Замороженные судьбы

Год назад вступило в силу российско-американское соглашение об усыновлении детей, отмененное спустя всего два месяца

Елена Мухаметшина 01.11.2013, 13:44
__is_photorep_included5734197: 1

В пятницу власти России и США могли бы отпраздновать годовщину с начала действия двустороннего соглашения об усыновлении детей. Его разработка продолжалась больше года, но в итоге все достигнутые договоренности были перечеркнуты всего через два месяца скандальным «законом Димы Яковлева». Формально действие соглашения прекратится с нового года, но оно уже фактически заморожено. «Газета.Ru» попыталась разобраться, кто от этого выиграл и проиграл.

Работа над соглашением между РФ и США о сотрудничестве в области усыновления детей велась более года. Причиной его подготовки стали регулярно происходившие скандалы о жестоком или неадекватном обращении с российскими сиротами, усыновленными американцами. Непосредственным же толчком к разработке соглашения стала скандальная история о том, как в апреле 2010 года американская усыновительница Тори Хансен отправила в Москву, заплатив одному из пассажиров самолета, своего приемного сына Артема Савельева. Пассажир, прилетев в Москву, отвел мальчика к зданию Министерства образования и науки и сдал его сотрудникам приемной, приложив также письмо от Хансен с просьбой отменить усыновление.

На фоне этого скандала чиновники также вспомнили о статистике, согласно которой за предыдущие десять лет в США 19 российских детей погибли от рук приемных родителей.

В итоге Россия и США договорились о разработке специального соглашения, которое бы, с одной стороны, регулировало процедуру усыновления, а с другой — устанавливало возможность контроля за усыновленными детьми российской стороной.

Семь раз договорись

Разрабатывался документ в Министерстве образования и науки, дополнения в него вносил также уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. Подготовка соглашения сопровождалась многочисленными поездками российской стороны в США. За год и три месяца состоялись семь раундов переговоров, после каждого документы отправлялись на согласование в Генпрокуратуру, Верховный суд, Минюст и другие органы. Такая же процедура согласования была и с американской стороны.

Россия настаивала на запрете отдавать детей однополым родителям, и в итоге такая возможность была исключена. В договор также включили условие об обязательном создании при Госдепе США специального централизованного органа, который бы занимался контролем над усыновленными российскими детьми. Причем по соглашению контроль распространялся и на детей, которые были усыновлены до его принятия.

Условно соглашение разделено на две части. Первая касается процедуры усыновления российских детей американцами. К примеру, передача ребенка на усыновление в США возможна только в случае, если ему не удастся найти подходящую семью в России. Усыновление ребенка может осуществляться только при содействии уполномоченной организации. Будущие родители обязуются пройти соответствующую подготовку и представить социально-психологическое заключение.

Вторая часть соглашения касается контроля за усыновленными детьми со стороны России. В частности, консульские работники могут беспрепятственно посещать несовершеннолетних детей в приемных американских семьях. В нем прописан порядок получения ребенком гражданства другого государств и сохранения гражданства РФ до достижения совершеннолетия. Кроме того, обозначались меры при переустройстве ребенка в другую семью или в случае его возвращения на родину.

Соглашение было подписано министром иностранных дел Сергеем Лавровым и госсекретарем Хиллари Клинтон 13 июля 2011 года. Владимир Путин ратифицировал его только 28 июля 2012 года, а вступило в силу оно с 1 ноября 2012 года.

Скоропостижное голосование

Однако действие соглашения продлилось всего два месяца — до 1 января 2013 года, поскольку 28 декабря 2012 года Владимир Путин подписал «закон Димы Яковлева», который ввел прямой запрет на усыновление российских детей гражданами США, а также прекратил действия российско-американского соглашения об усыновлении.

Правда, в самом соглашении сказано, что оно действует до истечения одного года с даты, когда одна из сторон по дипломатическим каналам уведомит другую сторону о своем намерении прекратить действие соглашения. В январе этого года пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что соглашение об усыновлении прекратит свое действие 1 января 2014 года, потому что российский МИД уведомил США о прекращении действия соглашения 1 января 2013 года.

Поскольку «закон Димы Яковлева» вступил в силу с 1 января 2013 года, то усыновление было запрещено уже с этой даты. Однако российская сторона, как она считает, оставалась вправе требовать отчетов о ситуации с российскими усыновленными детьми в США.

«Соглашение как бы действует до 1 января 2014 года, но реально оно заморожено.

Мы пытаемся добиваться исполнения положений о контроле за детьми — предоставления отчетов и так далее, — сообщил «Газете.Ru» источник в Минобрнауки. — Но поскольку американцы больше не имеют права усыновлять российских детей, то началась большая проблема с отчетами по уже усыновленным детям. Поэтому мы и говорим, что действие соглашения заморожено».

Однако детский омбудсмен Павел Астахов, несмотря на фактическую заморозку соглашения, весь последний год требовал от американской стороны предоставить ему документы о российских детях, которые находятся в американских семьях. В июне этого года Астахов был с официальным визитом в США. Переговоры завершились тем, что стороны договорились о создании совместной базы по усыновленным детям. Позже Астахову передали список всех детей, которые были усыновлены американскими семьями в России.

Однако Астахов остался недоволен: «В списке 61 625 детей. Но это те, кого усыновители официально, по иммиграционной визе, ввезли в страну из России. А ведь есть в США и дети, которые просто не попали в этот список». Тогда же Астахов заявил, что, «приняв закон, запрещающий американское усыновление, мы вовсе не ставим барьер между нашими странами в гуманитарном сотрудничестве».

Несмотря на то что американская сторона все-таки предоставляет какие-то документы, касающиеся усыновленных детей, российским дипломатам, Россия усыновление прекратила полностью с 1 января. В июне Госдеп США направил ноту правительству РФ со списком 259 детей-сирот, для которых просило сделать исключение из «закона Димы Яковлева», поскольку процедура усыновления по ним уже была запущена. Но Россия отказалась передать этих детей на усыновление.

Вспоминая Диму Яковлева

Павел Астахов исключал ангажированность «закона Димы Яковлева», хотя позиция его самого по поводу американского усыновления менялась сильно.

Когда было подписано российско-американское соглашение, Астахов говорил: «Важно, что США выражают готовность не только усыновлять российских детей, но и защищать их права». Однако в конце декабря прошлого года у него уже была совершенно иная точка зрения. По словам Астахова, если в США за десять лет погибли 19 приемных детей, то в России в приемных семьях якобы были убиты 14 детей.

Однако по другой статистике, которую в 2006 году приводила советник уполномоченного по правам ребенка Галина Семья, с 1991 года за 15 лет в России погибли 1220 усыновленных российскими гражданами детей.

«На наш взгляд, соглашение недостаточно защищало права усыновленных российских детей в США. Но оно все-таки их как-то защищало, — считает Олег Смолин, первый зампред комитета по образованию ГД РФ, один из восьми депутатов, голосовавших против «закона Димы Яковлева». — Так называемый закон Димы Яковлева правильнее называть антимагнитским законом, потому что, когда погиб Дима Яковлев, никто никаких законов не принимал. А когда американские олигархи наехали на российских силовиков, вспомнили про наших детей, стали их защищать и вспомнили про Диму Яковлева.

Так вот после принятия этого закона контролировать положение наших детей в США стало совсем невозможно, потому что соглашение было расторгнуто».

По словам Смолина, когда он разговаривал с вице-премьером Ольгой Голодец, та сообщила, что в России за год количество детей, которые нуждаются в усыновлении, уменьшилось со 118 тыс. до 110 тыс. человек. Однако количество семей, которые бы хотели взять приемного ребенка, осталось прежним — всего 16 тыс.

«В каком-то виде соглашение действует, потому что наша страна пытается активно требовать отчетность по тем детям, которые были усыновлены американцами, а это один из пунктов соглашения», — отмечает руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Хотя, по ее мнению, России в любом случае рано или поздно нужно отказываться от международного усыновления как от выхода из ситуации с детьми-сиротами.

«У нас есть возможность решать эту проблему самостоятельно. России надо менять ситуацию с профилактикой сиротства и с внутренним усыновлением так, чтобы международное усыновление было самым последним вариантом решения проблемы. Другое дело, что мы эту проблему не решаем.

Поэтому в такой ситуации запрет на международное усыновление — это жесткая ситуация, которая подставляет конкретных детей. Это не соглашение замораживается, а судьба детей и их возможность выйти из наших учреждений», — считает Альшанская.

Жертвы политических интересов

По оценкам Альшанской, внутреннее усыновление за последний год не увеличилось. «Потому что единственные меры, которые были приняты за год, — стимулирующего материального характера. Это сильная иллюзия, что люди готовы на любые перемены в своей жизни. Когда был издан указ президента о том, что нужно облегчить процедуру для российских усыновителей, вместо реального упрощения процедуры появилась безумная норма, что помимо состояния здоровья усыновителя он должен представить медсправки от людей, которые проживают вместе с ним в одном помещении. Это оказалось сделать очень сложно и затормозило семейное устройство», — говорит Альшанская.

Руководитель фонда «Право ребенка» Борис Альтшулер считает, что детский омбудсмен Павел Астахов дважды предал российских детей.

«Во-первых, из-за денонсирования соглашения без защиты России оказались уже усыновленные американцами дети. Во-вторых, это предательство тех детей, которые уже были готовы к усыновлению в США, но остались в России. Среди них почти сотня детей-инвалидов. Детей принесли в жертву политическим интересам.

Россия повернулась к миру, как писал Блок, своею азиатской рожей. И эта рожа — это лицо Павла Астахова», — говорит Альтшулер.

«Астахов неоднократно ездил на переговоры в США по этому соглашению. И он же его перечеркнул. Это показатель предельной безответственности. Теперь уже Астахов говорит, что соглашение не может быть основой для отслеживания судьбы российских детей», — говорит Альтшулер.

Соглашение, по мнению Альтшулера, было тоже не идеальным. «Его надо было совершенствовать в плане того, что у нас называется «социальный патронат», а в США — «план безопасности». Это означает, что над приемной семьей устанавливается определенное социальное курирование и сопровождение. Я предлагал вести такую работу с семьей. Например, подписать договор с семьей, что в первый год она обязана впускать соцработников к себе в любое время. Это профилактика тех случаев, когда родители остаются один на один с трудностями. Такой пункт возможно было внести, потому что в США уже начал действовать так называемый план безопасности по работе с семьей по разрешению семейных трудностей», — считает Альтшулер.

Однако, по мнению правозащитника, сейчас это уже пустые разговоры, поскольку на данный момент дети, усыновленные американцами, в принципе остались без заботы со стороны России.