Украина запуталась в черном списке

СБУ и минкульт составили черный список российских деятелей культуры

Любовь Глебовская 06.03.2016, 22:28
Сцена из пятого сезона сериала «Кухня». Недавно Госкино Украины запретило показ всего... Телеканал «СТС»
Сцена из пятого сезона сериала «Кухня». Недавно Госкино Украины запретило показ всего сериала «Кухня» на канале «1+1» из-за того, что в одном из эпизодов в пятом сезоне появляется продюсер Иосиф Пригожин

Украинские производители аудиовизуальной продукции натолкнулись на новое препятствие со стороны властей — черный список из 83 лиц, которые угрожают национальной безопасности Украины. По закону демонстрация в украинском телерадиопространстве любых передач с участием таких лиц влечет за собой административную ответственность.

Черный список утверждает министерство культуры с подачи СБУ. «Эти списки формирует СБУ, единственный орган, который уполномочен. Потом отдельными письмами спускает информацию в минкульт, и мы автоматически публикуем списки», — объясняет замминистра культуры Украины Юрий Зубко. При этом он уточняет, что

«отсебятины» минкульт в список не вносит — что СБУ сформировала, то министерство и обнародует.

Сейчас в списке 83 фамилии. Кроме Михаила Пореченкова и Ивана Охлобыстина, которые активно высказывались в поддержку событий на востоке Украины и в Крыму, в нем оказались и мэтры советского кинематографа Валентин Гафт, Валентина Талызина, Наталья Бондарчук, Наталья Варлей, Дмитрий Харатьян, Василий Лановой и другие. Также в список попали трое иностранцев с мировыми именами, в разной форме позитивно отзывавшиеся о президенте России Владимире Путине, присоединении Крыма и получившие или пожелавшие получить российское гражданство: французский актер Жерар Депардье, вокалист американской группы Limp Bizkit Фред Дерст и американский боксер Рой Джонс-младший.

Несмотря на то что закон о черном списке был принят еще в феврале прошлого года, особо остро его последствия продакшены ощутили сейчас.

За год было создано много теле- и кинопроектов, в которых так или иначе поучаствовали российские актеры, операторы, режиссеры, композиторы и т.д., и если кто-то из них оказался «запрещенным», то под запрет попадает и весь продукт.

Ведь список — величина непостоянная. Это сейчас в нем 83 человека, а раньше он состоял то из 117, то из 39 фамилий. В дальнейшем же минкульт не исключает его расширения вплоть до 500 лиц.

В этом-то, по словам совладельца кинокомпании FILM.UA Group Сергея Созановского, и кроется основная опасность: непонятно, по каким критериям попадают в черный список, поэтому совершенно неизвестно, кто может оказаться в нем в будущем, когда продукт будет готов к кинопрокату или телепоказу. «У продакшенов и телеканалов нет гарантий, что при создании любого аудиовизуального произведения не случится так, что в будущем среди его участников кто-то окажется в этом списке», — говорит продюсер.

«Чем руководствуется СБУ при создании списков? Чем Талызина опаснее Михалкова? Или Самохвалов Киселева? Я, к сожалению, не видел в законе норм и принципов, по которым определяются лица, угрожающие национальной безопасности Украины», — разводит руками гендиректор «1+1 медиа» Александр Ткаченко.

Вторая проблема — это невозможность показывать в эфире огромное количество фильмов, в которых принимали участие лица из черного списка. Причем речь идет как о современных произведениях, так и о советской и мировой киноклассике. «Мы теряем целые пласты киноклассики — например, под запрет попали четыре фильма Романа Балаяна, в том числе «Полеты во сне и наяву». Часто классика страдает просто потому, что «черносписочник» снялся в трехминутном эпизоде», — рассказывает Сергей Созановский.

Сам Роман Балаян относится к спискам как художник. Он говорит, что ему лично не понравились высказывания и действия, например, Олега Табакова, назвавшего украинцев «в каком-то смысле убогими». Но при этом режиссер не поддерживает действия СБУ и минкульта. «Создавать списки неприлично», — считает Балаян.

Участники медиарынка недоумевают, чем, например, помешал украинскому минкульту и СБУ Жерар Депардье и его фильмы, входящие в золотой фонд мирового кинематографа. Есть и другие примеры.

Например, недавно Госкино Украины запретило показ всего сериала «Кухня» на канале «1+1» из-за того, что в одном из эпизодов в пятом сезоне появляется продюсер Иосиф Пригожин, также внесенный в черный список.

«Нам как индустрии необходимы четкие стандарты: никто не понимает, а вы не можете объяснить, по какому принципу люди попадают под запрет. Почему запрещен телефильм «Мотыльки» производства украинской студии FILM.UA, посвященный чернобыльской катастрофе, хотя он полностью снимался здесь?» — спрашивает у минкульта директор департамента развития новых каналов «Медиагруппы Украины» Иван Букреев.

Но минкульт, как оказалось, не в состоянии дать ответы на эти простые вопросы, а СБУ вообще самоустранилась от дискуссии. «Я неделю пытался дозвониться в СБУ и добиться ответа, по какому принципу формируются списки. Есть в них лица очевидные — Михаил Пореченков, который стрелял из автомата по украинцам. Совсем другое — десятки актеров, единственная вина которых в том, что они подписали чье-то письмо с мнением об Украине», — говорит Александр Ткаченко.

Поэтому медиаменеджеры уже не скрывают намерений отстаивать в суде свои права на показ теле- и кинопродукции. Но если судиться за прокатные права каждый из них намерен самостоятельно, то писать письма и обращения в минкульт, СБУ и прочие органы власти на предмет разъяснения, по каким принципам формируется черный список и как работать в условиях, когда список не только черный, но и темный, участники медиарынка намерены сообща. Хотя, судя по всему, на открытый и понятный диалог со стороны власти они не очень рассчитывают.