Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Спасение банков — дело рук кредиторов

ЦБ и Минфин готовят новый механизм санации банков по кипрскому сценарию

Елена Малышева 24.12.2015, 10:31
Максим Блинов/РИА «Новости»

Центральный банк и Минфин завершают проработку нового механизма санации банков в России за счет средств вкладчиков. Согласование соответствующих поправок в законодательстве могут начать в течение одного-двух месяцев. Юристы напоминают, что такая система пока слабо опробована в мировой практике, если не считать конфискации средств вкладчиков во время банковского кризиса на Кипре.

Судьбу вкладчиков решат за пару месяцев

Минфин и ЦБ за один-два месяца доработают поправки в законодательстве, позволяющие использовать в России при санации банков средства их кредиторов, так называемый механизм bail-in, сказал «Газете.Ru» замглавы Минфина Алексей Моисеев. Смысл системы в том, что крупные вкладчики проблемного банка станут в ходе санации его акционерами. По словам замминистра, механизм в целом проработан, но в нем не хватает критериев: какие именно кредиторы в ходе такой санации получат акции вместо денег.

«Эти предложения мы прорабатываем вместе (с ЦБ)», — сообщил Моисеев, добавив, что новый механизм увеличит набор опций и инструментов для ЦБ и АСВ в случае возникновения проблем у того или иного банка. На вопрос о том, какие именно вкладчики в случае проблем у банка останутся с его акциями на руках, замглавы Минфина пояснил, что речь идет о крупных кредиторах, но ими не обязательно станут только юридические лица. Он не исключил, что нововведение может коснуться и крупных вкладчиков – физических лиц.

Критерии определения таких вкладчиков — «это самая тяжелая вещь», которую разработчики новой системы все еще обсуждают, заметил Моисеев. Конкретных сроков для проработки этого вопроса нет, добавил он, но, по его расчетам, обсуждения между Минфином и ЦБ завершатся через месяц-два, после чего начнется обычная процедура согласования законопроекта.

О том, что ЦБ прорабатывает возможности введения bail-in, заявила в среду в интервью «Интерфаксу» глава Банка России Эльвира Набиуллина. Она добавила, что видит в такой системе преимущества. «В ряде случаев она за счет участия кредиторов позволит не отзывать лицензию, а сохранить банк с перспективой роста платежеспособности», — сказала Набиуллина. Но параметры и сроки введения механизма требуют обсуждения, добавила она.

Оздоровление по-английски

На сегодняшний день в российской законодательной базе нет четкого определения таких механизмов, как bail-in (спасение банков за счет вкладчиков) или bail-out (спасение банков за счет средств государства), отмечает Василий Ицков, руководитель практики разрешения споров «Горизонт Капитал». По его словам, сам принцип bail-in еще достаточно новый в мировой практике.

«Если не считать применения схем, подходящих под весьма общее понятие bail-in, в 2013 году в результате банковского кризиса на Кипре, прецедентов использования таких крайних мер практически нет», — говорит он.

Финансовый кризис на Кипре, разразившийся в марте 2013 года, привел банковскую систему этой страны к преддефолтному состоянию. Офшорная республика, известная на тот момент как «тихая гавань» для российских капиталов, не смогла договориться о более мягких условиях помощи Евросоюза. В обмен на кредит Брюссель потребовал изъятия части денег из всех банковских вкладов, размещенных в банках Кипра, свыше €100 тыс.

Тем не менее ситуация на Кипре стала скорее исключением, говорит Ицков, а нормой в мировой практике пока остается докапитализация банковского сектора государственными деньгами — bail-out. Таким образом, напоминает юрист, действовали США, спасая банки в период кризиса 2008–2009 годов, так же поступали ЕС и Россия. В России функции финансового оздоровления проблемных банков и страхования вкладов законодательно возложены на специально созданный в этих целях институт — Агентство страхования вкладов.

В российском законодательстве нет инструментов, которые позволили бы применять bail-in, вторит Екатерина Ильина, старший юрист адвокатского бюро А2. Например, отсутствует понятие бридж-банка (банка, которому проблемный банк на период санации передает активы) и нет законодательной процедуры конвертации долгов в ценные бумаги.

Поправки в законодательстве потребуются масштабные, рассуждает юрист: нужно будет менять полномочия ЦБ и АСВ, затем потребуются поправки в закон «О банках и банковской деятельности», в Гражданский кодекс, в закон о банкротстве. «Если будет запущен механизм, при котором кредитор становится акционером, — то и в закон об АО», — добавляет Ильина. А если механизм будет предусматривать создание бридж-банков, то, возможно, потребуется и новый федеральный закон.

Новость неплохая, и деваться некуда

Эксперты в беседе с «Газетой.Ru» отмечают, что тратить государственные деньги на спасение «всех подряд» дальше невозможно, и надеются на благоразумие регуляторов рынка при определении критериев к кредиторам в рамках новой системы.

«Я бы сказала: наконец-то. Я думала, что мы в конце концов к этому придем, — говорит доцент кафедры банковского дела РЭУ им. Плеханова Татьяна Белянчикова. — Естественно, что у государства не может хватать денег, чтобы закрывать все дыры, которые возникают на фоне банкротств и сложных ситуаций в банках, тем более в нынешних геополитических условиях».

Но социальная нагрузка на банках большая, и государству приходится обеспечивать безопасность средств вкладчиков с помощью страхования, рассуждает она.

«Во многих случаях это хорошо, но, поскольку фонд АСВ уже к середине этого года достиг критического значения, а сейчас дело дошло до использования денег в рамках кредитной линии Банка России, деваться некуда. Поэтому, если мы осуществляем санацию, наверное, это нормальный выход: переложить проблемы на крупных кредиторов третьей очереди», — продолжает Белянчикова. Она добавила, что важно взять лучшее из международного опыта и разумно определить критерии: как для банков, которые могут пойти путем bail-in, так и для кредиторов, которых это коснется. «У меня есть надежда, что все-таки физических лиц эта схема не коснется», — заключает эксперт.

«В самом применении этого механизма ничего пугающего нет — его применяют как раз для повышения эффективности, чтобы делать лучше и не тратить лишнего», — отмечает директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. Система bail-in, по ее словам, обеспечивает эффективность санации и позволяет «спасать тех, кого надо спасать, а не всех подряд».