«Будем биться дальше, что ж еще!»

Замоскворецкий суд вынес вердикт по делу Михаила Косенко

Фарида Рустамова 08.10.2013, 23:29
__is_photorep_included5698157: 1

Во вторник Замоскворецкий суд вынес вердикт по делу Михаила Косенко. Инвалида 2-й группы судья Людмила Москаленко освободила от уголовной ответственности, сочтя его невменяемым. В наказание за «совершенные деяния» судья направила Косенко на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа. Репортаж «Газеты.Ru» из зала суда.

Уже на повороте к Большому Татарскому переулку растянулась цепочка одиночных пикетов в поддержку Михаила Косенко. У входа в Замоскворецкий суд выстроилась очередь из журналистов и сочувствующих, дотянувшаяся до дежурившего напротив одинокого автозака.

На оглашение приговора в крошечный зал №219 пытались попасть не меньше двухсот человек. К назначенному времени – 14.00 – он уже был забит до отказа, свободными остались лишь место за столом судьи и клетка для обвиняемого. Спертым воздухом в зале было невозможно дышать.

Выразить солидарность «узнику Болотной» пришли оппозиционер Алексей Навальный, правозащитница Людмила Алексеева, активист Илья Яшин, народный артист России, актер Игорь Ясулович.

Косенко доставили в суд с часовым опозданием – о его приезде находившимся в зале стало понятно по аплодисментам, которыми его встретила группа поддержки на улице. Завели в зал Косенко также под аплодисменты.

С землистым, как всегда, угрюмым лицом, в темно-синей застегнутой до подбородка кофте на молнии, проведший уже 15 месяцев в СИЗО Косенко зашел в клетку для подсудимых и остался стоять в ожидании судьи. В таком положении он провел все заседание. Один из журналистов в зале крикнул: «Какого приговора ожидаете?» Косенко тихо, но уверенно ответил: «После приговора я буду писать кассационную жалобу».

Судья Людмила Москаленко зашла в зал через 20 минут. Не дожидаясь, когда зал утихнет, она стала зачитывать вердикт. Присутствующие приумолкли, но речь судьи едва ли можно было расслышать, даже находясь в метре от нее. Прокурор Андрей Белов затерялся в толпе журналистов и слушал судью, прислонившись к стене.

С первых слов вердикт судьи Москаленко повторял как обвинительное заключение, вынесенное еще в июне 2012 года, так и речь прокурора в прениях, прошедших на прошлой неделе.

Инвалида 2-й группы Косенко судья предсказуемо признала виновным в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая прошлого года, а также в применении насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти.

Долго и монотонно судья читала описание событий 6 мая, сформулированное обвинением.

«6 мая 2012 года Косенко решил принять участие в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителей власти, сотрудников полиции, обеспечивавших общественный порядок и безопасность», — объявила Москаленко. Пот градом катился с ее лица, так, что в какой-то момент показалось, что она плачет.

Косенко, продолжала судья Москаленко, вместе с неустановленными участниками событий сорвал с сотрудника ОМОНа Дмитрия Казьмина, «производившего задержание активных участников массовых беспорядков», шлем, бронежилет, отнял спецсредство – резиновую дубинку, щиток, пояс и противогаз. Также, по словам судьи, «мужчина в красной рубашке и темной куртке» (Косенко) нанес Казьмину «не менее одного удара ногой и не менее одного удара рукой», после чего в дело вступил «сообщник» — Максим Лузянин, «мужчина в черной одежде и черной маске». Лузянин был уже приговорен год назад к четырем с половиной годам колонии. В результате «противоправных действий» Косенко омоновец получил «закрытую черепно-мозговую травму, ссадину в лобной области, сотрясение головного мозга». Не преминула судья напомнить о материальном ущербе, причиненном «массовыми беспорядками».

Из распахнутых настежь окон в зал суда периодически доносился заглушавший тихое чтение судьи хор: «Миша! Миша!», «Свободу! Свободу!». Кто-то из журналистов даже попытался закрыть ближайшее к судье окно, видимо, пытаясь все же расслышать вердикт.

В основу решения суда легли показания всех потерпевших – Татьяны Колмаковой (представитель московской полиции), омоновца Дмитрия Казьмина, Валентина Яструбинецкого (участник шествия 6 мая), а также свидетелей – омоновцев Романа Пузикова, Сергея Лукьянова и Максима Санаева, протоколы осмотра видеозаписей, изъятых у СМИ (в том числе «Граней.ру» и РИА «Новости»), в которых суд не увидел признаков монтажа, протоколы обыска, медицинская и прочие экспертизы.

«Проанализировав все исследованные доказательства, суд приходит к выводу о доказанности совершения Косенко деяний, запрещенных уголовным законом, предусмотренных статьей 212 частью 2 УК РФ и статьей 318 частью 2…» — запыхавшись, читала судья.

Показания свидетелей защиты – Леонида Беделизова, Ольги Трусевич, Екатерины Пархоменко, Сергея Давидиса, Александра Подрабинека (которого судья называла исключительно Подрабняком), Яна Рачинского, Александра Пилькина, Олега Орлова – судья не признала доказательствами по делу, «поскольку указанными свидетелями бесспорно не опровергаются действия Косенко при совершении общественно опасных деяний».

Доводы защиты о том, что один человек не может быть осужден дважды за одно и то же деяние (адвокаты Косенко считают, что обе статьи предъявлены их подзащитному по одному и тому же эпизоду), судья Москаленко назвала «не основанными на законе». Ни фотографии, ни общественное расследование событий 6 мая, ни показания президента независимой психиатрической ассоциации Юрия Савенко суд также не признал доказательствами невиновности Косенко.

Фамилии «Духаниной, Барабанова, Бароновой, Акименкова, Луцкевича, Зимина, Белоусова, Бахова, Савелова, Кавказского, Полиховича» (обвиняемых по «делу двенадцати») суд решил исключить из фабулы обвинения Косенко, поскольку уголовное дело в их отношении выделено в отельное производство и их вина не доказана, «а в отношении Бахова дело не возбуждалось».

«В ходе предварительного расследования установлено, что Косенко страдает хроническим психическим расстройством, представляет опасность для себя и окружающих и нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа», — устало второй час зачитывала судья приговор. Эти доводы она нашла убедительными, а саму экспертизу центра им. Сербского – проведенной с соблюдением уголовно-процессуального законодательства.

Судья Москаленко пришла к выводу, что подсудимый Косенко не мог отдавать себе отчет в совершаемых действиях, «то есть совершил данные деяния в состоянии невменяемости», а значит, он не подлежит уголовной ответственности.

«Суд учитывает, что Косенко совершил нетяжкие преступления, и считает необходимым назначить ему принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, поскольку психическое расстройство Косенко требует таких условий лечения… Уголовное дело по статьям 212 части 2 и 318 части 2 УК РФ прекратить. На основании статьи 24 части 1 пункта 2 УПК РФ меру пресечения Косенко в виде содержания под стражей оставить без изменения вплоть до помещения его в психиатрический стационар», — ускорилась к концу судья.

«Настоящее постановление может быть обжаловано в Мосгорсуде в течение десяти дней», — дежурно бросила судья и быстро ретировалась.

«Позор!» — успели прокричать ей вслед сторонники Косенко.

Сестра Михаила Ксения Косенко, выходя из зала суда, сказала журналистам, что защита обязательно будет подавать апелляцию. Тем не менее на успех Ксения не рассчитывает. «Шансы есть, но минимальные», — посетовала она. И все же надежды сестра Михаила не теряет: «Будем биться дальше, что ж еще!»