Каспийский газ заменит «Южный поток»

ЕК одобрила проект газопровода TAP вместо запрещенного «Южного потока»

Алексей Топалов 03.03.2016, 21:16
Shutterstock

Брюссель признал проект Трансадриатического газопровода, по которому в Европу пойдет голубое топливо из Азербайджана, соответствующим законодательству ЕС. TAP ранее был выведен из-под действия Третьего энергетического пакета Евросоюза, из-за которого России пришлось отказаться от газопровода «Южный поток», а сейчас возникают проблемы с трубой «Северный поток — 2». По словам экспертов, это «дискриминация по происхождению газа».

Еврокомиссия одобрила строительство Трансадриатического газопровода (ТАР), признав его соответствующим европейскому законодательству. Об этом говорится в сообщении ЕК, опубликованном в четверг.

Трансадриатический газопровод является частью так называемого «Южного газового коридора», объединяющего несколько газопроводных проектов, предназначенных для поставок из Каспийского региона в Европу в обход России. В частности, речь идет об азербайджанском газе с месторождения Шах-Дениз-2 (Азербайджан планирует поставлять в Европу 10 млрд кубометров). TAP станет последним звеном в цепочке из трубы Баку — Тбилиси — Эрзурум (Южно-Кавказский газопровод) и Трансанатолийского газопровода (TANAP), который пройдет по территории Турции. TAP должен быть проложен от турецко-греческой границы через Албанию и Адриатическое море на юг Италии. Стоимость TAP оценивается в 5,6 млрд евро.

Зампред Еврокомиссии Марош Шефчович в связи с одобрением проекта заявил, что это важный шаг для реализации «Южного газового коридора» в целом, а сам ЮГК является ключевым проектом для энергетической безопасности Европы. ЕК ожидает, что поставки начнутся с 2020 года и 10 млрд кубов азербайджанского газа покроют около 17% потребления Италии.

Замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач указывает, что принципиально TAP не отличается от российского газопроводного проекта «Северный поток — 2» или проекта «Южный поток», от которого Россия была вынуждена отказаться под давлением Еврокомиссии.

Дело в том, что «Южный поток», по мнению ЕК, не соответствовал Третьему энергетическому пакету Евросоюза, который запрещает участникам газового рынка заниматься транспортировкой газа. Кстати, в настоящее время ряд стран Европы требуют тщательно проверить в этом плане и «Северный поток — 2».

В то же время реализацией TAP занимается компания Trans Adriatic Pipeline, крупнейшими акционерами которой (по 20%) являются такие участники рынка, как британская ВР и азербайджанская ГНКАР (еще 20% в проекте принадлежит итальянской Snam, 19% — бельгийской Fluxus, 16% — испанской Enagas и 5% — швейцарской Axpo).

Но TAP, в отличие от того же «Южного потока», по просьбе акционеров был выведен из-под действия норм Третьего энергопакета. Россия, кстати, неоднократно просила того же для ЮП, но на это Еврокомиссия не пошла.

«Разница в проектах только в том, что в TAP газ будет азербайджанский, а в ЮП и СП-2 — российский, — отмечает Гривач. — Это можно назвать дискриминацией по происхождению газа, хотя со стороны Европы довольно странно дискриминировать своего основного энергетического партнера, которым является Россия».

«Южный поток» был закрыт, потому что «Газпром» принял инвестрешение, не спрашивая разрешения у Брюсселя», — говорит глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

Европа неоднократно заявляла, что опасается роста зависимости от России. TAP, отмечает Еврокомиссия в своем сообщении, как новый маршрут поставок газа, приведет к существенному увеличению конкуренции. Кстати, для проекта предназначен особый налоговый режим на 25 лет (плавающая ставка налогов). По мнению ЕК, общий позитивный эффект для уровня конкуренции и энергобезопасности от проекта перевешивает возможные риски, связанные с получением TAP конкурентных преимуществ из-за налогов.

Если говорить о Трансадриатическом газопроводе в сравнении с российскими, возникает еще вопрос стоимости. Обычно претензии по поводу цены проектов предъявляются как раз «Газпрому», многие считают, что затраты на газопроводы явно завышены.

«Стоимость TAP не намного меньше стоимости первого «Северного потока» (8,8 млрд евро), — указывает Алексей Гривач. — Однако мощность у трансадриатической трубы 10 млрд кубов, а у СП-1 — 55 млрд кубометров».

Хотя проект TAP предполагает возможность удвоения мощности в перспективе, это потребует и новых затрат.