Кого слушает президент

Иран ушел из-под санкций

Международные санкции в отношении Ирана отменены

Алексей Топалов 17.01.2016, 03:33

Европа и США отменили экономические санкции в отношении Ирана, так как Тегеран сумел убедить МАГАТЭ в том, что параметры ядерной программы Исламской Республики соответствуют достигнутым в прошлом году соглашениям. Теперь Иран сможет резко нарастить экспорт нефти, что повысит предложение на мировом рынке и окажет дополнительное давление на нефтяные котировки, которые и так находятся на рекордно низких уровнях.

В субботу президент США Барак Обама подписал распоряжение об отмене экономических санкций в отношении Ирана. Глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини также заявила, что с этого дня с Ирана снимаются все международные и односторонние санкции. Президент Ирана Хасан Роухани поблагодарил Бога и «терпеливый народ» страны за снятие международных санкций.

На своей странице в Twitter Роухани назвал ядерную сделку «славной победой».

Теперь Исламская Республика Иран получит доступ к замороженным финансовым активам в размере около $50 млрд. Кроме того, снятие санкций подразумевает отмену эмбарго на закупку иранской нефти. Также Иран получит доступ к иностранным инвестициям, запрещенным из-за санкций.

Санкции в отношении Ирана были связаны с программой по обогащению атома, которую активизировал Махмуд Ахмадинежад (президент Ирана с августа 2005-го по август 2013 года). Однако сменившему его Роухани удалось найти компромисс с Западом. В июле прошлого года Иран обязался сократить свою ядерную программу в обмен на отмену санкций (за время действия которых, по разным оценкам, экономика Ирана потеряла от $160 млрд до $180 млрд).

В субботу в Вене Иран отчитался перед Международным агентством по атомной энергетике.

«Иран выполнил все требования в рамках соглашения по атомной программе », — сообщил генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано.

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), о котором Иран и Совет Безопасности ООН, а также Германия договорились летом прошлого года, подразумевал сокращение количества иранских центрифуг на уранообогатительных предприятиях на две трети (их останется около 6 тыс.), а степень обогащения урана в течение ближайших 15 лет не должна превышать 3,67%. Кроме того, Иран, в соответствии с СВПД, должен отказаться от разработки ядерного оружия. В МИД РФ сообщили, что при взаимодействии «Росатома» за пределы страны вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана.

«Нормализация отношений с Западом выводит Иран в другую лигу игроков, — комментирует профессор ВШЭ политолог Николай Петров. — Из «изгоя» Иран превращается в респектабельного регионального лидера».

По словам политолога, процесс начался еще тогда, когда соглашение Ирана с Западом было заключено. «И теперь в противостоянии Ирана и Саудовской Аравии баланс сил изменился», — отмечает Петров.

Ключевой вопрос в нефти.

Иран еще в прошлом году предупреждал, что после отмены санкций готов в кратчайшие сроки выпустить на мировой рынок 0,5 млн баррелей в день дополнительных объемов нефти (сейчас ИРИ экспортирует около 1 млн баррелей в день, нефть идет в Азиатско-Тихоокеанский регион, в основном в Китай и Индию). И это при том, что уже сейчас превалирование предложения над спросом составляет около 2 млн баррелей в день.

Представитель Ирана по линии ОПЕК Мехди Асали в субботу подтвердил, что ИРИ не намерена ограничивать добычу нефти и планирует выйти на досанкционный уровень экспорта — 2 млн баррелей в день.

Кстати, еще до того, как стало известно об отмене санкций, РИА «Новости» сообщило о том, что

делегации британо-нидерландской Shell и французской Total прибыли в Тегеран для переговоров с Национальной нефтяной компанией Ирана.

Эксперты нефтяного рынка ранее неоднократно отмечали, что «иранские риски» уже заложены в цену нефти. Так как о формальном заключении соглашения стало известно еще прошлым летом, котировки этот фактор уже отыграли.

«В текущих ценах это отражено лишь частично, — комментирует партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин. — Но давление на котировки снятие санкций все же окажет».

По словам эксперта, здесь сыграет роль не только тот факт, что Иран выбросит на рынок дополнительные объемы нефти, что увеличит предложение, но и то, что ИРИ в попытке отвоевать рыночные ниши начнет демпинговать.

Впрочем, это будет лишь временным драйвером для нефтяных цен. «Вливания» Ирана будут компенсированы сокращением добычи в США, — поясняет Крутихин. — Именно от американской добычи сейчас зависят колебания мировых цен».

Сейчас североморская нефть Brent, к которой привязана цена российской Urarls, на Лондонской бирже ICE торгуется по $29,1 за баррель. Американская WTI на Нью-Йоркской бирже NYMEX — по $29,6 (данные на конец торгового дня в пятницу).

Впрочем, сама возможность масштабного выхода иранской нефти вызывает сомнения. «Не стоит поддаваться эйфории и преувеличивать нынешние возможности Ирана в нефтяной сфере, — говорит член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев. — Реальный объем «черного золота», который иранцы дополнительно готовы оперативно поставить на внешние рынки, вряд ли превысит 300 тыс. баррелей в сутки».

Заявления о том, что экспорт может быть увеличен на 1 млн баррелей в течение полугода-года, по оценкам Касаева, весьма оптимистичны и едва ли будут выполнены на практике.

Касаев приводит в пример Ирак и Ливию, которым после упадка нефтяной индустрии в 2003 и 2011 годах соответственно понадобилось куда больше времени на ее оживление, чем заявлялось местными должностными лицами.

Тем не менее эксперт также прогнозирует, что отмена санкций неминуемо отразится на ценах.

«Возможно, в ближайшей перспективе цена за «бочку» упадет до $25», — говорит Касаев.

Кстати, именно эту цену российские власти намерены заложить в новый стрессовый экономический сценарий. При этом, как заявил в субботу министр финансов РФ Антон Силуанов в эфире передачи «Вести в субботу», при цене барреля в $25 российский бюджет в текущем году недополучит более 3 трлн руб. доходов.

«Но Россия, как и другие игроки, готова к этому сценарию, поскольку иранский фактор был известен нефтеэкспортерам уже в течение длительного времени, — считает Касаев. — В этой связи негативная реакция рынка на «энергетическую свободу» Ирана будет кратковременной, так как международные трейдеры и биржевые спекулянты уже давно запугивают рынок обилием иранского сырья».