частности, включат определенную меру ответственности для информационных посредников (в том числе поисковиков).

Леонид Беляев, генеральный директор онлайн-кинотеатра Play.ru:

— Когда закон вступил в силу, мы понимали, что эта инициатива не скажется на нашей деятельности. В нашем понимании борьба с пиратством состоит в том, чтобы приучить людей к потреблению цивилизованного контента, приближая эти сервисы к человеку. Когда наше общество поменяет отношение к авторскому праву, когда мы станем взрослее как общество, только тогда меры по борьбе с пиратством будут эффективными. И этот вопрос нельзя решить только на законодательном уровне. Мы считаем, что, давая людям хорошую альтернативу пиратскому видео, предлагая платный и высококачественный контент, мы помогаем людям почувствовать, что есть альтернатива.

Осенью мы провели небольшой эксперимент, разместив на нашем портале фильм «Географ глобус пропил» одновременно с кинотеатрами, предлагая его за среднюю стоимость от 500 до 700 рублей.

Но ряд кинотеатров стал давить на правообладателей, ставя перед выбором: «Либо вы размещаете фильмы у нас, либо у онлайн-кинотеатров».

Дело в том, что одновременно фильм был размещен на незащищенной платформе, в результате чего в интернете появилась пиратская копия. Мы делаем попытку поменять индустрию, но она складывалась десятилетиями, и мы понимаем, что сразу сделать это не получится и действовать нужно постепенно.

Анатолий Максимов, кинопродюсер:

— Это прорыв с точки зрения пользы для отечественного кино. Проблема наших фильмов в том, что это чрезвычайно рискованный бизнес. В России уникальный статус в мире: размах пиратства сделал кино заложником кинопроката. Только фильмы, которые собирают средства в прокате, могут оправдать себя коммерчески. Для нормальной ситуации, к примеру в США, 60% сборов фильмов — это вторичные права, связанные с эксплуатацией фильмов после кинотеатров, то есть продажи на ТВ, DVD и в интернете. Кинотеатров и залов не хватает — зарубежные рынки для нас закрыты, потому что на протяжении 20 лет мы не проявляли активность и потребности в наших фильмах у зарубежной аудитории нет. А внутренний рынок парализован. И все понимают, что незачем идти в кинотеатр, если любой фильм можно найти в поисковике.

Средства борьбы с пиратским контентом пока непрофессиональны, но это самые первые шаги. Нельзя ситуацию переломить за год или за несколько лет. В России стоимость закупочных прав на телевидении одна из самых низких в мире, а интернет-площадки фактически ничего не стоят, потому что они и так бесплатны. Если не принимать мер по борьбе с пиратством, то отечественное кино исчезнет как национальный вид искусства или будет существовать целиком на дотации.