Кого слушает президент

Один день мира

Порошенко и Путин довольны первым днем перемирия между Киевом и ополченцами

Владимир Дергачев 06.09.2014, 22:39
Украинские военные под Мариуполем AP Photo/Sergei Grits
Украинские военные под Мариуполем

Первые сутки перемирия на востоке Украины привели к снижению интенсивности боевых действий, но о полном прекращении огня говорить рано. Несмотря на взаимные обвинения Киева и ополченцев в нарушении договоренностей, вечером в субботу пресс-служба украинского президента сообщила, что, по мнению Петра Порошенко и Владимира Путина, «режим прекращения огня в целом выполняется».

В пятницу вечером в Минске был подписан предварительный протокол к соглашению о прекращении огня. Однако, как и предсказывали ранее эксперты «Газеты.Ru», обе стороны не смогли полностью заставить подконтрольные силы прекратить огонь: не все подразделения ополченцев встроены в военную иерархию ДНР и ЛНР, в свою очередь, у Киева имеются проблемы с полным контролем добровольческих батальонов национальной гвардии.

Несмотря на это, интенсивность боевых действий за прошедшие сутки серьезно снизилась: повстанцы остановили наступление по всем фронтам, а украинские военные отказались от контратак.

При этом обе стороны обвиняют друг друга в нарушении условий режима прекращения огня. Так, министр обороны ДНР Владимир Кононов заявил, что первый раз украинские военные нарушили перемирие уже через 15 минут. О нарушении договоренностей заявил и премьер самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко, который при этом, правда, пообещал не срывать обмен пленными.

В «Сводках ополчения Новороссии» говорится об артиллерийских ударах по Макеевке, обстрелах аэропорта Донецка, Тельманово, о подвозе резервов в Мариуполь и перемещении украинских войск у Волновахи.

В свою очередь спикер СНБО Украины Андрей Лысенко заявил, что после 18.00 пятницы повстанцы 10 раз обстреляли позиции сил АТО, но потерь за минувшие сутки нет. В то же время ситуацию он назвал «более спокойной».

Несмотря на взаимные обвинения Киева и ополченцев в переброске резервов и подготовке к новому витку конфликта, вечером в субботу пресс-служба украинского президента опубликовала следующее заявление по итогам разговора Петра Порошенко и Владимира Путина: «Главы двух государств констатировали, что режим прекращения огня в целом выполняется. Петр Порошенко и Владимир Путин обсудили шаги для предоставления прекращению огня устойчивого характера», — передает пресс-служба Порошенко.

Лидеры стран призвали ОБСЕ к мониторингу ситуации и контролю за режимом прекращения огня и обсудили гуманитарные проблемы.

Белые пятна в плане перемирия

Подписанное в Минске соглашение должно стать прелюдией к меморандуму по урегулированию ситуации на Украине, однако конкретные детали документа скрывают и Киев, и ополченцы. Вероятно, соглашение содержит обязательства, которые обеим сторонам невыгодно обнародовать из-за их несоответствия с собственной пропагандистской риторикой, поэтому пока о контурах плана можно лишь догадываться.

В любом случае наиболее проблемные места известны.

Так, вопрос вывода украинских силовиков с территорий ополченцев по-прежнему и не решен. Собственно, не вполне ясно, что это за территории: те, что находятся под непосредственным контролем повстанцев сегодня, или все земли в пределах административных границ Луганской и Донецкой областей. Отвечая на вопрос «Би-би-си», готово ли украинское руководство отвести войска с занятых позиций в соответствии с «планом Путина», Порошенко отметил: «Мы не можем говорить, что мы оставим эти территории. Потому что речь идет о наших территориях».

Если Порошенко начнет вывод войск из Донбасса, то в преддверии октябрьских выборов в Раду его электорат может воспринять это как поражение.

Камнем преткновения могут стать и списки заложников. Обмен пленными между ополченцами и украинской армией будет производиться два дня: в субботу и в понедельник, 8 сентября. Однако, как неоднократно говорили «Газете.Ru» представители Новороссии, пленниками они считают не только своих солдат, но и всех задержанных на Украине за сепаратизм. В Киеве таких считают просто уголовниками, а не политзаключенными. По оценке спикера СНБО Лысенко, в плену у ополченцев не менее 200 заложников.

Один из главных и самых сложных вопросов — статус мятежных территорий. Петр Порошенко заявил, что «децентрализация» власти пройдет только в Донбассе, что можно считать попыткой Киева оставить территории в составе Украины.

В республиках же продолжают повторять, что перемирие является только прологом к полному отделению территорий, попыткой «закрепить бракоразводный процесс» без новых жертв. А широкие полномочия в составе Украины сепаратистам не нужны.

Если Киев не пойдет на полную автономию Донбасса, то перемирие может закончиться так же быстро, как и началось. Обе стороны используют краткосрочную передышку для подтягивания резервов и закрепления оборонительных линий.

Волнения в самопровозглашенных республиках

Внутренние проблемы имеются не только у Киева, но и у ополченцев. Перед пятничной встречей в Минске из республик шла обрывочная информация о попытках смены власти. Через YouTube командир подразделения «Варяг» Александр Матюшин сообщил о попытке «госпереворота» в республике, заявив об аресте секретарши главы МГБ ДНР Леонида Баранова людьми лидера силового блока Владимира Антюфеева. Последний якобы выписал ордера на арест активистов ДНР.

Бывший министр госбезопасности Приднестровья Владимир Антюфеев месяц назад был назначен на одну из руководящих должностей ДНР. Назначение прибывшего из Москвы Антюфеева опрошенные «Газетой.Ru» эксперты рассматривают как желание Москвы тщательнее контролировать процессы в республиках.

После его прихода постепенно из республик «вычистили» представителей первой волны «Русской весны», с которых начиналось восстание на востоке Украины. На понижение пошел друг главкома Игоря Стрелкова премьер ДНР Александр Бородай, сам Стрелков полностью самоустранился, ушел со своего поста и премьер ЛНР Валерий Болотов.

Источники «Газеты.Ru» в ДНР заявили, что к сторонникам Игоря Стрелкова там теперь относятся подозрительно, а люди главкома покидают все значимые посты. Ушел со всех значимых должностей и другой медийный персонаж «Русской весны» Павел Губарев. По сути, все вышеперечисленные фигуры регулярно выражали радикальные взгляды о «броске на Киев» и вряд ли подходили для того, чтобы подписывать соглашение в Минске в тот момент, когда наступил перелом в войне и у ополченцев появилась возможность наступления на соседние области. Таким образом, зачистив республики от первой волны «Русской весны», новое руководство ДНР и ЛНР получило возможность политического маневрирования.

С другой стороны, как объясняет «Газете.Ru» координатор «негуманитарной» помощи ДНР Александр Жучковский, большинство ополченцев не воевало за «единую Украину», и к варианту «федерализации», который, по мнению экспертов, удобен и Москве, относится негативно.

Его слова подтверждает недавнее обращение атамана Николая Козицына, одного из автономных полевых командиров ЛНР, который после минских соглашений заявил, что ведет в Донбассе собственную войну и никому не подчиняется.

Эти договоренности он назвал «предательством» и заявил, что они будут использоваться Киевом, чтобы переформатировать и переоснастить войска после череды военных неудач. Ранее о желании «дойти до Киева» заявил и командира батальона «Призрак» Алексей Мозговой.

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, политолог Григорий Голосов видит в ДНР и ЛНР не административные структуры, а военные организации, поначалу существовавшие без единого руководства.

Процесс урегулирования на Украине нуждается в системе солидарной ответственности, а такая, считает Голосов, появится после чисток в руководстве ополченцев. «Что касается заявлений Захарченко и Плотницкого о необходимости отделения, это скорее закрепление стартовой переговорной позиции на высоком уровне... — размышляет политолог. — Думаю, компромисс возможен, но для этого нужно выполнение нескольких условий: Россия должна либо говорить сама, либо гарантировать исполнение соглашений ополченцами. Кроме того, нужна обоюдная воля, чтобы договориться на приемлемых условиях, на компромиссы придется пойти и Киеву. Шансы на мир невелики, но они есть».