Раздел по линии Стрелкова

Луганским ополченцам не хватает координации и единоначалия

Андрей Кошик (Луганск) 23.07.2014, 18:03
Министр обороны Донецкой Народной Республики Игорь Стрелков РИА «Новости»
Министр обороны Донецкой Народной Республики Игорь Стрелков

Отсутствие единого командования — одна из главных проблем самопровозглашенной Луганской народной республики. Часть ополченцев подчиняется главе ЛНР Валерию Болотову, другая налаживает взаимодействие напрямую с донецким командиром Игорем Стрелковым. Правда, в этом разделении для повстанцев есть и плюсы: разные группы выходят в тыл украинских войск, нанося им большой ущерб. Корреспондент «Газеты.Ru» провел в осажденном Луганске несколько дней.

На сегодняшний день в Луганской республике сражается несколько самостоятельных формирований: в самом городе это батальон «Заря», подчиняющийся главе ЛНР Валерию Болотову, и спецбатальон «Леший», который в обход Болотова налаживает взаимодействие с донецким командиром Игорем Стрелковым.

На брифинге 20 июля Болотов заявил, что «есть отдельные разрозненные отряды, которые пытаются главенствовать и как-то прогнуть под себя какие-то районы». «С этим сейчас активно боремся: невозможно воевать с одним врагом и иметь врага у себя в тылу», — сказал лидер ЛНР.

Хотя сейчас на уровне командиров открытого противостояния уже нет, из-за отсутствия координации рядовые ополченцы периодически попадают в конфликтные ситуации.

Когда в воскресенье, 20 июля, Луганск беспрерывно обстреливали минометами и «Градами», корреспондент «Газеты.Ru» стал свидетелем того, как бойцы одного из отрядов заметили на крыше 17-этажной гостиницы мужчин в камуфляже, приняв их за наводчиков. Под бомбежкой они доехали туда, задержали нескольких человек и привезли «на подвал»: выяснилось, что это бойцы другого батальона, решившие с крыши вычислить огневые точки нацгвардии для ответного удара артиллерией. На разбирательства ушла пара часов, их отпустили.

Обсуждая инцидент, ополченцы признались, что до этого не раз попадали в суматохе под обстрел другого отряда.

Некоторые связывают натянутые отношения между разными отрядами сепаратистов еще с довоенной конкуренцией Донецка и Луганска. Несколько лет назад поговаривали, что две области могут объединить с подчинением Донецку — местные политические и финансовые элиты такой расклад, естественно, не устраивал. Понятно, что и нынешнее руководство ЛНР не готово передать безграничные в условиях войны полномочия Игорю Стрелкову. Но многие бойцы именно в нем видят народного лидера.

Заместитель командира батальона «Леший» Игорь Орженцов (позывной «Ведун») приехал в Луганск полтора месяца назад из Москвы вместе с другом. «Просто-напросто созрели для этой поездки, понимая, что, если здесь не остановим эту мерзоту, этот бионегативный материал, который собрался со всей Европы, в следующем году Майдан будет в России», — говорит 42-летний мужчина. Он рассказывает, как попали в палаточный лагерь ополченцев перед зданием луганского СБУ. В первый бой – отбить прорыв нацгвардии в районе поселка Металлист – пошли в джинсах и рубашках, еле по гранате выпросили.

«Не было координации никакой — хаос в головах, хаос в действиях. Сейчас ситуация нормализуется, идет единоначалие, катализатором которого выступил Стрелков, — категоричен собеседник. — Кто не пойдет под единоначалие Стрелкова, тот будет вне закона, будет разоружен».

Ведун считает, что победить нацгвардию можно и без миротворческих войск из России, лишь бы гуманитарная помощь, техника и медийная поддержка были. Но признает, что «в информационной войне мы пока проигрываем».

Говоря о местных, рассказывает такую историю: «В одной семье убило родственника; и здоровый мужчина, 30 с копейками лет, отказался пойти в ополчение, но пошла его жена и отреклась от мужа».

Ополченцы рассказывают, что среди оставшихся в городе луганчан выделяется два психологических типа:

одни буквально замуровались в подвалах, сидят там даже в относительно безопасные часы и выходят только за хлебом и в туалет. Другие, нередко гибнущие под обстрелами украинской армии от осколков мин, идут по своим делам во время бомбардировки. Напряженные, сжатые, но идут.

«Может, и правильно, что не удалось объединиться: за эти месяцы Луганск не взяли, потому что разные группы выходят в тыл врага, наносят ему большой ущерб, – говорит командир казачьей роты Илья Маначенко. — Вы уверены, что в наших отрядах нет предателей? Соответственно, при объединении будут известны общие планы. Сейчас мы спонтанно нападаем».

Конкретно к Стрелкову казачий командир никаких особых чувств не испытывает, но в итоге все-таки согласился, что противостоять нацгвардии ополченцы смогут только вместе.

«Я со всеми общаюсь, так как нужно согласовывать все моменты движения: я могу «положить» людей, когда «Заря» будет вести артподготовку», — говорит Маначенко. По его словам, так поступают далеко не все, есть отдельные «князьки» с небольшими отрядами, действующие исключительно самостоятельно. Кстати, сам собеседник из-за ухода в ополчение поссорился с женой и детьми: те не поддержали его позицию.

Примечательно, что многие местные бойцы, уроженцы Луганской области, также с прохладцей относятся к Стрелкову, а кое-кто о нем даже не слышал. При этом они с иронией воспринимают и «народного губернатора» Болотова. Но все соглашаются, что объединение – скорейшее, в ближайшие недели – жизненно необходимо: без него продолжительно воевать с регулярной армией невозможно.