Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Иран отказался морозить нефть

Иран фактически отказался от заморозки нефтедобычи

Алексей Топалов 14.03.2016, 09:09
AP

Иран не будет фиксировать уровень добычи нефти, пока он не достигнет 4 млн баррелей в сутки. Фактически это означает намерение Ирана не замораживать, а наращивать добычу — сейчас страна производит около 2,8 млн баррелей. Россия, один из инициаторов заморозки, ранее уже заявляла, что к Ирану будет «отдельный подход». Однако позиция иранцев может похоронить саму идею заморозки производства лидерами нефтедобычи.

В понедельник, 14 марта, в Тегеране иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане должен встретиться со своим российским коллегой Александром Новаком. Как заявил накануне сам Зангане, в ходе встречи планируется обсудить нефтяную политику. Однако обсуждать заморозку нефтедобычи Иран, по словам Зангане, будет, только когда его собственное производство достигнет 4 млн баррелей в сутки.

Как передает телеканал Press TV, до выхода на упомянутый уровень другие страны — производители нефти, по словам Зангане, «должны оставить Иран в покое».

В середине февраля Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились о заморозке производства нефти на январском уровне. Страны ОПЕК и ряд стран, не входящих в картель (Оман, Мексика и Норвегия), высказались в поддержку этой инициативы. Однако Иран, формально поддержавший идею фиксации добычи, позднее назвал ее «нелогичной» и даже «смехотворной».

Иран заявил, что ему необходимы особые условия, так как со страны только в январе были сняты санкции, ограничивающие экспорт нефти. Соответственно, за время санкций ИРИ, в отличие от других игроков нефтяного рынка, не могла наращивать добычу.

«Мы не собираемся сами себя подвергать санкциям после того, как вышли из-под них», — говорил замминистра нефти Ирана Амир Хосейн Заманиниа.

Иран, кстати, еще в прошлом году, то есть до отмены санкций, предупреждал мировое сообщество, что намерен вернуть добычу и экспорт на досанкционный уровень, и указывал, что ему для этого не нужно какое-то особое разрешение. Тогда, правда, речь шла о дополнительных квотах ОПЕК. Досанкционный уровень производства — это как раз около 4 млн баррелей в сутки. Но впервые Иран прямо назвал объемы, с которых он готов начать переговоры о заморозке.

ИРИ только за время с отмены санкций (16 января) значительно нарастила добычу — с 2,4 млн баррелей в день до примерно 2,8 млн баррелей. Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин полагает, что Иран вполне сможет увеличить производство и до декларируемых 4 млн баррелей в сутки. «Деньги у страны есть, иностранные сервисные компании уже выстраиваются в очередь, чтобы поработать в Иране», — поясняет эксперт. Правда, по словам Крутихина, на то, чтобы достичь планки в 4 млн баррелей, Ирану может потребоваться до двух лет. Кстати, в конце февраля Бижан Намдар Зангане говорил, что до 2021 года добыча нефти в Иране достигнет 4,6 млн баррелей в сутки.

При этом, как говорил в начале марта Александр Новак, уже сейчас профицит предложения на мировом нефтяном рынке составляет около 1,5 млн баррелей в день. Кстати, тогда же Новак сказал, что в вопросе заморозки добычи к Ирану «будет применяться индивидуальный подход».

Как сообщает в воскресенье «Русская служба новостей», член комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев заявил, что условие, выставленное Ираном, является совершенно «нормальным и разумным». «Надеюсь, что Россия в какой-либо форме его поддержит», — сказал Грачев.

Тем не менее Иран своей позицией может фактически похоронить саму идею о заморозке добычи.

«Производители, формально согласившиеся на фиксацию производства, в первую очередь отмечали, что это решение должно быть солидарным, — напоминает Крутихин. — Они пошли бы на это, если бы согласились остальные».

На 20 марта запланирована общая встреча нефтепроизводителей, они должны провести переговоры в Москве. Однако даже если стороны согласятся предоставить ИРИ особые условия и заморозить добычу, притом что Иран будет продолжать ее наращивать, это не приведет к росту цен на нефть, для чего изначально и задумывалась фиксация производства.

Дело в том, что Иран еще в прошлом году предупреждал о своей готовности к демпингу, для того чтобы восстановить свои доли на рынках.

И этот демпинг уже начался — по словам Крутихина, иранская тяжелая нефть уже продается в Европе по $17 за баррель. «России придется бороться с Ираном на рынках не только Европы, но и Азии», — предупреждает эксперт.

Азиатские рынки, в первую очередь Китай и Индия, были традиционным экспортным направлением для иранской нефти в период санкций со стороны США и Европы, и Иран уже начал наращивать поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион (по разным оценкам, в феврале они выросли на 100–200 тыс. баррелей).

Основное столкновение российских интересов с иранскими может произойти в Китае. По итогам 2015 года именно КНР стала крупнейшим импортером нефти из России, сообщает Международное энергетическое агентство.

«Несмотря на общемировой спад экономики, объем потребления нефти в Китае остается стабильным, — отмечает гендиректор Optim Consult (Гуанчжоу, Китай) Евгений Колесов. — Если в 2015 году объем чистого потребления нефти составил 543 млн тонн (на 25 млн тонн больше, чем в 2014 году), то в текущем году потребление, согласно прогнозам, возрастет до 566 млн тонн».

И основной вопрос здесь, по словам Колесова, именно в том, какое место в поставках нефти на китайский рынок займет Россия. Результаты 2015 года, указывает эксперт, стали возможными в том числе благодаря готовности РФ принимать оплату за поставки в юанях. Однако теперь Китай начнет жестко торговаться.