Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Коррупционная демократия

Владимир Римский 05.12.2003, 11:46

Если политические партии не способны донести интересы крупных социальных групп до власти, то «низ» будет решать проблему так, как он умеет. То есть в обход закона.

Бутафорский парламентаризм не позволяет гражданам лоббировать во власти свои интересы, что приводит к росту коррупции, которая является неформальным каналом, устанавливающим правила игры. Таким образом, постоянное воспроизводство коррупции и столь же постоянная борьба с ней становится основой политического режима.

О современном состоянии и возможных моделях трансформации избирательной системы в интервью «Газете.Ru» рассказывает заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский.

— Как воспринимают люди такую вялую избирательную кампанию?

— Действительно, с точки зрения граждан, кампания малоинтересная. В прошлой кампании победитель тоже был известен. Было понятно, что СПС, «Яблоко» и ЛДПР должны вроде бы пройти в Думу, но лидерами они точно быть не могли. Борьба шла между партиями, представляющими интересы чиновников. Либо более или менее новых, адаптированных к ситуации — это «Единство» и «Отечество — Вся Россия», либо старых, входивших ещё в советскую номенклатуру, — это КПРФ. И в этой избирательной кампании, по сути, ничего не изменилось. Лидерские позиции в любом случае займут представители интересов чиновников. Они быстрее договорятся между собой, чем с гражданами.

Но в ходе прошлой кампании ни СМИ, ни политические силы вплоть до дня голосования не могли прийти к согласию, кто будет победителем. А сейчас с помощью законов о партиях, о гарантиях избирательных прав, о выборах депутатов Думы конструкция выборов устроена таким образом, что новая сила в политику пробиться не может, а старые уже давно известны. Борьба идет между старыми политическими партиями и лоббистскими группами, и эта борьба интересует только её участников — саму политическую элиту.

Для них существенно и важно, чьи депутаты попадут в Государственную думу. Но интересы граждан в ней лоббировать не будет никто. Может быть, граждане не понимают это рационально, но они чувствуют, что в новом составе Думы в основном будут представлены интересы чиновников и крупного бизнеса.

Многие граждане говорят, что, если все решено, зачем идти на выборы? Но ведь для того, чтобы это было решено, вам нужно прийти и проголосовать. Если вы не проголосуете, даже вполне ожидаемого результата может и не быть. Исторический процесс не действует сам собой. Вы должны в нем принять участие. Этот момент очень трудно гражданам объяснить.

Пропаганда убеждает, что все решено, вопросов нет, уже ясно, кто победитель. А это отодвигает граждан от выборов и вообще от политики.

Вместо того чтобы применять технологии вовлечения граждан в политику, их агитируют за предопределённость результата выборов, а потом пытаются заставить принять участие в голосовании. Постоянно появляются предложения штрафовать тех, кто не ходит на выборы, лишать гражданства, если человек три раза не пришел на выборы. Обсуждается вопрос о том, чтобы убрать строку «против всех» в избирательных бюллетенях на том основании, что если человек пришел, то он хочет за кого-то проголосовать. На мой взгляд, это не демократические меры, и незачем нам идти по этому пути.

Альтернатива такой демократии в политологической теории называется демократией участия. И реализовывать технологии участия граждан в политике нужно не только на выборах. Граждане не согласятся, если их привлекут как статистов на выборах, а потом про них забудут. Нужно чтобы процесс вовлечения граждан в принятие политических решений не прерывался. Но это сложно реализовать. Такой процесс должен направляться общественными организациями и политическими партиями.

Пытаясь упростить для себя ситуацию, вместо такого сложного процесса наши чиновники пытаются использовать механизмы бюрократического управления.

Бюрократическое решение всегда направлено на то, чтобы упростить процедуру и заставить всех ее выполнить.

А после этого уже решать проблемы так, как нужно чиновникам, в крайнем случае с привлечением лоббистов интересов крупного бизнеса.

На мой взгляд, это свидетельствует о кризисе в российской политике, которая всё больше противопоставляет себя обществу и не даёт решений важнейших проблем. Потому что эти проблемы шире интересов бюрократии и крупного бизнеса, а власть постепенно теряет свою легитимность. Легитимность необходима, чтобы объяснить гражданам, что власть имеет право ими управлять и они обязаны подчиняться её решениям. Вот и приходится чиновникам так или иначе принуждать граждан участвовать в выборах. Но они же граждан из политики выталкивают, и политика развивается без граждан, то есть делается чиновниками. Поэтому граждане будут всё меньше участвовать в выборах. Круг замыкается! И выхода из этого кризиса легитимности власти чиновники без граждан не найдут никогда.

— Какой механизм мобилизации может быть использован на этих выборах?

— Сейчас сложилась очень неприятная ситуация для бюрократии, потому что ресурсов мобилизации граждан на выборы практически не осталось. Если анализировать кампанию, то можно сказать, что предвыборная реклама не прошла все нужные этапы своего развития. Реклама, которая есть сейчас, в принципе плохо работает на то, чтобы граждане пришли и проголосовали именно за конкретную партию. Скорее это ознакомительная реклама, знакомящая с политическими партиями и кандидатами, с призывами общего характера. Сначала партии объясняли, кто они такие, а теперь должны дать краткие и четкие сообщения типа того, что партия отстаивает такую-то проблему, предлагает такое-то решение, голосуйте за неё. Этого типа рекламы вообще нет. Не видно действия и других процедур демократической мобилизации граждан на выборы.

Поэтому, к сожалению, уже можно думать о том, что возможны определенные манипуляции при подсчете голосов. Ведь если граждане не идут на выборы, а выборы должны состояться, то чиновники будут вынуждены фальсифицировать и явку, и результаты выборов.

— Но, по опросам, число собирающихся принять участие в выборах растет.

— Результат на выборах может быть не совсем таким, как в опросах, хотя в принципе замеры явки совпадают в опросах и в результатах выборов. Но 60% явки на выборы — это не так много участвующих в выборах избирателей. Для СПС и «Яблока» 60% явки означают, что они будут балансировать на уровне 5-6% голосов по партийным спискам, а могут получить и 4,99% голосов и не пройти в Думу. Если бы явка была немного выше, то эти партии набирали бы 7-8% голосов и спокойно проходили в Думу. И то, какой будет явка на выборы, — это вопрос политический, от этого зависит состав Государственной думы. Поэтому ставки в политической игре даже только с помощью одной явки на выборы гораздо выше, чем это может представляться.

— Если либеральные партии не проходят сейчас в Думу, то практически они исчезают из политики?
— Не обязательно они исчезнут, но у них будут большие проблемы. Они не исчезнут, если не захотят этого, потому что парламентская фракция — это еще не вся партия. Если у нас парламентская фракция имеет большее значение, чем сама партия, то, действительно, если исчезает фракция, то исчезает и партия. Но партия должна иметь представительства в регионах, и если она будет заниматься работой в регионах, то никуда она не исчезнет.

И потом, сами эти партии участвовали в процессе выработки и закона о партиях, и законах о выборах. Они не сумели или в некоторых случаях не захотели настоять на более демократических поправках в эти законы. Они сами создали систему, при которой партия, имеющая фракцию в Думе, имеет преимущество перед остальными партиями. Я считаю это положение несправедливым. И сейчас эту несправедливость либеральные партии могут ощутить на себе.

— Выглядят ли эти выборы какими-то особенно важными?

— Я не считаю, что эти выборы играют какую-то решающую роль. У нас СМИ принадлежат тому или иному крупному бизнесу, поэтому получается, что мы не видим неангажированных точек зрения и тех точек зрения, которые отражают интересы граждан. То, что вы читаете в газетах и видите по телевидению, это представление о выборах чиновников и руководителей крупного бизнеса. Для группировок во власти и крупного бизнеса эти выборы дают шанс усилить свои лоббистские возможности в Государственной думе. Если в ельцинский период многие важные решения проводились на основе указов, то Владимир Путин от этой практики фактически отказался. Он старается все важнейшие решения проводить через Думу. И если у группировки во власти или у крупного бизнеса есть своя фракция или хотя бы несколько депутатов в Думе, у неё повышаются возможности продвинуть свой интерес. Поэтому в СМИ выборы сейчас представляются достаточно важными.

— Каким образом интересы граждан, которые никуда не денутся, будут учитываться, согласовываться?

— Сейчас сказать трудно. Этого не только я не знаю, но и сами участники нашего политического процесса. У них сейчас конкретная цель — продвинуть свои интересы на период после выборов в Думу и до выборов Президента РФ. Но некоторые особенности нашей политической жизни описать можно.

Я думаю, что будет усиливаться коррупция в органах государственной власти.

Коррупция — ведь это не только взятки, это как раз процедуры решений проблем такими способами, которые не являются институциональными, то есть не вписываются в принятые нормы законов, правил, инструкций.

По нашим законам, к сожалению, большинство проблем решить нельзя. Граждане испытывают неудобство от предлагаемых законом решений, нередко точно по закону свои проблемы они вообще решить не могут. В этих случаях им выгоднее заплатить взятки и получить всё, что требуется, в обход закона.

На уровне государственной политики будет происходить то же самое. Если политические партии не способны донести консолидированные интересы крупных социальных групп до власти, чтобы решение не просто предлагалось сверху, а хотя бы после консультации снизу, то этот «низ» будет пытаться решить проблему так, как он умеет. То есть в обход закона, через взятки, через взаимный обмен услугами, как это происходит во взаимодействии бизнеса и власти. Так происходит, например, и с миграцией. В России действует довольно жесткий закон о гражданстве и о положении иностранных граждан. Причём закон о гражданстве недавно был смягчен, но проблемы в нём остались. И эти проблемы успешно решают коммерческие фирмы, которые за деньги могут помочь любому индивиду жить в Москве, например, без прохождения всех положенных законом процедур. А как раз те, кто хотят приехать в Москву и жить по закону, работать и платить налоги, будут иметь большие проблемы. Вот что такое коррупция.

Избирательное применение закона — это тоже коррупция.

В частности, либо собственность защищена для всех, либо только для узкого круга избранных. Если для избранных, то защита осуществляется на основе внутриэлитной договорённости. Но со временем интересы сторон изменяются, и внутриэлитная договоренность неизбежно будет нарушена. Именно поэтому время от времени будут обостряться конфликты между крупным бизнесом и органами исполнительной власти. Проявляться это будет в действиях прокуратуры, судебных преследованиях, ограничениях в ведении бизнеса и так далее. Не видно, каким образом это противоречие можно разрешить.

В демократии этот правовой принцип реализуется сложным, но стабильным способом, когда какое-то право защищено для всех. Так, в ситуации, когда для всех защищено право собственности, преследование одного из олигархов будет восприниматься как нарушение этого права для всех. Поскольку сейчас для подавляющего большинства это право отсутствует, общество не понимает, почему оно должно быть у одного конкретного человека, даже если у него много денег. Такова ситуация вокруг компании ЮКОС. Демократического решения уже не будет. Остаётся только одно — договариваться с правоохранительными органами, чтобы они не преследовали конкретных бизнесменов — руководителей этой компании. Но власти, начав процесс судебного преследования, остановиться очень трудно. Обвинения, предъявленные ЮКОСу Генеральной прокуратурой, кажутся справедливыми. За этими обвинениями возникает предположение о правомерности отзыва лицензий на нефтедобычу. А дальше сама логика выдвижения правдоподобных обвинений заставляет раскручивать процесс преследования крупных собственников, и этот процесс просто так остановить невозможно.

Интервью взял Евгений Натаров