По плану завтра катастрофа

В России останавливается производство недорогих жизненно важных лекарств

Елена Малышева 02.02.2016, 20:06
Михаил Мордасов/ТАСС

В России начался дефицит жизненно важных препаратов из официального списка правительства. Производители ряда недорогих лекарств приостановили их выпуск из-за того, что власти отказались повышать цены на лекарства. Росздравнадзор и региональные власти, официально отрицающие проблему, в 2015 году были уведомлены о прекращении производства. Об этом свидетельствуют документы, имеющиеся в распоряжении «Газеты.Ru».

Тайные письма о явной проблеме

Минздрав и Росздравнадзор, а также региональные власти, официально отрицающие проблему, знают о том, что производство ряда препаратов прекращено. Это подтверждают письма Росздравнадзора (датированы июлем 2015 года) по отсутствию на рынке ряда жизненно важных препаратов на предприятие ОАО «Биосинтез». «Газета.Ru» располагает также ответом от «Биосинтеза», в котором сообщается о прекращении выпуска целого списка препаратов, а также перепиской предприятия с региональными властями Оренбургской, Пензенской областей и руководством госпредприятия Татарстана.

Минздрав делает успокоительные заявления, но знает о проблеме, подтверждает гендиректор Ассоциации российских фармацевтических предприятий Виктор Дмитриев.

Более того, добавляет он, проблемы со списком жизненно важных препаратов возникали с момента его появления и начала регулирования цен. А весной 2015 года в связи с резким скачком курсов валют производство недорогих препаратов было и вовсе остановлено.

Падение курса рубля требовало в прошлом году индексации на 30% на лекарства из группы стоимостью до 50 руб., объясняет Дмитриев. На таком решении настаивали производители, но власти не согласились. «Мы говорили, что останавливаем производство, а нам говорили: «Не мелите языком, в аптеках препараты есть». Я говорил, что у нас «стоки» на девять месяцев — когда вы увидите, что этих препаратов нет в аптеках, будет уже поздно: мы уже ничего не восстановим. Так оно и вышло», — говорит он.

Наиболее уязвимым оказался сегмент недорогих лекарств.

Переписка чиновников с ОАО «Биосинтез» (она есть у «Газеты.Ru») свидетельствует, что это предприятие остановило выпуск целого списка препаратов, в том числе шести видов порошков для инъекций, четырех инфузионных растворов, шести инъекционных растворов в ампулах, восемнадцати позиций таблеток, трех мазей.

В том числе ампициллин, магния сульфат, фуросемид, ибупрофен, левомицитин, нистатин и другие лекарства.

«Выпуск препаратов ЖНВЛП приостановлен из-за низкой цены регистрации, из-за чего они попали в зону нерентабельности. Выпуск будет возможен при пересмотре цены регистрации», — подтвердили в пресс-службе «Биосинтеза».

На момент выхода заметки «Газета.Ru» не получила ответа от Минздрава на запрос о текущей ситуации на российском рынке в целом. На протяжении 2015 года министерство и подведомственный ему Росздравнадзор несколько раз выступали с заявлениями, общий смысл которых сводился к тому, что на фоне кризиса никакого дефицита недорогих лекарств не возникает.

О чем пишет Росздравнадзор

По времени оптимистичные публичные заявления почти совпадают с тревожными письмами в адрес производителей от имени врио главы Росздравнадзора Михаила Мурашко, об отправке которых, а также об их содержании ведомство публично не сообщало.

Так, РИА «Новости» 28 июля со ссылкой на пресс-релиз Минздрава сообщало, что исчезновения дешевых лекарств из перечня жизненно важных на фоне кризиса не происходит. Министерство, в свою очередь, ссылалось на результаты мониторинга Росздравнадзора. Всего четырнадцатью днями раньше в письме от 14 июля в ОАО «Биосинтез» врио руководителя Мурашко предлагает предприятию предоставить информацию «по вопросу отсутствия на фармацевтическом рынке РФ доступных отечественных жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов».

Еще одно письмо, направленное Росздравнадзором на предприятие 6 июля, посвящено отсутствию конкретного лекарственного препарата: таблеток нистатин 250 тыс. ЕД и 500 тыс. ЕД (единицы действия, дозировка), тоже из списка жизненно важных.

Между тем, судя по заявлениям в прессе, Минздрав больше озабочен сохранением низких цен на лекарства, чем тем, будут ли они в продаже. В январе министр Вероника Скворцова объявила, что Росздравнадзор даже разработал законопроект, позволяющий приостанавливать работу аптек, завышающих цены на жизненно важные лекарства.

Поставщики уже сообщают аптекам, что жизненно важные лекарства производить невыгодно и по окончании запасов начнутся перебои, рассказал «Газете.Ru» источник в одной из крупнейших аптечных сетей России.

Региональные власти направляют производителям аналогичные письма, свидетельствуют документы, имеющиеся в распоряжении «Газеты.Ru». Еще в январе 2015 года госпредприятие Татарстана «Медицинская техника и фармация», отвечающее за льготные лекарства, называло ситуацию с хлоридом калия «критической». Минздрав Оренбургской области запрашивал информацию о выпуске мази преднизолон в связи с массовыми обращениями граждан о ее отсутствии. Территориальный Росздравнадзор по Пензенской области указывал на отсутствие на рынке таблеток анаприлин, нистатин, растворов сульфокамфокаин и эуфиллин.

Завтра может быть катастрофа

Проблема связана с закупками импортного сырья и нежеланием властей индексировать цены, подтверждает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский: «Контракты в валюте, при фиксированной цене на лекарства производители не могут вылезти из этих «ножниц».

«Масштаб этих проблем пока неведом: непонятно, сколько препаратов ушло с рынка и перестало быть доступным. Может, завтра вообще будет катастрофа», — говорит он.

Эксперт видит два возможных выхода: либо пересмотреть политику и отпустить цены, либо финансировать лекарственное обеспечение в полном объеме. И последнее он считает возможным: «Это должен быть предмет дискуссии государства с фармкомпаниями о том, кто кому и сколько, а граждане должны получать жизненно важные препараты бесплатно».

Недоступность лекарств и медицинской помощи — новый фактор, который может объяснять и рост смертности в прошлом году, отмечает Саверский: «Жалобы на недоступность лекарств на втором месте после инвалидности». «Мы сейчас пытаемся убедить государство, что лекарства должны быть бесплатны, даже с правовой точки зрения. Мы настаиваем, что амбулаторное лечение дешевле, чем стационарное. У нас нонсенс — в стационарах лекарства бесплатны, а амбулаторно — платно», — возмущается он.

Новая политика стоит 450 млрд рублей

Рабочая группа, в которую входит также директор профильного департамента Минздрава Елена Максимкина, сейчас занимается разработкой новой лекарственной политики с «бюджетным разворотом». Параллельно идет пилотный проект в Кирове, где удалось сократить число вызовов «скорой помощи» и обращений в стационары: высвобожденные деньги можно направить на лекарства. Минздрав не ответил на запрос «Газеты.Ru» о ходе проекта.

Этот проект предполагается расширить, говорит исполнительный директор «Аптечной гильдии» Елена Неволина. Но когда, на какие регионы и какие группы граждан, эксперты не знают.

Рабочая группа, сформированная после конгресса «Право на лекарства» в ноябре 2015 года, начала в конце прошлого года разрабатывать документ, направленный на создание всеобщего бесплатного лекарственного обеспечения. «Мы хотим понять, сколько это стоит и как этого достичь», — объясняет Саверский. Существующая «стратегия лекарственного обеспечения» не обеспечена деньгами, напоминает он.

«Весь рынок оценивается в триллион рублей, где-то 250 млрд руб. уже оплачивает государство, остальные расходы несет население. Если убрать лекарства нерецептурного отпуска, остается 450 млрд руб.», — говорит правозащитник.

Текущие пилотные проекты Минздрава направлены пока только на сердечно-сосудистые заболевания (возмещение оплаты 90% стоимости лекарств за счет бюджета в амбулаторном режиме).

Производство недорогих лекарств восстановить можно, но сделать его рентабельным непросто, если государство хочет сохранить цены, полагает Дмитриев из Ассоциации фармпроизводителей. Пока по закону производители вправе индексировать цены только на уровень официальной инфляции. «Если вода (для инъекций) стоит 10 руб., то она будет стоит 11 руб. Это не спасет», — отмечает он.

Пилотный проект Минздрава кажется ему «неплохим» начинанием при условии определения четких источников финансирования. «Надо понять, за чей счет это будет происходить, чтобы не было перекосов как во время монетизации, когда все, кто болел легкими заболеваниями, забрали деньгами, а те, у кого были тяжелые, остались без лекарств — страховой принцип перестал работать», — заключил Виктор Дмитриев.