Горбачев, не ставший Сандерсом

Сегодня исполнилось 85 лет президенту СССР

Александр Братерский 02.03.2016, 09:22
__is_photorep_included8103701: 1

2 марта исполнилось 85 лет со дня рождения первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева, который считается разрушителем советской системы. Демократы 90-х осуждали его за медленные реформы, нынешние консерваторы винят его в отсутствии жесткой руки. Между тем некоторые экономические идеи, провозглашенные перестройкой, по-прежнему симпатичны многим в России, хотя связывать их с Горбачевым никто не хочет.

Сторонники Горбачева в России и на Западе считают одной из главных проблем политика даже не крушение СССР, а именно провал экономических реформ. Реформы были объявлены, но на первое место были поставлены гласность и демократизация.

Не отрицая рыночных преобразований, сам Горбачев считал их по сути социалистическими. Ему были близки идеи ленинского НЭПа (новая экономическая политика), а также идеи западноевропейской социал-демократической модели.

Горбачев и сейчас считает себя убежденным социалистом и называет Ленина великим человеком, который смог пересмотреть «точку зрения на социализм». «С этого пошла и частная торговля, и кооперативы, и концессии и так далее», — рассказывал сам Горбачев в интервью Владимиру Познеру в 2011 году.

Частное предпринимательство возникло именно в разрешенных со скрипом при Горбачеве кооперативах. Тогда же началась и реформа всей советской системы.

Освободив Советы от диктата КПСС, Горбачев попытался создать в стране реальные органы политического самоуправления. Первые свободные выборы прошли в мае 1989 года в Верховный Совет, а через год — в местные советы всех уровней. Благодаря этим выборам в политике появились первые независимые лидеры.

«Пародия на чилийскую хунту»

Согласно недавнему опросу Левада-центра, 37% российских респондентов считают существовавшую до 1990-х годов советскую систему лучшей. Нынешнюю политическую систему предпочитают лишь 23% опрошенных граждан.

Трудно понять, о какой «советской» политической системе ностальгируют российские граждане. Существовавшая на протяжении 15 лет система периода Михаила Горбачева в корне отличалась, например, от брежневской.

Во времена Горбачева к брежневской «административно-командной» системе возвращаться никто не хотел. На первых порах перестройку и курс на обновление социализма поддерживали многие члены политбюро. Некоторые из них не были против перевода части экономики на рыночную основу при сохранении элементов планирования.

То, что советская система нуждается в обновлении, при Горбачеве понимали даже советские силовики. Бывший министр торговли РСФСР Всеволод Шиманский вспоминал в беседе с «Газетой.Ru» о разговоре с экс-главой КГБ Александром Шелепиным еще в начале 1980-х. Тогда Шелепин приводил в качестве положительного опыта для СССР Венгрию, где существовал небольшой сектор частного предпринимательства.

Венгрия не была случайным примером. Ее лидеру Яношу Кадару удалось провести определенную экономическую либерализацию, сделав страну процветающей по меркам социалистического лагеря. Опыт Кадара внимательно изучал советский генсек Юрий Андропов, ставший впоследствии политическим наставником Горбачева.

Однако, несмотря на попытки экономических реформ при Горбачеве, улучшить состояние советской экономики, измотанной непомерными военными расходами, не удалось. «Неэффективная экономика была обречена на крах. Реформировать систему надо было еще в 1970-е годы», — говорит экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков, работавший во время перестройки в органах КГБ.

Директор по региональным и инфраструктурным рейтингам агентства «Рус-Рейтинг» Антон Табах считает, что нужно было действовать даже раньше и «развилкой» был 1965 год. «На мой взгляд, требовался другой уровень развития. Современная Норвегия такое построить может, а недоинвестированный и косо развитый СССР образца 1989 года не мог», — говорит Табах. По его мнению,

вместо экономики, сочетающей в себе социализм и рынок, «получилась пародия на чилийскую хунту».

Премьер-министры при Горбачеве — Николай Рыжков, а затем Валентин Павлов — оказались не способны проводить серьезные экономические реформы. В то же время либеральные оппоненты советского лидера видели своим кумиром британского премьера Маргарет Тэтчер, сторонницу неолиберальных экономических идей и противницу британских лейбористов. Самой Тэтчер откровенно не нравилось, что Горбачев не хочет отказываться от социалистической модели.

Противником любых левых идей был и крайний консерватор президент США Рональд Рейган, которому, впрочем, это не мешало поддерживать хорошие личные отношения с советским президентом.

Больше социализма, или Гарантированная пайка

Социолог-марксист Борис Кагарлицкий, размышляя над результатами опроса Левада-центра про советскую систему, считает: далеко не факт, что респонденты – поклонники «советской системы» имеют в виду одно и то же. «Одним нравится жесткое общество тоталитарного типа времен Сталина, другим при Сталине жить не хотелось бы, а хотелось бы при Брежневе. Третьи хотят, чтобы и свобода слова была, и можно было ездить за границу, но врагов периодически расстреливали», — говорит Кагарлицкий.

Социолог называет такое мышление «синтетическим» и считает, что в таком отношении к советскому прошлому виноваты представители либеральной мысли. «Они долго обливали все, что связано с советским прошлым, одной краской, — рассказал эксперт «Газете.Ru». — Поэтому люди теперь не понимают, что в этом прошлом хорошо, а что плохо». Кагарлицкий считает тревожным признаком сегодняшнее расхожее мнение, что «тоталитаризм» не так уж плох.

По мнению оппозиционного политика, экс-депутата Госдумы Геннадия Гудкова, опрос Левады говорит о том, что «россиянам нужна гарантированная пайка». В то же время жители большинства европейских стран ушли в своем экономическом развитии далеко вперед, утверждает собеседник «Газеты.Ru». «Будь я главой государства, я бы отправлял людей на небольшое время за границу за государственный счет, чтобы они увидели разницу», — говорит Гудков.

После ухода Горбачева с поста последними «защитниками советской власти» оказались депутаты Верховного Совета РСФСР, которые не скрывали раздражения горбачевской перестройкой.

Именно они олицетворяли советскую систему в ходе противостояния с президентом Борисом Ельциным в октябре 1993 года.

Однако к классическим сторонникам «советского строя» лидеров Верховного Совета можно отнести лишь с натяжкой. Действовавшая тогда Конституция РСФСР 1977 года могла повергнуть в шок все брежневское политбюро из-за внесенных в нее первыми демократами поправок о равноправии форм собственности, политическом плюрализме и свободе печати. Эти идеи разделяли и часть сторонников Верховного Совета, исключая особенно рьяных националистов и сталинистов.

В поисках русского Сандерса

В середине 1990-х, желая использовать недовольство россиян жесткими экономическими реформами, Горбачев пытался найти альтернативу, создав Социал-демократическую партию. Однако негативное отношение к его личности не дало ему никаких надежд на возвращение в политику.

Советскими или псевдосоветскими настроениями в обществе могла бы воспользоваться большая левая политическая партия, будь в России реальная конкурентная политическая система, считают эксперты. «Если бы коммунисты сменили руководство, у нас был бы неплохой вариант появления социал-демократической партии европейского типа, которая признавала бы частную собственность, но выступала бы за социальную роль государства, — считает экономист Евгений Гонтмахер. — Другое дело, что Зюганов не хочет бороться за власть и брать ответственность за страну, а хочет бороться за мандаты».

Социалистические идеи в их демократическом варианте могли бы быть хорошо приняты в сегодняшней России, считают некоторые западные эксперты.

«Русские рано отказались от марксизма, в нем есть немало здравого», — заявил «Газете.Ru» Роберт Купер, в прошлом советник премьера-лейбориста Тони Блэра.

О том, что Британии необходимо «возвратить социализм», много говорил на прошлогодних предвыборных дебатах в Великобритании и кандидат в премьеры от лейбористов Эд Миллибэнд. Однако в борьбе за лидерство в партии он проиграл Джеймсу Корбину, взгляды которого намного левее.

В США социалистические идеи в современной упаковке впервые за много десятилетий открыто провозглашает кандидат в президенты от демократов Берни Сандерс. По результатам многих соцопросов он опережает свою основную соперницу-демократку Хиллари Клинтон. «Если бы России предложили русского Корбина или Сандерса, общество бы пошло за ним. Это единственная реальная альтернатива власти», — считает Кагарлицкий. По его словам, с этим была связана и популярность премьера-социалиста Евгения Примакова.

Сегодня, рассуждает Кагарлицкий, российское общество не столько настроено в поддержку советской власти, сколько против либералов, которые в 1990-е испортили свой имидж не меньше, чем Горбачев до них. «Есть большинство, которое выступает за социальное государство и наличие частной собственности, но против либеральной рыночной экономики», — говорит Кагарлицкий.