Кого слушает президент

«У людей отнимают любимую игрушку»

1 августа вступает в силу «антипиратский закон»

Екатерина Брызгалова, Ольга Кузьменкова, Юнна Коцар 01.08.2013, 00:32
Акция против «антипиратского закона» в Москве Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС
Акция против «антипиратского закона» в Москве

С 1 августа вступает в силу «антипиратский закон», который позволяет блокировать интернет-сайты по IP-адресу за нелегально размещенные фильмы и ссылки на них. Это первый закон, который коснется подавляющего числа пользователей интернета и ограничит свободу в сети. Эксперты также опасаются, что закон могут начать использовать для политической цензуры.

С 1 августа 2013 года вступает в силу закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», который получил неофициальное название «антипиратский закон».

Закон предусматривает возможность блокировки операторами интернет-ресурсов, на которых размещены видео- или кинофильмы без разрешения правообладателя, а также ссылки на них.

Правообладатели или их представители должны будут подать иск в Мосгорсуд. До момента рассмотрения дела суд может принять решение о принятии обеспечительных мер — заблокировать доступ к ресурсу до рассмотрения дела в суде. Блокировкой будет заниматься Роскомнадзор, куда правообладатель сможет обратиться с судебным актом. В течение трех дней ведомство должно будет потребовать от хостинг-провайдера и владельца ресурса удалить указанное видео с сайта. Если кинофильм или видео не будут удалены с портала в течение трех дней, то Роскомнадзор сможет ограничить доступ к странице, на которой размещен контент или ссылка на него.

В случае если Мосгорсуд признает размещенный контент законным, ресурс будет разблокирован, а интернет-компания сможет подать ответный иск и потребовать возмещения ущерба, нанесенного в результате блокировки.

Депутаты Госдумы приняли закон за две недели. В первоначальной версии закон распространялся также на музыкальные произведения, книги и программное обеспечение, но из окончательной версии они были исключены. Депутаты пообещали вернуться к разработке соответствующих поправок осенью.

Реакция интернет-компаний и общественности

«Антипиратский закон» вызвал шквал негодования среди интернет-компаний, которые участвовали в обсуждении законопроекта, но в итоге их рекомендации не были учтены. Интернет-компании, в том числе «Яндекс», Google, Mail.ru, Ozon.ru и многие другие, обратились с открытым письмом к правительству, в котором указали на недостатки закона и его неэффективность.

«Предполагаемая цель борьбы с пиратством при существующем тексте законопроекта не будет достигнута: современные технологии позволяют пиратам при необходимости обходить блокировки. Для легальных же ресурсов и в первую очередь для СМИ, которые не используют в своей деятельности незаконные технические инструменты, данный законопроект представляет собой серьезную угрозу нормальной деятельности», — говорится в петиции, размещенной на сайте Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК).

Среди негативных последствий для отрасли также называли риски, связанные с судебными ошибками, что может привести к ухудшению инвестиционного климата и переходу российских интернет-компаний в иностранные юрисдикции.

1 августа многие интернет-компании устраивают акцию протеста (интернет-забастовку), устанавливая на своих сайтах заглушки с черной картинкой и пояснением своего отношения к закону. 1 августа запущен сайт RuTakedown, на котором будет отслеживаться исполнение закона, в частности судебные дела, пользовательские обращения, и публиковаться список заблокированных сайтов.

Интернет-пользователи также негодуют: 28 июля в Москве, Санкт-Петербурге и еще более десятка городов России прошли массовые акции протеста против «антипиратского закона». На сайте российских общественных инициатив проводится голосование на тему «Отменить закон о произвольных блокировках интернет-ресурсов от 02.07.2013 № 187-ФЗ (закон против интернета)». Инициатива собрала уже 57 тыс. голосов менее чем за месяц. В случае если петиция соберет более 100 тысяч голосов, ее должна будет рассмотреть Госдума.

В компании Google закон называют «бомбой замедленного действия», напоминают, что крупные интернет-площадки давно сотрудничают с производителями на предмет монетизации их контента, рассказывала директор по взаимодействию с государственными органами «Google Россия» Марина Жунич на «круглом столе» в «Газете.Ru».

Против закона выступила и российская интернет-компания «Яндекс». Закон негативно отразится не только на интернет-компаниях, но затронет интересы и правообладателей, и пользователей. «Закон направлен против логики функционирования интернета и ударит абсолютно по всем — даже не только по пользователям интернета и владельцам сайтов, но и по самим правообладателям. Выбранный способ регулирования борется не с пиратами, а с интернетом — это все равно, что навсегда закрывать магистраль, на которой произошла одна авария», — говорила компания в день принятия закона.

Провалы закона

У пиратских сайтов есть много способов обойти блокировку, и пострадать в результате смогут площадки, размещающие легальный контент, так как на одном IP-адресе могут находиться несколько сайтов.

Один из способов использования так называемых анонимайзеров — это сайт, который перенаправляет пользователя по указанной им ссылке или открывает сайт в сайте. Такие анонимайзеры почти невозможно запретить или заблокировать — фильтрация потребует колоссальных сил, а создать новый анонимайзер легко, рассказывает заместитель генерального директора компании Zecurion Александр Ковалев. «Пока анонимайзеры не слишком распространенное явление, так как пользователям обычно незачем их использовать. Анонимайзеры — это средство для тех, кто считает, что за ними следят, — говорит он. — С учреждением антипиратского закона их популярность возрастет, так как люди все равно захотят иметь доступ к заблокированному контенту. Самый резкий рост будет в пик интереса к пиратскому контенту».

Использование анонимайзеров абсолютно легально во всех ситуациях и не может быть криминализировано, так как ни в одном законе не прописано, что интернет-площадкам запрещено скрывать свой IP, говорит Ковалев.

Это только начало

Антипиратский закон — лишь первая инициатива, касающаяся защиты авторских прав в интернете, говорит один из авторов «антипиратского закона» Роберт Шлегель. «Я полагаю, что будет возможность посмотреть на правоприменительную практику этого закона и внести изменения уже при расширении действия закона. Сейчас он касается только фильмов, но, на мой взгляд, он должен распространяться и на музыку, и на софт», — говорит депутат. По его словам, уже запланированы поправки, предусматривающие блокировку по URL сайта, в то время как сейчас ресурсы предполагается закрывать по IP-адресам.

Закон может использоваться в качестве политической цензуры, так как на одном IP-адресе могут располагаться несколько сайтов, размещающих как легальный, так и нелегальный контент, говорит депутат Госдумы Дмитрий Гудков, выступавший против проекта.

«Закон не решает проблему. В день голосования 8 сентября с сайта, расположенного на IP-адресе таком же, как, например, у «Эха Москвы», рассылается пиратский контент. Блокируется адрес, и 8 сентября мы не можем зайти ни на пиратский сайт, ни на «Эхо Москвы». То есть закон может использоваться как способ политической цензуры», — считает Гудков.

Шлегель на эти опасения отвечает, что и без «антипиратского закона» возможны такие схемы закрытия сайтов — например, с помощью закона о защите детей от вредной информации. Но до сих пор никто не прибегал к подобным способам, чтобы закрывать сайты СМИ, говорит депутат.

Впрочем, «Газете.Ru» известны случаи злоупотреблений новыми законами, регулирующими интернет. Доступ к «Газете.Ru» закрывался в Ульяновской и Нижегородской областях без попыток поставить в известность редакцию издания. В обоих случаях основанием для блокировки ресурса становился материал о коррупции, вышедший несколько лет назад. Другое сетевое СМИ, Lenta.Ru, было вынуждено удалить три материала, нарушавших, по мнению Роскомнадзора, запрет на использование мата в СМИ.

«Антипиратский закон» станет первым законом, который введет запретительные меры по отношению к пассивному большинству, отмечает политолог Константин Калачев. До сих пор репрессивные инициативы Госдумы задевали интересы лишь активного меньшинства, для которых было важно участие в политической жизни и соблюдение гражданских прав. Теперь же фактически нарушается неформальный «общественный договор», заключенный между властью и обществом в 2000-е годы. По данным социологических исследований, фильмы, скачанные из сети, смотрят 78% граждан России, имеющих выход в интернет (таких сейчас примерно половина населения). Потенциально эти люди пополнят ряды недовольных и рассерженных. Впрочем, их опять не большинство, отмечает Калачев.

«Общественный договор был в том, что «вы не мешаете нам, а мы не мешаем вам; вы живете своей жизнью, а мы управляем так, как считаем нужным». То есть ваша жизнь и наша жизнь происходят в параллельных пространствах, и если вы не интересуетесь политикой, то вы ничего не потеряете и вам ничего не грозит. Сейчас это вторжение в сферу интересов той самой части общества, которую вполне устраивал негласный общественный договор: «Мы предполагаем, что в стране есть коррупция, выборы не совсем честные, но мы живем частной жизнью, и возможность смотреть бесплатно хорошие фильмы примиряет нас с действительностью», — говорит Калачев.

Основная проблема с «антипиратским законом» заключается в том, что он задевает абсолютно всех граждан страны, замечает Калачев, потому что почти все качают фильмы и используют пиратский контент. Среди прочих на торрент-трекерах зарегистрированы и депутаты-единороссы, некоторых политолог знает поименно.

Но в отличие от парламентариев и граждан других стран, где уже были введены «антипиратские» меры, большая часть россиян не сможет позволить себе платить за легальный контент из-за низких зарплат

По мнению политолога, «антипиратский закон» может быть последней каплей в части запретительных мер для интернет-пользователей. У людей должны быть отдушины, позволяющие чувствовать себя свободными людьми, несмотря на давление извне. В случае когда речь идет о до сих пор существовавших благах, «можно получить протест, который будет соответствовать протесту против нечестных выборов». «Когда у людей отнимают любимую игрушку, люди начинают сердиться», — говорит он.