Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Хватит кормить Америку

Оксана Дмитриева о том, что не так с российской экономикой

30.04.2014, 12:50
Reuters

Второй год российская экономика пребывает в состоянии экономического спада. Необходимо как можно скорее отказаться от пресловутого бюджетного правила — прекратить изымать излишки от нефтегазовых доходов из экономики и складывать их в Резервный фонд.

Экономика России в 2014 году страдает от той же болезни, что и годом ранее. Причины спада, застоя или, как его еще называют, стагфляции связаны с исчерпанием прежних источников экономического роста. Мировая экономика уже довольно уверенно растет, показывая 3% прироста глобального ВВП в год. В России же в 2013 году ВВП вырос только на 1,5% — да и то, если очень «хорошо» считать.

Этот спад — итог финансово-экономической политики последних лет, когда доходы от высоких цен на сырье использовались не внутри страны, а вкладывались в чужую экономику..

На мой взгляд, главной ошибкой экономической политики последнего десятилетия была практика вложения средств от продажи нефти и газа в Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Именно это стало одной из главных причин деградации экономики, сырьевой зависимости страны и неиспользования всех тех возможностей, которые давала благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура.

В течение всех этих лет я боролась, чтобы деньги от продажи нефти и газа не инвестировались в чужую экономику, а поступали в российский бюджет. Правительство же, к сожалению, вкладывало нефтегазовые доходы в покупку долговых расписок иностранных государств, то есть, по сути, в бюджеты других стран. На эти деньги Запад строил у себя дороги, мосты, больницы — все то, чего так не хватает в нашей стране.

До сих пор экономика страны удерживалась на плаву только потому, что было очень много денег, был огромный приток нефтедолларов, который к тому же ежегодно значительно рос.

Все проблемы начались как раз после того, как в 2012–2014 годах цена на нефть перестала расти (последние годы она колеблется на уровне от $107 до $110 за баррель). А, например, только в 2007–2008 годах ее цена подскочила более чем в два раза! То есть каждый год были незапланированные доходы от ее продажи под 2 трлн руб. Деньги, как говорится, с неба падали. И при таких подпитках объем промышленного производства сейчас меньше, чем 24 года назад! То же самое в сельскохозяйственном производстве, объеме грузооборота железнодорожного транспорта.

Необходимо как можно скорее отказаться от пресловутого бюджетного правила, прекратить порочную практику изъятия так называемых излишков от нефтегазовых доходов из экономики и складывания их в Резервный фонд. Только в 2014 году предусмотрено пополнение Резервного фонда на 343 млрд руб., при этом еще большую сумму планируется взять в долг. Причем наши деньги мы вкладываем за рубеж под 0,5–1% годовых, а в долг берем под 7–8%. В итоге расходы на обслуживание долга превышают доходы от размещения средств примерно в 10 раз.

Кроме того, подобная политика насильственного вывоза капитала фактически подтолкнула наши компании к осуществлению полномасштабных заимствований на внешнем рынке.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. Источник: ИТАР-ТАСС
Первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. Источник: ИТАР-ТАСС

В итоге сумма государственного и внешнего частного долга на настоящий момент практически в полтора раза превышает наши золотовалютные резервы ($477 млрд и $730 млрд соответственно). Гипотеза господина Кудрина о том, что в условиях кризиса чужие страны нас будут кормить и поддерживать, как мы видим сейчас, была также абсолютно неправильна. В условиях даже не экономического, а политического кризиса деньги, вложенные в чужую экономику, подверглись многочисленным рискам.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев констатирует, что мы исчерпали инвестиционные и кредитные ресурсы, происходит отток капитала и, соответственно, предлагает использовать 900 млрд руб. из нефтегазовых доходов. Но при том по-прежнему выступает категорически против отмены бюджетного правила, предписывающего вкладывать нефтегазовые доходы в чужую экономику, объясняя, что доходы от продажи нефти и газа — конъюнктурные, а 900 млрд руб. — неконъюнктурные, потому что образовались в результате девальвации рубля. С точки зрения экономики эти слова лишены смысла, потому что деньги-то одни и те же, а курс доллара просто дает им разную оценку.

При этом министр справедливо утверждает, что обесценение рубля повысило конкурентоспособность отечественных производителей и обеспечило пусть слабый, но экономический рост в первом квартале 2014 года. В условиях стагнации и вступления России в ВТО нужно было последовательно проводить политику плавной девальвации рубля, а не осуществлять его укрепление. Это позволило бы избежать скачков на валютном рынке и трат средств из золотовалютных резервов.

Центробанк же действовал в прямо противоположном направлении: только с января 2014 года на поддержание курса рубля, то есть на его укрепление, было потрачено $42 млрд. Кроме того, Министерство финансов говорит, что нужно поддержать экономику, малый и средний бизнес, кредитами. А Центральный банк увеличивает ключевую ставку до 7,5%.

Подобные бессвязные, противоречивые позиции свидетельствуют либо о глубоком непонимании не просто сегодняшней ситуации, а экономики вообще, либо являются попыткой каким-то образом замаскировать свои предыдущие ошибки.

Ошибочность выбранной правительством экономической стратегии, ее абсолютная неэффективность, блуждание в частоколе бессмысленных и безграмотных правил и рекомендаций, оформленных законами, являются причиной экономического спада и стагфляции, в которой страна пребывает второй год.

Автор — первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам