Кого слушает президент

Помилование с украинского на русский

Обитатели крымских тюрем получат шанс на помилование в упрощенном порядке

Елизавета Антонова 01.04.2014, 08:58
Заключенные в симферопольской исправительной колонии РИА «Новости»
Заключенные в симферопольской исправительной колонии

Обитатели крымских колоний и тюрем смогут подавать ходатайства о помиловании в упрощенном порядке. Соответствующий указ подписал Владимир Путин. Таким образом, часть крымских зэков, осужденных при украинских властях, получат возможность выйти на свободу. Правозащитники считают, что обсуждать судьбу конкретных заключенных из Крыма преждевременно, поскольку вообще непонятен их правовой статус.

Президент России Владимир Путин в понедельник утвердил временный порядок подачи ходатайств о помиловании осужденными, отбывающими наказание в Крыму и Севастополе. Новый порядок действует с момента подписания и до завершения формирования на этих территориях комиссий по вопросам помилования, говорится в указе президента.

Таким образом, российские власти, очевидно, пытаются решить проблему хотя бы части зэков, находящихся в крымских СИЗО и тюрьмах. Из-за состоявшегося присоединения полуострова к России эта категория граждан оказалась в правовом вакууме или, если угодно, тупике.

С одной стороны, осуждены или арестованы они были по законам Украины, а теперь сидят за решеткой уже в российских учреждениях. В результате оказалось непонятно, считать ли их гражданами Украины или России, на каких основаниях и что делать с ними дальше.

При этом возникла неразрешимая пока дилемма: поскольку зэки из крымских тюрем российских законов не нарушали, теоретически их надо было бы, наверное, отпустить. Но освобождать убийц и насильников, понятно, никто не станет. Их также можно было бы отправить на Украину, но без согласия самих зэков и властей в Киеве это опять же сделать нельзя. Возможность же помилования, судя по всему, поможет решить судьбу хотя бы тех обитателей крымских колоний и тюрем, кто был осужден или арестован за нетяжкие или ненасильственные преступления. Хотя многие юристы сомневаются в юридической чистоте и такого подхода.

По президентскому указу отбывающие наказание на территориях Республики Крым и города Севастополя подают ходатайство о помиловании президенту России в письменной форме.

Но процедура их рассмотрения будет проще, нежели прошений российских зэков: ходатайство не должно проходить через региональную комиссию по вопросам помилования (они там пока не созданы) и через высшее должностное лицо соответствующих субъектов РФ.

Так, по указу в день подачи ходатайство регистрируется администрацией колонии или СИЗО и не позднее чем через 15 дней направляется в ФСИН РФ. Там не позднее чем через 30 дней должны ходатайство изучить и внести президенту России представление о целесообразности применения акта помилования в отношении осужденного. В случае издания указа президента о помиловании он в течение двух дней направляется в МВД РФ, ФСИН и администрацию учреждения, направившего ходатайство. Об отклонении президентом РФ ходатайства о помиловании осужденный уведомляется письменно.

В пресс-службе ФСИН «Газете.Ru» сказали, что будут «действовать строго в соответствии с указом президента», отказавшись от дальнейших комментариев.

Глава правозащитной ассоциации «Агора», член СПЧ Павел Чиков считает, что решать вопрос о процедуре помилования крымских заключенных преждевременно, пока неясно, что вообще делать с осужденными и подсудимыми в Крыму и Севастополе в целом.

«На данный момент непонятен правовой статус осужденных в Крыму вообще. Непонятно, как крымские заключенные будут отбывать наказание, как будет исчисляться это наказание. Без решения этого главного вопроса невозможно обсуждать частный случай.

А помилование — это абсолютно частный случай из общего вопроса исполнения наказаний в Крыму», — сказал Чиков, комментируя «Газете.Ru» президентский указ.

Руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания в Госдуме Владимир Осечкин считает, что выпуск подобного указа — лишь техническая процедура и для выводов о том, что крымские зэки будут помилованы, оснований нет.

«Это не значит, что президент собирается помиловать всех заключенных Крыма. Это значит, что им уже сейчас (до создания комиссий по вопросам помилования в Крыму и Севастополе. — «Газета.Ru») предоставляется возможность подавать ходатайства о помиловании. Но эти ходатайства точно так же могут быть отклонены», — сказал он. При этом техническая сторона выполнения указа правозащитнику непонятна.

«Да, хорошо, напрямую президента, без комиссии будут просить о помиловании.

Но копии какого приговора они будут прикладывать к ходатайству — украинского? У них все приговоры на украинском языке. Сколько надо еще переводчиков, кто будет это переводить? Где — в Крыму, в самой тюрьме, в региональном управлении ФСИН, в Москве — будут сидеть переводчики?

Мне, как правозащитнику и эксперту в этой области, непонятно, каким образом президент России может помиловать осужденных украинским судом. Это нонсенс».

По мнению правозащитника, было бы логично обязать президентский Совет по правам человека (СПЧ) посещать места принудительного содержания до формирования в этом регионе региональной общественной наблюдательной комиссии.

Пока же ни одного однозначно правильного решения о выходе этой категории заключенных на свободу нет, считает эксперт.

Председатель СПЧ Михаил Федотов, в свою очередь, приветствует указ о помиловании. «Сейчас в связи с формированием двух новых субъектов РФ, Крыма и Севастополя, возникает много юридических коллизий, — сказал он «Газете.Ru». —

В этом плане я приветствую решение президента создать специальное министерство по делам Крыма. Одной из важных задач этого министерства должна стать выработка механизма решения многочисленных юридических коллизий.

Они касаются не только тех, кто осужден, но и находящихся под следствием, а также судей, адвокатов, прокуроров, следователей. Все, что есть там сейчас, не стыкуется с российскими законами. Например, адвокатом в России может быть тот, кто является членом адвокатской палаты, а те адвокаты, которые работали в Крыму на основании украинского законодательства, не являются российскими адвокатами. Это очевидные юридические коллизии, и чем быстрее мы их разрешим, тем будет лучше для людей».

Федотов добавил, что в Совете по правам человека при президенте в данный момент обсуждают, что конкретно можно сделать, чтобы помочь крымчанам в сложившейся ситуации, в частности чем помочь лицам, которые находятся там в местах принудительного содержания. Он напомнил, что по российскому закону общественный контроль за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания обеспечивают общественные наблюдательные комиссии, и отметил, что необходимо добиваться скорейшего создания таких комиссий в Крыму и Севастополе.

Как сообщалось, судьбы 3215 человек, отбывающих заключение в Крыму, находятся под вопросом в связи с процессом вхождения Крыма в состав России. На территории Крыма расположены следственный изолятор в Симферополе и две исправительные колонии на Керченском полуострове — одна для рецидивистов, другая для осужденных к лишению свободы впервые.

Ранее источник в руководстве Минюста России сообщил «Газете.Ru», что в ведомстве планируют в процессе присоединения Крыма к России передать все местные учреждения пенитенциарной службы Украины в структуру ФСИН России, а заключенных вернуть Украине.

«Это правовая коллизия: люди осуждены украинскими судами, по законам этой страны. В российских колониях они содержаться не должны, но украинская сторона отказывается взаимодействовать с нами», — сказал он.

Действующая сейчас процедура рассмотрения ходатайства о помиловании граждан РФ была определена указом президента №1500 28 декабря 2001 года. Соответствующие прошения направляются в администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание, или следственного изолятора; затем — в территориальный орган уголовно-исполнительной системы; после этого — в комиссию по вопросам помилования на территории субъекта РФ, где выносят заключение о целесообразности применения акта помилования. Затем ходатайство направляется высшему должностному лицу субъекта РФ, который, в свою очередь, вносит президенту представление о целесообразности применения акта помилования.