Кого слушает президент

«Она была контужена»

Директор заповедника «Остров Врангеля» рассказал о раненой медведице

Анастасия Берсенева 24.12.2015, 21:36
Shutterstock

Директор заповедника на острове Врангеля рассказал, что медведица, которой на стройке скормили взрывпакет, была контужена. Очнувшись, она начала нападать на людей, и ее пришлось отгонять ракетами. Виновниками стали представители строительной компании «Русальянс», которые прикормили хищника, уверен директор заповедника. Он говорит, что строители в Арктике неграмотные в плане обращения с дикой природой.

Государственный природный заповедник «Остров Врангеля» располагается на двух островах Чукотского моря — Врангеля и Геральд. На первом с 2014 года идет строительство военной базы. 8 ноября сотрудники строительной компании «Русальянс» кинули взрывпакет в сторону медведицы, бродившей между вагончиками. Однако животное решило, что это еда. Петарда взорвалась у него по рту. Строители засняли на видео, как медведь катается по снегу. Вызванные сотрудники заповедника были вынуждены отгонять разозлившегося зверя от лагеря. А представители «Русальянса» заявили о провокации. Директор заповедника Александр Груздев рассказал о произошедшем и назвал виновных.

— Александр Рудольфович, объясните, что же именно произошло на строительной площадке с медведицей?

— Это было ночью 8 ноября. По материалам расследования моих сотрудников, медведица пошла в сторону домиков, где живут строители. И чтобы ее отогнать, они кинули петарду. Она ее подобрала, в итоге петарда разорвалась у нее во рту. Медведица осталась жива. Она была контужена, повреждены мягкие ткани рта, хотя крови было не так уж много. Язык зарастет. Глаза не повреждены, она не ослепла, иначе не смогла бы уйти. Чем скажется контузия — трудно сказать. Но дикие животные более здоровые, быстрее отходят. Главное, чтобы челюсть не сломана, иначе животное может погибнуть. Ее след был ровный, лёжек нигде не было, крови на снегу тоже не было. Она ушла в тундру, и там ее следы потерялись. Далее была проверка на предмет обнаружения трупа, но погибшую медведицу не нашли.

Я сейчас говорю про официальную версию. Все сообщения о том, что повар обмазал мясом петарду, что с ней был медвежонок, — это из области домыслов. Была ли преднамеренная жестокость? Знаете, бывает, что там на острове у людей отъезжают мозги. Особенно когда нет работы, а строители долгое время были ничем не заняты. Я их видел, но мне трудно сказать, что они такие преступные.

— Была информация, что приехавшие сотрудники заповедника стреляли по медведице резиновыми пулями. Это было?

— Мои инспекторы ее отгоняли, пытались отодвинуть от расположения, а она кидалась, пыталась нападать на людей. Тогда они сделали два выстрела ракетами. Они всё сделали правильно. Это нормальное применение спецсредств для отгона медведей — резиновые пули, ракеты, перцовый спрей. Общепринятый стандартный набор.

— А снотворное?

— Для применения обездвиживающих препаратов требуется знание предмета. Как минимум надо быть ветеринарным врачом. Ну, вот понимаете, мне сейчас задают вопросы, но никто не спросил, а что должно было быть? Если бы медведица погибла, то было бы заведено уголовное дело. Если бы был медвежонок, то его бы отловили, потому что потерянных маленьких медвежат мы отлавливаем и передаем в зоопарк. Они одни выжить не могут.

— Кого-то в итоге наказали же?

— Да, повара, административное наказание и штраф.

— А компания «Русальянс» принесла извинения?

— Ничего абсолютно! Она оттуда уже уехала. Теперь там работает «Спецстрой 1». Вроде они обещают вести себя более сдержанно. Я пытаюсь до всех донести, что проблема не в том, что повар кинул шашку — единственное лицо, которое сделали виноватым. Проблема в том, что в Арктику едут не подготовленные к таким условиям люди — интеллектуально не подготовленные. Со всеми, кто к нам приезжает, проводится инструктаж, что ни в коем случае нельзя подкармливать животных.

Эта медведица была прикормленная, раз она взяла горящую шашку в пасть.

Есть средства защиты для таких вот людей. Например, электрозаборы — огородить территорию, где находятся люди, и все, медведь туда не зайдет. Это применяется в Кроноцком заповеднике на кордонах. На Шпицбергене полевые лагеря огораживаются забором, который питается от простого автомобильного аккумулятора. По крайней мере люди будут предупреждены, увидят, что медведь подходит. Но никто почему-то этого не хочет делать! Виновата, конечно, компания, которая не могла своих людей приструнить, чтобы они не прикармливали животных. Я сегодня прочитал письмо офицера с острова Земля Александра, он ругался, говорил, что у них строители даже чихнуть не смеют без разрешения. Они не на экскурсию приехали, а на работу. Я же не могу около каждого строителя поставить сотрудника надзирателем, у нас другой работы хватает.

— Но хоть что-то было сделано в плане безопасности после истории со взрывпакетом?

— Хочется надеяться, что после этой истории что-то сдвинется с места. Потому что разговоры, лекции, штрафы, административные взыскания — все это делается. И на совещаниях не раз говорилось. Но все впустую. Я общался периодически с генеральным директором «Русальянса», с советом директоров. Но это проблема не только «Русальянса». В Арктике многие организации работают, и у них такое же отношение.

Вы думаете, у них штатные рабочие? Людей собирают на улицах и привозят.

Естественно, процесс обучения должны регулировать руководители. Мы всем руководителям доносим правила поведения на заповедной территории. Первое: запрещен прикорм животных. А результат — нулевой.

— Как долго на острове Врангеля ведутся строительные работы?

— С 2014 года.

— Это для вас стало неожиданностью?

— Да. Но этот момент я обсуждать не буду, так как было постановление президента России. А дальше обсуждать я не имею права по должности.

— Ущерб природе эти строительные работы наносят?

— Ущерб был нанесен, сейчас ведутся и судебные разбирательства, и работы по взысканию штрафов. Потому что люди приехали и поначалу вели себя, мягко говоря, некорректно к природе. Приехали, думали, что там вольница, дикие места и можно строить и не думать о последствиях.

Первый раз их оштрафовали, второй раз, третий. Когда они увидели, что штрафы на миллионы, руководство тут же задумалось.

— А с медведями раньше были конфликты?

— Там был поселок Ушаковский с 1926 года. Естественно, люди там жили. До 1956 года медведей можно было добывать, потом был образован заповедник. Я приезжал в Ушаковский (поселок-призрак с 2003 года, сейчас там живут сотрудники заповедника. — «Газета.Ru») в 90-х годах. Там жили 150 человек. Медведи иногда появлялись, но их прогоняли. Только несколько раз были вынужденные отстрелы.

Один раз пришлось сразу четырех — они съели человека. Кто попробовал человечину, тех нужно отстрелять.

И два медведя были отстреляны за 13 лет. Одна медведица съела женщину, а второй атаковал полярную станцию. У него была повреждена челюсть, и его было трудно отогнать, пришлось отстрелять. Мы же тоже там живем, и к нам медведи приходят, между домами ходят. Старые быстро уходят, а молодые порой возвращаются — они еще добывать пищу не умеют, а тут едой пахнет. Но никаких конфликтов не было. Те, кто живет в этих условиях, знают, что медведя прикармливать нельзя ни в коем случае.

В Арктику люди идут — и освоение идет, и военное присутствие усиливается. Жизнь есть жизнь. Был период, когда оттуда бежали, теперь возвращаются. Но культура тех поколений, которые там были раньше, она уже ушла, а новые люди приходят и не знают, как себя вести, чтобы не было конфликтных ситуаций с медведями.