Денег нет и не будет

На Гайдаровском форуме объявили социальный кризис в России

Елена Малышева 13.01.2016, 15:45
Shutterstock

В разгар экономического кризиса в России самые негативные последствия ожидаются в социальной сфере, констатировали чиновники и эксперты на Гайдаровском форуме. Позитивных изменений в ближайшее время ожидать не приходится, поэтому, по сути, речь идет о выборе между повышением нагрузки на население и бизнес и дальнейшим снижением реальных пенсий и пособий.

Социальные проблемы — на переднем плане

В текущих кризисных условиях можно назвать три десятка основных проблем российской экономики, но социальные проблемы — на переднем плане, заявил экс-министр финансов Алексей Кудрин, который, по его словам, в этом году сам вызвался принять участие в нетипичной для себя дискуссии по социальным вопросам на Гайдаровском форуме в РАНХиГС.

«В число первых трех проблем я бы ставил социальные проблемы. В перечень трех ключевых проблем, требующих структурных реформ», — заявил он. Первой Кудрин выделил сложную демографическую ситуацию, которая все больше негативно влияет на пенсионную систему: рост числа пенсионеров наряду с уменьшением числа работающих.

«Напомню, что в этом году у нас экономически активное население, выплачивающее взносы, сократится на 1 млн человек, в следующем — еще на 1 млн, а число пенсионеров будет прирастать на 300–400 тысяч человек в год, а к 2030 году они сравняются», — заметил он.

Государству между тем пока удается лишь декларировать себя как социальное, но не быть им фактически. Обязательства уже не исполняются, например, в вопросе индексации пенсий на полную инфляцию. (В 2016 году правительство индексирует пенсии на 4% в феврале, решение о размере второй индексации во втором полугодии пока не принято. — «Газета.Ru».) «Мы видим заметное, резкое увеличение количества бедных, такого не было в кризис 2008–2009», — добавил он.

Нынешний кризис — четвертый в новой истории России, и он отличается от всех предыдущих, заметила директор Института социального анализа РАНХиГС Татьяна Малева. По ее словам, риски роста бедности населения — сейчас главный вызов, а в условиях нехватки средств у государства требуется быстрый переход на адресную поддержку. Но пока властям не удается выстроить такую систему эффективно, констатировала эксперт.

Все далеко не так трагично, заверил в ответ министр труда и соцразвития Максим Топилин. По его мнению, у государства пока хватает средств на соцподдержку населения, и главное тому доказательство — позитивная динамика в рождаемости и смертности: естественный прирост по итогам 11 месяцев 2015 года — 24 тыс. человек. Адресная система поддержки тоже выстраивается, добавил министр.

По его словам, проблема скорее в переходе на категории нуждаемости, которые отсекут от социальных пособий тех, кто недостаточно беден для такого рода поддержки. В последний год, заявил он, правительство приняло все необходимые меры, чтобы дать регионам возможности, однако сами регионы пока недостаточно хорошо работают по этому направлению. Например, сказал Топилин, есть один регион, который платит «всем пенсионерам без разбора» по 1 тыс. руб., затрачивая на это 600 млн руб. в год. На эти средства, по словам министра, можно было построить несколько детских садов.

Социальные пособия повысят, а вторая индексация пенсий — под вопросом

Резервы есть и на федеральном уровне, продолжил Топилин. «Мы приняли решение, что сэкономленные от перераспределения средства должны идти на соцпрограммы, — это норма закона», — заметил министр. Кроме того, с 1 февраля правительство проиндексирует все социальные выплаты на 7%, объявил он: это разница между фактической инфляцией на уровне 12% и той, что была запланирована, — 5,5%.

В 2017 году пособия будут повышать по той же схеме: с февраля, по уровню фактической инфляции, пообещал Топилин. Индексация, правда, не коснется материнского капитала, уточнил глава Минтруда. В конце 2015 года власти приняли решение о продлении программы на два года, но про ежегодную индексацию в 2016 году речи уже не шло.

Отвечая на вопрос Алексея Кудрина, сколько на это потребуется бюджетных средств, Топилин назвал приблизительную сумму 30 млрд руб., но тут же добавил, что может ошибаться. В любом случае, заверил он, приблизительно такой объем уже был заложен в бюджете. «Это было заложено, правда, на 6,4% (против 7%) — все-таки инфляция стала повыше», — уточнил он.

Коснувшись второй возможной индексации пенсий, которую президент Владимир Путин в конце 2015 года не исключал, Топилин отметил, что зависеть это будет от инфляции.

«Если цена на нефть закрепляется на 35 (долларах за баррель) — я не вижу возможностей для дополнительной индексации», — отреагировал на это Кудрин. На 2016 год, по его словам, индексация на полную инфляцию в 12% потребовала бы 660 млрд руб. в год или даже больше — дополнительно. «Где их взять? Что такое 660 млрд для страны? У нас все высшее образование стоит 660 млрд. У нас федеральная часть здравоохранения стоит 300 млрд. Вот цена, вот масштаб этих вопросов», — заметил он.

Сегодня мы остановились на 4% индексации, продолжил Кудрин, но эту меру власти приняли за счет замораживания накопительной части пенсии. «А про следующий год не говорим. Значит, мы должны (в следующем году) восстановить расходы плюс сделать дополнительную индексацию», — прибавил он. Но ежегодная полная индексация потребует бюджетного трансферта свыше 1 трлн руб.

Откуда взяться деньгам

Министр труда Максим Топилин предложил экономить на льготах и подумать о повышении страховых взносов. Накопительные пенсии — это тоже «фактически льгота, это трансферт», а также к льготам можно отнести досрочные пенсии, которые получает 11 млн человек. От досрочных пенсий надо уходить, сказал он.

Размер страховых взносов для бизнеса он противопоставил повышению нагрузки на население в виде платы за капремонт и других платежей. «Надо смотреть, — сказал он. — Почему-то про адресность для выплат населению мы говорим, это правильно, направлять только тем, кто нуждается, но почему-то мы никогда не говорим про адресность оказания помощи бизнесу», — сказал министр.

По его словам, «всему бизнесу» в России установлена «льготная ставка страховых взносов» — 22% вместо 26% (22% — основной тариф страховых взносов на пенсионное страхование, ставка была снижена с 26% в 2012 году после резкого повышения годом раньше. — «Газета.Ru»).

Федеральный бюджет за это перечисляет в ПФР почти 400 млрд в год, заметил министр. Между тем для некоторых видов бизнеса ставку можно и повысить, полагает он. «Кому-то это надо, кому-то — не надо. У кого-то за счет курса доходы растут, у кого-то падают, у кого-то — что-то еще происходит», — проиллюстрировал свою мысль Топилин.

Льгота для IT-компаний тоже может быть дифференцирована, сказал он. «Почему мы всем предприятиям, которые производят IT-продукты, с численностью семь человек, всем-всем даем еще дополнительный льготный тариф. Может, посмотреть — и давать субсидии по понятным прозрачным правилам?» — предлагает он. Здесь Минтруда, по словам Топилина, солидарно с Минфином.

Надо не экономить, а обеспечивать рост

Решение проблем с бедностью — это процентов на шестьдесят вопрос экономического роста, и лишь на 30–40% — вопрос социальной защиты, заявил на это Кудрин. «Если мы будем наращивать нагрузку на продуктивные статьи бюджета, рост будет снижаться. Без роста мы не решим эти проблемы — они будут нарастать и усугубляться. Откуда перераспределять за это же время эти расходы?» — спросил он. Аргумент о том, что продолжительность жизни у нас недостаточно высока для повышения пенсионного возраста, не имеет отношения к проблеме, заверил Кудрин. «Эта продолжительность жизни связана со смертностью в молодом возрасте — это не про тех, кто реально становится пенсионером и пользуется всеми услугами… Это неверный аргумент, непрофессиональный. Как правило, его используют популисты и те, кто не глубоко погружен в эту тематику».

Последовательно выступающий за повышение пенсионного возраста уже несколько лет, Кудрин и в этот раз не забыл упомянуть об этом как о единственной альтернативе. «Если мы не повышаем пенсионный возраст и другие реструктуризации не проводим, нам придется поднять еще поддержку за счет бюджета», — заверил он. Но тогда эта нагрузка ляжет на бизнес в виде дополнительных налогов, продолжил он. «Не считаю льготы, которые компенсирует бюджет, неправильными. Во многих случаях так и нужно делать», — отрезал Кудрин.

В сферах образования и здравоохранения ресурсов для экономии больше нет, напомнил он. «Это человеческий капитал, это будущее, это тот экономический рост. Мы попали в замкнутый порочный круг», — посетовал экс-министр финансов.

Кудрин также резко выступил в защиту накопительной пенсионной системы. «У нас не хватит налогов в будущем (на выплату пенсий), когда число пенсионеров сравняется с налогоплательщиками. Откуда мы возьмем дополнительные ресурсы? Эта накопительная часть придумана потому, что у нас не будет в будущем этих ресурсов — нам сегодня их надо начать откладывать, в более благополучные годы», — заявил он.

К 2050 году пенсионеру с тридцатилетним стажем накопительная пенсия обеспечит 25% дополнительной пенсии к тому, что сможет обеспечить государство. «Надо выходить на цель», — подытожил он.

В Госдуме поддержат Топилина, а не Кудрина

Накопительная пенсия приводит к изъятию из общего «котла» пенсионных средств, заметила в свою очередь председатель комитета Госдумы по труду и соцполитике Ольга Баталина. Если не изымать накопительную часть из солидарной, то и государственная пенсия будет выше, считает она.

Государство должно объявить жесткий мораторий по решениям, связанным с ростом финансовой нагрузки на человека, предлагает депутат. Например, отказаться от введения дифференцированной оплаты на электроэнергию и не вводить абонентскую плату за пользование абонентскими сетями.

То же самое относится к новой системе налогов на недвижимость. «Пока дискуссия не завершена, ставить новые эксперименты на населении недопустимо. Это существенные суммы, которые появятся в платежках», — отметила она. А вот подходы к соцвыплатам и социальной политике пересматривать не время, считает она. Вторая индексация пенсий будет, заверила Баталина: «Это норма закона. Дискуссия идет не о том, будет ли она, а о том, в каком размере состоится вторая индексация. Это решение мы будем принимать в первом полугодии». Что касается материнского капитала, то его можно превратить в соцвыплаты по предложению Кудрина, заметила депутат, но тогда он перестанет быть демографической мерой поддержки. Целесообразнее, по ее словам, расширить направления использования, вплоть до перевода в пособия для избранных семей.