Кого слушает президент

Назидательная психиатрия

Гособвинитель потребовал направить обвиняемого по «болотному делу» Михаила Косенко на принудительное лечение

Фарида Рустамова 02.10.2013, 22:27
Михаил Косенко, обвиняемый в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС
Михаил Косенко, обвиняемый в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года

В среду в Замоскворецком суде прошли прения по делу фигуранта «болотного дела» Михаила Косенко, выделенному в отдельное производство. На прошлой неделе сторона защиты закончила представление доказательств, в качестве свидетелей выступили участники событий. Прения продлились чуть больше двух часов – судья Людмила Москаленко в конце заседания объявила, что они закончены и приговор Косенко будет вынесен уже на следующей неделе.

В маленький зал 219 в Замоскворецком суде едва поместились все желающие послушать судебные прения. Они должны были пройти еще в понедельник, но из-за отсутствия в суде одного из защитников их перенесли на среду.

Первым на начавшемся с почти часовым опозданием заседании взял слово прокурор Андрей Белов.

«В период с 16 до 20 часов 6 мая 2012 года во время проведения демонстрации на участке между домом 2 по улице Серафимовича, домом 14 по Болотной улице, вдоль улицы Серафимовича между Большим и Малым Каменными мостами, Болотной набережной и Болотной площадью ряд участников акции, грубо нарушая общественный порядок и правила проведения массовых мероприятий, игнорируя законные требования полицейских о прекращении противоправных действий, стали призывать демонстрантов к движению за пределы согласованного маршрута, к неподчинению сотрудникам полиции и военнослужащим внутренних войск МВД, к применению насилия, побуждая к противоправным действиям своим примером», — безжизненно зачитывал прокурор.

Косенко же, по его словам, вместе с Максимом Лузяниным (осужденным в прошлом году на 4,5 года колонии. – «Газета.Ru») «поддался противоправным призывам и принял участие в массовых беспорядках».

Напомним, что Косенко – единственный из фигурантов «болотного дела», которого обвиняют по ч. 2 ст. 318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти). На прошлой неделе суд заслушал президента Независимой психиатрической ассоциации России Юрия Савенко, который раскритиковал методы проведения психиатрической экспертизы Косенко. В свою очередь, адвокаты добились приобщения видеозаписи и скриншотов журналиста Леонида Беделизова, снимавшего события на Болотной площади. На них видно, что Казьмина повалили на землю, но Косенко в этот момент находится в трех-четырех метрах от места событий.

В среду прокурор согласился с квалификацией событий 6 мая как массовых беспорядков, «поскольку они сопровождались насилием, поджогами и уничтожением имущества». Показания свидетелей защиты, предоставленные ими материалы, приобщенные к делу, по словам прокурора, «вводят суд в заблуждение». Доклад Общественной комиссии по итогам независимого расследования событий 6 мая, также приобщенный к делу, гособвинение назвало «сборником мнений частных лиц».

Что же касается доказательств обвинения, то, по словам прокурора, несмотря на то что омоновцы Александр Казьмин и Роман Пузиков не опознали Косенко как участника избиения Казьмина, факта его опознания двумя другими свидетелями (Сергеем Лукьяновым и Максимом Санаевым) достаточно для доказательства его вины. Отметим, что в июне этого года суд допросил этих свидетелей за закрытыми дверями.

Самого Косенко прокурор назвал невменяемым, а его психическое расстройство – хроническим.

«Прошу суд признать доказанным совершение противоправного деяния, применить к Косенко принудительные меры медицинского характера», — завершил свою речь гособвинитель, попросив оставить обвиняемому меру пресечения неизменной до вступления в силу решения суда.

После небольшой заминки Косенко робко возразил прокурору.

«По поводу Казьмина. Я не нанес ему ни одного удара, а только оттолкнул от человека, которого он хотел задержать. Вот и все, что я сделал», — произнес Косенко.

Следом по очереди выступили адвокаты подсудимого. Адвокат Алексей Мирошниченко привел примеры аналогичных случаев, разбиравшихся в ЕСПЧ, защитник Владимир Ржанов утверждал, что по двум предъявленным его подзащитному статьям вменяется ему один и тот же эпизод. Адвокат Дмитрий Айвазян убеждал суд, что вместо Косенко на тех же основаниях арестовать могли любого участника событий 6 мая. Защита настаивала, что экспертиза центра им. В.П. Сербского, в которой врачи предлагают отправить Косенко на принудительное лечение, «незаконна» и «тенденциозна». Позиция защиты осталась прежней: адвокаты считают, что Косенко должен быть оправдан, а если суд все же решит назначить ему лечение, то оно должно быть амбулаторным.

После защитников Михаил Косенко зачитал последнее слово, отметив, что болен, но невменяемым себя не считает.

«…Никто не смог восстановиться после заключения. Тяжело положение психически больных заключенных. Самое тяжелое для них – галоперидол, запрещенный препарат. От него есть побочные эффекты и много смертных случаев. Он вызывает мышечные судороги, от него ощущается боль», — негромко говорил Косенко.

Группа поддержки в зале после речи Косенко зааплодировала. Под этот шум равнодушно выслушавшая все стороны судья Москаленко объявила дату приговора: 8 октября, 14.00.