Иранские выборы оценят «ядерную сделку»

В Иране проходят выборы в парламент и совет экспертов

Игорь Крючков, София Бахметьева 26.02.2016, 10:56
Ebrahim Noroozi/AP

26 февраля в Иране пройдут выборы в парламент и совет экспертов. Это будут первые выборы после достижения ядерных договоренностей с Западом и последовавшего снятия санкций. Иранским гражданам необходимо решить, стоит ли давать больше власти силам, близким автору «ядерной сделки» — президенту-реформатору Хасану Роухани. Москве будет удобнее, если иранские консерваторы потеснят союзников президента.

Сделка о приостановке ядерной программы Ирана в обмен на ослабление международного санкционного режима вокруг Исламской Республики была главным внешнеполитическим испытанием для президента страны Хасана Роухани. Выборы в парламент и совет экспертов 26 февраля станут для него главной внутриполитической битвой.

Иранским гражданам предстоит решить, кто войдет в состав парламента-меджлиса (в него входят 290 человек) и совета экспертов (88 человек).

В 2016 году МВД Ирана и наблюдательный совет из 12 тыс. желающих участвовать в парламентских выборах отобрали более 6 тыс. кандидатов. На членство в совете экспертов претендует 161 человек.

Аятолле на смену

К новому составу совета экспертов приковано особенное внимание наблюдателей. В этом органе нет ни одного представителя религиозного меньшинства и ни одной женщины. И если второе обусловлено мусульманскими традициями, то первое попросту невозможно, так как рассматриваются кандидатуры только мусульман-шиитов.

Совет экспертов избирается на восемь лет. Именно он вправе назначать и смещать верховного руководителя страны — рахбара.

«Нынешнему рахбару Али Хаменеи 76 лет, он болен раком. Поэтому есть немалая вероятность, что именно новый состав совета экспертов будет выбирать нового высшего руководителя Исламской Республики, — рассказал «Газете.Ru» Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН. — Поэтому Хаменеи с особым вниманием будет следить за нынешним выборным процессом».

Рахбар является и лидером государства, и верховным главнокомандующим, и высшим судебным арбитром.

Согласно конституции Ирана, президент тоже отвечает перед высшим руководителем. И в этом заключается суть главного политического конфликта внутри нынешних иранских элит.

«Большой сатана» не дремлет

Али Хаменеи считается политиком консервативных взглядов. Он с большой осторожностью дал добро на новую политику президента Роухани, который считается умеренным реформатором. Президент заключил «ядерную сделку» в июле прошлого года, и к нынешнему моменту иранцы уже почувствовали положительный экономический эффект.

«Роухани удалось преодолеть конфликт с Западом и снять внушительную часть международных санкций с Ирана. Это было воспринято чрезвычайно положительно подавляющим большинством иранцев, — считает Сажин. — Но Хаменеи не был расположен к такому триумфу Роухани. Рахбару удобнее сохранять баланс политических сил. Поэтому сейчас Хаменеи делает ставку на поддержку фундаменталистов».

В преддверии выборов Хаменеи не раз призывал сограждан быть бдительными и помнить, что «большой сатана» (так иранские консерваторы часто называют США) не дремлет и продолжает вести подрывную работу на территории Исламской Республики.

«Консервативные элементы среди клерикалов и Корпуса стражей исламской революции вряд ли позволят даже умеренным консерваторам, как Роухани, получить возможность сменить Хаменеи», — рассказал «Газете.Ru» Роби Бэррэт, эксперт вашингтонского Института Ближнего Востока.

В преддверии выборов власти Ирана не дали разрешения баллотироваться на выборах в совет экспертов Хасану Хомейни, влиятельному внуку аятоллы Рухоллы Хомейни, основателю и главному идеологу Исламской Республики Иран и лидеру исламской революции 1979 года.

«Союзники рахбара пошли против Хомейни, который, несмотря на молодость (ему 43 года. — «Газета.Ru»), обладает очень большим авторитетом, — считает Сажин. — Дело в том, что Хомейни существенно усилил бы позиции реформаторов в совете экспертов, а этого рахбар допустить не может».

Впрочем, в совет экспертов баллотируется сам президент Ирана Хасан Роухани, а также симпатизирующий ему политический тяжеловес Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, который возглавляет совет целесообразности — совещательный орган при рахбаре.

Меджлис покажет

Политическая борьба в парламенте также идет между консерваторами и реформаторами, однако здесь конфликт не так обострен. Существует большое число кандидатов, которые разделяют умеренные взгляды и поддерживают то одну, то другую сторону. От их мнения и будет зависеть работа будущего состава меджлиса.

Ожидается, что в новом меджлисе повысится роль религиозных меньшинств. По итогам предыдущих выборов они заняли 2,3% парламентских кресел. Также в 2012 году в парламент были избраны девять женщин-депутатов, и это стало прогрессивным прорывом для Исламской Республики.

В последние годы реформаторы были смещены с политической арены. Во время выборов 2012 года они получили всего 35% мест в меджлисе в сравнении с 59% консерваторов. Это произошло во время второго президентского срока Махмуда Ахмадинежада, который славился своими жесткими консервативными взглядами и пользовался личной поддержкой рахбара Хаменеи.

«Очевидно, что аятолла Хаменеи снова движется вправо, учитывая, что ранее он поддержал ядерное соглашение. Это его шаг к уравновешиванию политической системы, — считает Бэррэт. — Наблюдательный совет перед выборами дисквалифицировал как можно больше реформаторов, чтобы подорвать позиции Роухани».

Впрочем, по мнению эксперта, и среди союзников Хаменеи существует раскол, который может дать неожиданные результаты.

Удобные консерваторы

По мнению Сажина, с точки зрения текущей российской политики Москве выгоднее, если в Иране укрепятся позиции консервативных сил. Именно при предыдущем президенте страны Ахмадинежаде отношения Ирана и России достигли позитивного пика. Президент Роухани, в свою очередь, придерживается более прагматичного подхода во внешней политике.

«Если в меджлисе укрепятся реформаторы, то Роухани будет, конечно, проще проводить свою политику, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Однако даже в противном случае президент сохранит возможность определять курс страны, пусть даже это и будет сложнее. В сегодняшнем Иране и среди условных реформаторов, и среди условных фундаменталистов слишком много разнообразных течений и крыльев, и их интересы не совпадают друг с другом».

Важное значение будет играть явка, считает Сажин.

Если на участки придет около 70% избирателей, то шансы у Роухани возрастут. Если меньше, у консерваторов будет больше шансов сохранить позиции, которые они заработали при Ахмадинежаде.

В преддверии выборов иранский портал PayeshOnline провел опрос, который выявил, что большинство избирателей выступают за умеренных кандидатов. На вопрос «Какое политическое направление вы поддерживаете?» 28% респондентов ответили, что они за умеренных консерваторов, 24% — за Махмуда Ахмадинежада и его союзников и 23% — за реформаторов.