Другой Джобс

В прокате «Стив Джобс» Дэнни Бойла с Майклом Фассбендером

Ярослав Забалуев 02.01.2016, 10:34
Wikimedia

В прокате «Стив Джобс» Дэнни Бойла с Майклом Фассбендером — театрализованный и необычный рассказ о жизни изобретателя айфона.

1984 год, США. Стив Джобс, молодой гений, сравнительно недавно обстригший хипповский хайер, только что произвел фурор эффектным рекламным роликом компьютера Macintosh и готовит его физическую презентацию. И мало того, что говорящий компьютер Lisa отказывается разговаривать, так еще и за кулисы норовят пролезть бывшая жена и не признанная Джобсом дочь. 1988-й. Уволенный из корпорации Apple Стив вновь за кулисами и готовится взять реванш при помощи идеального черного куба компьютера Next, но за пять минут до шоу к нему снова пристают бывшие коллеги и ребенок. 1998-й, презентация iMac. Волосы стали короткими и седыми, количество недовольных экс-коллег увеличилось, а дочка совсем выросла.

Но именно все это, как ни странно, и приблизит Джобса к абсолютному триумфу.

Автор «Миллионера из трущоб» Дэнни Бойл стал вторым постановщиком, который взялся за биографию изобретателя айфона. В некотором смысле у режиссера были развязаны руки — парадный портрет «святой Стив» получил в «Империи соблазна» Джошуа Майкла Штерна, и поэтому Дэнни можно было делать что угодно. С другой стороны, провал предшественника, видимо, стал одной из причин не слишком солидных кассовых результатов бойловского байопика. Во всяком случае, холодный прием у зрителей — последнее, чего можно было ожидать от фильма, на афише которого стоят имена Майкла Фассбендера, Кейт Уинслет и Аарона Соркина.

По поводу последнего надо сразу поговорить чуть подробнее. Соркин — сценарист, написавший сериал «Служба новостей» и (что важнее в данном случае) «Социальную сеть» Дэвида Финчера. Это человек, который лучше всех на свете придумывает быстрые, многословные и при этом дико остроумные диалоги, за которыми совершенно не видно драматургических швов. С миром высоких технологий он уже познакомился в фильме про Марка Цукерберга, который после «Социальной сети», правда, вышел к людям и оказался куда простодушней человека — черной дыры, которого сыграл Джесси Айзенберг. В случае с Джобсом, вполне возможно, произошло нечто аналогичное: Соркин опирался на роман журналиста Уолтера Айзексона «Стив Джобс», но кажется, все же несколько доработал персонажа по сравнению с реальной жизнью.

Хотя в любом случае — даже если Джобс таким и не был, его определенно стоило придумать.

Майкл Фассбендер здесь сыграл, пожалуй, одну из лучших своих ролей. Пуская в ход идеальную гармонию своей немецкой осанки и ирландской наглости, Фассбендер превращает заносчивость и социопатию героя в капризы полубога, вынужденного иметь дело с жалкими людишками, но знающего способы решения практически любой проблемы.

При этом задача перед актером стояла чудовищно непростая, поскольку по структуре картина — это фактически телеспектакль и все два часа Майкл почти непрерывно находится в кадре.

Единственный человек, с которым фильму не вполне повезло, это, увы, сам Дэнни Бойл. Режиссеру, чей творческий метод сформировался в изъеденные кислотой 90-е, катастрофически не хватает пространства — коридор, туалет, гримерка для него фатально малы. Клаустрофобичные условия не дают возможности полетать камерой и даже выдать в кадре какую-нибудь инфографию, иллюстрирующую происходящий диалог. Из-за неуклюжих попыток придать действию дополнительной динамики сцены, наоборот, теряют напряжение, что для двухчасового фильма является несомненным минусом.

И тем не менее, несмотря на все недостатки, как и любое разговорное кино, «Стива Джобса» делают актеры: уверенно солирующему Фассбендеру здесь ассистируют прежде всего Кейт Уинслет и Сет Роген в мелодраматической роли старого друга и коллеги Стива Возняка. Эти трое со своей задачей справляются идеально — герои на глазах оживают, и фильм Бойла превращается в самый, пожалуй, любопытный на данный момент взгляд на знаменитую фигуру в джинсах и черном свитере.