Кого слушает президент

Москва теряет Баку

Баку играет все большую роль в сирийском конфликте

Надана Фридрихсон, Елизавета Маетная 11.02.2016, 12:17
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев (слева направо) Михаил Метцель/ТАСС
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев (слева направо)

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с резкой критикой в адрес США, заявив, что американская политика поддержки сирийских курдов привела к «рекам крови». Конфликтуя с Вашингтоном, а ранее поссорившись с Москвой, Эрдоган все чаще смотрит в сторону этнически близкого Азербайджана. Баку играет все более заметную роль в сирийском конфликте и рано или поздно ему придется делать выбор между Москвой и Анкарой.

С одной стороны, логика невнимания к этому региону объяснима — Азербайджан почти не фигурировал в новостном потоке про Сирию. Между тем Эр-Рияд предложил Баку присоединиться к своей коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация), а недавно Ильхам Алиев посетил Лондон, где принял участие в конференции «Поддержка Сирии и региону».

Кроме того, на 18 февраля намечен визит президента Турции Эрдогана в Азербайджан. Профильные эксперты уже озадачились вопросом — связан ли визит турецкого президента только с двусторонними отношениями или за визитом стоит сложный бэкграунд, оформленный противоречиями Анкары и Москвы, а также глобальными интересами игроков в сирийском кризисе.

Так или иначе, но ввод Баку как игрока в сирийскую воронку заставляет задуматься над главным вопросом — Россия теряет Азербайджан?

Логика невмешательства

В Баку внимательно следили за развитием сирийского кризиса, особенно когда на фоне «перетягивания одеяла» стало известно о начале процесса снятия санкций с Ирана. Однако, несмотря на растущие угрозы, в том числе от ИГ, Азербайджан не проявлял желания примкнуть ни к одной из антитеррористических коалиций — возглавляемой Западом, или Россией, или Саудовской Аравией.

Логика невмешательства имела под собой как объективные причины, так и политический смысл. Во-первых, при растущем социально-экономическом кризисе и нерешенном карабахском вопросе, который в последнее время демонстрирует тревожные тенденции, вмешательство Азербайджана еще и в ближневосточный конфликт могло очень пагубно сказаться и на экономике страны, и на социальном климате, не говоря уже о том, что мог детонировать Карабах.

Во-вторых, Азербайджану было крайне трудно в период противостояния Москвы и Анкары сделать однозначный выбор. Ведь, примкнув, например, к коалиции, созданной Саудовской Аравией (куда входит теперь и Турция), Баку мог сильно испортить отношения с северным соседом. Тот же принцип работал и в обратном направлении: сотрудничая с Россией по множеству вопросов, Азербайджан не мог согласиться на коалицию Москвы и Тегерана, поскольку это не только внесло бы серьезный разлад в отношениях с Турцией, но и вызвало бы много лишних вопросов на Западе.

До недавнего времени такая балансировка между двух огней Баку удавалась. Но последние события внесли свои корректировки, и, похоже, Азербайджану придется делать непростой выбор.

Выбор придется делать

На днях президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил Лондон, где принял участие в конференции «Поддержка Сирии и региону». Прибыл туда глава АР по приглашению генсека ООН Пан Ги Муна, британского премьер-министра Дэвида Кэмерона, канцлера Германии Ангелы Меркель и других видных европейских политиков. Возникает закономерный вопрос: почему вдруг позиция Азербайджана заинтересовала ООН и страны Европейского союза? Ведь Баку могли подключить и раньше, но южнокавказская страна оставалась в тени событий.

Очевидно, что президента Азербайджана пригласили не просто «засветиться» на полях конференции, а обсудить течение сирийского кризиса, срыв переговоров в Женеве и возможную эскалацию вокруг Сирии. И что касается последнего, тут был сделан особый акцент.

Саудовская Аравия и Турция готовятся вводить на территорию Сирии сухопутные войска, что получило положительную оценку в Пентагоне, в России же это решение явно оценивают со знаком минус.

Но если этот план реализуется, по сути мы получим уже не локальную войну где-то на Ближнем Востоке, а глобальную, куда будут втянуты и страны Южного Кавказа, и страны Прикаспийского региона, и многие другие. В лучших традициях мировых войн игроки будут разбросаны по разным коалициям, и крови будет в разы больше.

И по всей видимости, в Лондоне с Ильхамом Алиевым предметно обсудили потенциальную роль Азербайджана в сирийском вопросе, где главная составляющая сводилась к одному: в какую команду войдет Баку?

Выбор у Баку не велик. С одной стороны, это Россия и Иран, с другой — давний союзник Турция и западный мир с его капиталами, которые особенно нужны в период падения цен на нефть.

Зачем ЕС нужно затягивать Азербайджан в свою команду — понятно. Баку — не только потенциальный поставщик газа на европейские рынки (хотя этот вопрос сейчас стоит на втором места), но и стратегический партнер Анкары и рассматривается ЕС неразрывно от Турции. И если Анкара готовится к большим боевым действиям в Сирии, то очевидно, что даже без предварительных консультаций в стороне Азербайджан остаться уже не сможет. Стало быть, прагматичные европейцы намекнули Алиеву в Лондоне, что выбор делать придется.

Первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук говорит, что прямого призыва вводить азербайджанские войска в зону сирийского конфликта, конечно, в Лондоне не прозвучало. Зато наверняка поступило предложение о вступлении Азербайджана в одну из коалиций. Конечно, в «правильную» коалицию.

«Возможно, Азербайджану предложили заниматься какими-то поставками, но все это если и было сделано, то сделано было очень мягко и вежливо. Возможно, в виде какого-то последнего предложения, от которого, как известно, нельзя отказаться», — отмечает Трофимчук. В любом случае, по его словам, Запад попытается отделить Азербайджан в политическом, в экономическом плане от контактов с Россией. Как и переключить сырье Азербайджана на южное направление, уже в противовес России.

Владимир Жарихин, заместитель директора стран СНГ, считает, что Баку будет до последнего отказываться вступать в какую-либо коалицию. «Ильхам Алиев — достойный сын своего отца, он умеет балансировать и проводить свою политику, — поясняет эксперт. —

Ситуация, конечно, очень быстро меняется, и, безусловно, она очень непростая, но г-н Алиев будет дистанцироваться от любых коалиций сколько это будет возможно.

Не стоит забывать, что в России живет практически столько же азербайджанцев, сколько в самом Азербайджане, а это очень серьезный фактор, чтобы не делать резких движений».

Логика Баку и шантаж со стороны Запада

Планы Запада в целом ясны, но не менее важен и факт согласия Алиева на поездку в Лондон. Как полагают некоторые эксперты, Азербайджан оценивает ситуацию исходя не из нынешнего расклада, а из размышлений на перспективу. И здесь примечательным остается тот факт, что не все постсоветские партнеры России делают ставку на своего большого соседа.

Пожалуй, к их числу можно относить и Азербайджан. «То, что президент Алиев съездил в Лондон, вовсе не значит, что он поддерживает ту или иную позицию в сирийском вопросе, просто он должен быть в курсе текущей мировой политики, поэтому и принял это приглашение, — говорит азербайджанский политолог, экс-замминистра финансов Фикрет Юсифов. — В Сирии слишком сложная обстановка и много разных интересов, у Азербайджана они тоже есть, все-таки Сирия недалеко от нас, и мы сторонники того, чтобы там был мир, без всяких ИГ и террористических группировок».

За последнее время у Баку накопилось достаточно много стратегически важных вопросов к России: и по карабахской проблеме, и ввиду желания Москвы реализовать газопровод через Грузию и Армению до Ирана. В Азербайджане, по всей видимости, крепнет убеждение, что рассчитывать на Россию в совсем тяжелые времена не приходится. Стало быть, нельзя отказываться от своих союзников в лице Турции и тем более не принимать предлагаемую вдруг со стороны ЕС помощь. Ведь, ведя переговоры с Баку, в Брюсселе хорошо понимают, что одним из главных козырей остается финансовый вопрос.

Говоря о прямых интересах самого Азербайджана, Григорий Трофимчук отмечает, что Баку не собирается находиться в изоляции. Решение же откликнуться на приглашение из Лондона было продиктовано несколькими составляющими: непростая экономическая ситуация в республике, рост социальной напряженности и перспективы обострения межнационального вопроса.

«Руководство Карабаха налаживает активные контакты с тем же Лондоном, там развивается своя линия взаимодействия, — говорит эксперт. — Я считаю, что Карабах если не на 100%, то на 80% входит в поле зрения Запада в качестве отдельной территории. Не знаю, дойдет или нет до суверенизации, но, во всяком случае, Запад рассчитывает на карабахскую площадку для того, чтобы потом регулировать по своему усмотрению ситуацию на всем Большом Кавказе и на Каспии».

«Ситуация с Нагорным Карабахом все время стоит на повестке дня и будет дальше стоять, — считает Юсифов. — Но тут мы рассчитываем на российские власти, которые могут решить этот вопрос за три дня. В Азербайджане, конечно, надеются, что этот вопрос решится в ближайшее время, хотя особой активности в этом направлении я не наблюдаю».

Напомним, 26 января Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла доклад «Преднамеренное лишение воды жителей приграничных регионов Азербайджана», однако вторая резолюция по Нагорному Карабаху принята не была. Американский конгрессмен Адам Шифф заявил, что особую роль в этом сыграла помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд. И теперь азербайджанские дипломаты в США по поручению главы МИДа Эльмара Мамедъярова должны выяснить, так ли это. По словам Юсифова, то, что ПАСЕ не приняла резолюцию по Нагорному Карабаху, всерьез беспокоит азербайджанские власти.

Так что Нагорный Карабах вполне может быть фактором шантажа со стороны Запада.

В принципе, этот козырь могла бы разыграть и Турция. Но Анкара не перешла бы от тонкой восточной игры к грубым методам. Зато ЕС и США могут аккуратно навести Баку на мысль, что в случае непринятия их пакета предложений последствия для Азербайджана могут быть весьма и весьма печальными.

«После поступивших Азербайджану предложений за поведением Баку будут внимательно наблюдать. И в случае отклонения от заданного курса из Эр-Рияда, из Вашингтона будет выслана своего рода «черная метка», связанная с деструктивным потенциалом террористов, — предупреждает Трофимчук. —

Азербайджан является для радикалов сильнейшим раздражителем. С их точки зрения, Азербайджан представляет собой вызывающе светское государство. И это обстоятельство, надо сказать, сильно разжигает радикальные аппетиты террористов.

Так что если Азербайджан не пойдет по тому пути, который ему могут предложить на Западе, в том числе речь идет о вхождении в коалицию, тогда будут, конечно, включены другие рычаги воздействия. В том числе экстремистского плана, со стороны ИГ. Террористами просто наводнят территорию Южного Кавказа. И в принципе, именно за счет террористического потенциала (если уже до этого дойдет) Запад будет решать вопрос и с переформатированием Азербайджана, и с Карабахом в том числе».

Пессимистичный прогноз для Москвы

До общественности итоги лондонской встречи не дойдут. Но по экспертным каналам все больше распространяется убеждение, что, во-первых, на встрече в Лондоне Алиеву дали понять о необходимости делать выбор, во-вторых, что Баку видит перспективным именно сотрудничество с ЕС и Турцией, нежели с Россией и Ираном. Хотя, как говорят многие бакинские эксперты, в отношении Асада позиция Азербайджана больше схожа с позицией Москвы и Тегерана. Но одно дело — общее отношение и совсем другое — политически оформленная позиция, тем более когда она формируется под влиянием не только разрастающихся деструктивных процессов, но и ввиду застарелых проблем.

В контексте лондонской встречи стоит рассматривать и готовящийся на 18 февраля визит президента Турции в Азербайджан, в ходе которого будут закреплены лондонские договоренности, но, что более значимо, будет сделана первая попытка оформить процесс «переключения» азербайджанского сырья и отделение республики от России.

«Основной темой будет вопрос переключения с помощью Турции азербайджанского сырья (да и вообще всех южнокавказских маршрутов) на обеспечение Европы, что, конечно, будет делаться в противовес России. Азербайджану фактически не оставили возможности для так называемой мультивекторной политики. Ему придется однозначно выбирать», — констатирует Трофимчук. «На Азербайджан уже давят разными способами, но не надо забывать, что Азербайджан в регионе самая влиятельная и экономически сильная страна, — напоминает Юсифов. — Да, безусловно, из-за ухудшившихся российско-турецких отношений Азербайджану трудно соблюсти баланс, но наш президент прикладывает немало усилий, чтобы отношения между странами опять наладились, и заявлял о том, что готов быть посредником в таких переговорах».

Впрочем, заявление Эр-Рияда о готовности ввести сухопутные войска в Сирию (при участии и турецких войск) выступает катализатором для многих процессов, в том числе и для принятия в Баку решения.

«Если все-таки будет нанесен удар по Сирии: Турция — на юге и Саудовская Аравия — на севере, Азербайджан уже не сможет остаться в стороне ввиду всего комплекса причин, которые были названы.

Поэтому день, когда все это начнется на Ближнем Востоке в открытой фазе, можно считать днем формального вступления Азербайджана в эти процессы. Хотя его солдат на первом этапе еще не будет. Но дело в том, что, когда все это начнется, это неизбежно отразится на Южном Кавказе».

Теряет ли Москва Баку? Наверное, так формулировать вопрос преждевременно, но эксперты придерживаются пессимистичных прогнозов.

«Пока так говорить нельзя. Но мы понимаем, что у России вряд ли найдутся какие-то рычаги, в первую очередь интеллектуальные, для того чтобы изменить каким-то образом в позитивную сторону для себя такое развитие событий. Имея тот набор тяжелейших, фатальных ошибок, которые были сделаны начиная с осени 2013 года на украинском направлении, конечно, надо, наверное, будет прийти к выводу, что попытки изменить тренд будут, но результаты вряд будут позитивными для России», — резюмирует Трофимчук.

«О том, что Россия теряет Азербайджан как союзника, говорят уже лет 20 и, как видим, пока не потеряли», — возражает Жарихин из Института стран СНГ. По его словам, сколько бы ни делалось заявлений, порой очень резких, Азербайджан рассматривает Россию прежде всего как посредника в отношениях с Арменией и ни в коем случае не хочет терять этот контакт.