Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Город-призрак под бомбами

Представитель миссии ОБСЕ в Луганске рассказал «Газете.Ru» о ситуации в городе

Андрей Кошик (Луганск) 21.07.2014, 17:06
__is_photorep_included6127229: 1

Представители ОБСЕ, работающие в зоне боевых действий в Луганске, констатируют, что украинская армия регулярно обстреливает не только места, где укрываются ополченцы, но и мирные цели. О геройстве, сообщение о котором никогда не попадет на страницы газет, и встречах с горожанами «Газете.Ru» рассказал сотрудник миссии ОБСЕ Кай Виттруп. У него солидный опыт работы в боевых условиях в Боснии, Косово, Афганистане и Ираке.

«Цель нашей миссии — наблюдать за общей ситуацией, тем, что касается безопасности, военных инцидентов, нам нужно это для понимания — какие моменты стабилизируют обстановку в Украине, а какие нет», — рассказывает Виттруп с помощью переводчицы Гаэль.

Мы сидим в комнате небольшой частной гостиницы — за окном то и дело раздаются раскаты минометных ударов. Сотрудники гостиницы пережидают обстрел внизу, прижавшись к одной из внутренних стен. Гаэль успокаивает: не переживайте, это еще далеко стреляют. Близко — когда стены трясутся. «И не только стены», — улыбаясь, добавил Кай. Помимо Луганска он побывал в Славянске и Краматорске. А до этого в Сараево, Ираке, Афганистане. Их безопасность также обеспечивают военные — они и научили, как различать звуки бомбардировки.

За два с лишним месяца, прошедших с первого приезда в Луганск, ситуация сильно изменилась, рассказывает наблюдатель ОБСЕ. Когда он попал сюда 9 мая, город жил обычной жизнью: работали магазины, люди гуляли по улицам — и вдруг он становится городом-призраком. Сегодня на улице нечасто встретишь человека или проезжающую машину.

«Меня удивила бомбардировка — есть ощущение, что бомбят без точной цели. Разрушены дома, где жили очень бедные люди, минометные осколки попали в стены многоэтажных домов. Есть и явно дорогие дома явно богатых людей, они также разрушены в пыль. Есть люди, которые погибли просто потому, что оказались в этот момент на улице. Вблизи таких воронок нет никаких военных объектов, поэтому складывается впечатление, что бомбят неприцельно. Солдаты могут воевать и гибнуть, на то они и солдаты, но когда умирает 12-летний ребенок, стоявший на улице, — это ненормально. Если бы бомбили объекты, где находятся ополченцы, было бы понятно», — объясняет Кай Виттруп.

Бомбежки усилились с конца прошлой недели. За месяц с лишним, которые здесь идут боевые действия, поделился наблюдатель ОБСЕ, по официальной статистике луганской скорой помощи, погибли 250 мирных жителей, еще 850 ранены. Только за 19 июля убиты 25 человек, в том числе один ребенок. «Есть люди, о которых нет данных, — они убиты в местах, где бои продолжаются, к ним нет доступа, нельзя забрать раненых или трупы».

Многие горожане, впервые увидев трупы и разорванные на куски тела, естественно, переживают сильное потрясение.

«Когда мы ездили в отдаленные кварталы, где живут в основном пожилые люди, они плачут и спрашивают: почему это делают с нами? С другой стороны, есть люди, много молодых людей, которые ждут новое будущее в новой стране. Получается, есть некоторые, которые действительно поддерживают ЛНР и ополченцев, и есть некоторые, которые просто хотят мира, а есть те, кто не понимает, что здесь происходит», — рассуждает Кай.

При этом представитель международной организации отметил, что некоторые местные жители агрессивно настроены к России, потому что надеялись, что здесь произойдет то же, что в Крыму. «Россия, если и помогает ЛНР, делает это не так масштабно, чтобы у людей не оставалось в этом сомнений», — констатирует представитель ОБСЕ.

Пока собеседник отошел ответить на телефонный звонок, Гаэль рассказала, как выучила русский язык. Еще в детстве она отличалась свободолюбием и, когда весь класс остановился на английском, поняла — учитель не сможет заниматься с каждым ребенком. Попросила маму отвести ее в школу с редким иностранным языком. Так жительница Франции («я бретонка на 200%») занялась русским. Великий и могучий она изучала и в институте, на русском говорит ее муж.

Делюсь с вернувшимся Каем впечатлениями от немногих оставшихся в Луганске горожан, спокойно гуляющих под гул бомбежки. «Заметил это, но не совсем удивился. Я видел, как дети под бомбежкой играли на площадке, — это было в Сараево, — говорит Виттруп. — 14 июля в квартале Мирный мы видели, как во время бомбежки идущая по улице мама накрыла собой коляску с младенцем, а отец прикрыл своим телом жену. Его убили осколки. Мать и ребенок выжили. На следующий день я видел плюшевого медведя, которого родственники принесли на место смерти своего ребенка, игрушка вся была в крови. Это один из героев, о которых никто никогда не услышит, о которых не напишут в передовицах газет».

Жители Мирного, с которыми я пообщался позже, попросили Виттрупа передать президенту Петру Порошенко эту окровавленную игрушку.

На вопрос о гибели малайзийского лайнера наблюдатель ОБСЕ призывает больше внимания уделять тому, что изо дня в день творится в Луганске: «Крупные трагедии перекрывают в новостных лентах ежедневные ужасы войны, но за время боев в городе погибло не меньше людей, чем на сбитом самолете».

Миссия ОБСЕ будет работать на Украине до 30 сентября — если потребуется, ее продлят. Каждый вечер наблюдатели передают оперативную информацию об обстановке в каждом из десяти городов, в которых они работают, раз в неделю готовят аналитические доклады.