Китай не спасет

Китай и Россия сокращают торговлю

Екатерина Мереминская 25.02.2015, 11:32
Юрий Смитюк/ТАСС

Разворот на восток буксует. Китай не может в одиночку заменить всех потерянных из-за санкций торговых партнеров России. Более того, торговый оборот между Россией и КНР падает. Российский экспорт сталкивается с конкуренцией со стороны нового «Шелкового пути», импорт не развивается.

Китай все еще крупнейший торговый партнер России. На него приходится 11% всего внешнего товарооборота. Однако, несмотря на все прозвучавшие в 2014 году слова о развороте на восток, к азиатским партнерам, даже с Китаем мы торгуем все меньше.

В 2014 году он составил $88,4 млрд, сократившись на 0,5%. Это данные Федеральной таможенной службы. У Главного таможенного управления Китая, впрочем, несколько иные данные: $95,3 млрд и рост на 6,8%.

В январе 2015 года негативная тенденция резко обострилась. По сравнению с январем 2013 года оборот сократился более чем на треть (36,4%).

Это тоже данные КНР, российские пока недоступны. Экспорт китайских товаров в Россию в январе сократился на 42,1%, до $2,8 млрд, поставки российских товаров в Китай — на 28,7%, до $2,5 млрд.

И это при том, что две страны поставили себе целью увеличить товарооборот в 2015 году до $100 млрд и к 2020-му — до $200 млрд.

«Не очень понятно, за счет чего мы сможем это сделать, если не заниматься очевидными приписками», — констатирует заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Причинами падения поставок в Китай могут быть снижение спроса и падение цен на нефть. Спрос со стороны промышленных предприятий КНР снижается вместе с замедлением роста ВВП. Так, если прирост ВВП Китая в 2013 году составил 7,7%, то в 2014 году сократился до 7,4% — это почти вдвое меньше, чем в докризисном 2007 году (14,2%). Прогнозы Всемирного банка на 2015 год еще ниже — 7,1%, на 2016 год — 7%, на 2017 год — 6,9%. Но помимо этих факторов есть и другие долгосрочные тенденции.

Что продать


Россия поставляет в КНР в основном, конечно, сырье — минеральное сырье (нефть, газ и пр. — 49,3%, данные Минпромторга) и лес (15,4%). Немного меньше приходится на химическую продукцию (12,9%), металлы (9,1%), машины и оборудование (8,4%).

Энергоресурсы. Россия планирует наращивать экспорт энергоресурсов в Китай. У «Роснефти» контракт с CNPC на $270 млрд, у «Газпрома» — соглашение на $400 млрд и строительство «Силы Сибири», которое, правда, китайский партнер фактически отказался финансировать. При этом сам Китай развивает проект «Шелковый путь 2.0» — объединение стран Центральной Азии. В том числе туда входит основной азиатский поставщик газа в КНР Туркмения (около 20 млрд кубов в год, или порядка 50% всего газового импорта). К 2020 году Туркмения планирует нарастить объемы поставок до 65 млрд кубов. Еще один конкурент России на этом рынке — Казахстан, где китайские инвесторы приобрели большой пакет акций компании KazMunaiGas. Пока она разрабатывает только нефтяные месторождения, поставляя в КНР около 10 млн тонн в год.

Металл. Когда-то Китай казался неплохим рынком для российских металлургов. Однако он быстро научился изготавливать металл самостоятельно и уже в 2006 году превратился из мирового лидера по импорту стали в одного из ведущих ее экспортеров. А в 2007 году КНР возглавила список экспортеров стали. Теперь в Китае образовался профицит стали.

Весной 2014 года российские металлурги, опасаясь санкций Запада, вновь обратили взоры к Китаю. Гендиректор «Норильского никеля» Владимир Потанин не исключил увеличения поставок никеля и палладия в Китай (и Японию). О планах нарастить поставки в Азию говорили «Мечел» и «Металлоинвест». Однако перспективы таких проектов сомнительны: на рынке КНР жесткая конкуренция.

Транспорт. Россия и Китай осенью 2014 года договорились построить железную дорогу. Проект Евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва — Пекин, включающего в себя приоритетный проект высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва — Казань, пока находится в стадии разработки. Объединенная авиастроительная корпорация вместе с Китаем строит широкофюзеляжный самолет. Проект оценивается в $13 млрд, ОАК намерена просить финансирования из госбюджета.

Продовольствие. «Россия сама может наладить поставки продовольствия в Китай и выровнять тем самым торговый баланс», — считает Маслов. В первую очередь речь идет о сельскохозяйственной продукции, зерне. «В Китае идет очень быстрая урбанизация. Уже более 50% населения живет в городах. Города съедают пашни», — рассказал китаист.

В феврале российский производитель соков «Сады Придонья» сообщил о начале поставок соков и детского питания в Китай.

Что купить


Ввозим мы из Китая в первую очередь машины и оборудование (49%), одежду (текстиль и обувь, все вместе составляет 19%) и тоже химическую продукцию (8%).

«Россию интересует любой текстиль, начиная от материала для комбинезонов и военной формы и до текстиля для обычной одежды, — говорит Маслов. — Интересуют компоненты для производства пластмасс — для бутылок, стаканчиков и тому подобного. Раньше это поставлялось из Европы, теперь нужно искать замену. Нас интересует все, что касается телекоммуникаций. Пока что Россия закупает готовую продукцию, а нас интересует совместное производство — кабели, вышки».

Россия могла бы импортировать из Китая технологии. КНР вышла на первое место в мире по количеству технических лабораторий на душу населения и по экспорту технологий. «Китай готов поставлять их в Россию, — считает Маслов. —

Но к технологиям должны прилагаться специалисты и производитель, а у нас и производителя нет. Китай не сможет заместить нам подготовку передовых технологов: в Китае очень сложно учиться из-за языка».

Оборудование. «Китай сможет заменить поставки сменных деталей для станков и оборудования в пищевой промышленности, нефтедобывающей отрасли.

Но надо понимать, что срок изнашиваемости этих вещей будет меньше: если обычно — пять-восемь лет, то у китайских будет три-пять лет. То есть они будут дешевле, но и качество будет соответствующее», — предупреждает Маслов.

Медицина. Если смотреть статистику по торговле с Китаем на примере российской столицы, то видно, что мы наращиваем закупки фармацевтической продукции. В 2012 году Москва купила на $41 млн, тогда как в 2014 году — на $65 млн. «Китай выпускает довольно много аналогов и является одним из ведущих поставщиков медицинского оборудования — оснащения зубопротезных кабинетов, аппаратов МРТ — на рынки Юго-Восточной Азии, — говорит Маслов. —

Но пока что китайские аналоги оборудования и дженерики лекарств несопоставимы по качеству с теми, которые мы получали из Европы, и даже с нашими».

Автомобилестроение. Китайская автомобилестроительная компания Great Wall Motors намерена построить завод в Тульской области на территории индустриального парка «Узловая». Инвестиции должны составить порядка $520 млн. «Китай как раз готов и хочет заместить нам поставки Запада. Но китайские автомобили не пользуются успехом. А китайские производители не готовы вкладывать миллиарды в рекламу», — отмечает Маслов. Китай вообще не склонен к широким рекламным кампаниям. А без этого, как полагают эксперты, россияне скорее перейдут на забытые подержанные японские автомобили с правым рулем, чем станут покупать китайские авто.

Продовольствие. Ни в молочных, ни в мясных продуктах, так же как в овощах и фруктах, КНР поставки из ЕС не заменит. По данным ФТС, Москва закупила у Китая в 2012 году мясо и пищевые продукты из него на $3 млн, в 2013 году — на $3,6 млн, в 2014 году — на $12 млн, или 3 тыс тонн. Фрукты и орехи — в 2012 году на $18,6 млн, в 2014 году на $17,7 млн. Это небольшие объемы.

«Говорить о Китае как о серьезном импортозаместителе поставок продовольствия в Россию не приходится. Речь идет только о некоторых традиционных китайских товарах — лапше быстрого приготовления или каких-то соусах», — говорит Маслов.

Растениеводство. «Китай готов поставлять рассаду. Однако хочет не столько поставлять, сколько сам выращивать на российской территории», — рассказал Маслов. В России были эксперименты по предоставлению земли. «Но, как правило, китайцы используют очень много химических удобрений и оставляют в земле много технического мусора — пленки для парников и пр., — что делает землю фактически непригодной для дальнейшего использования», — уточняет ученый.

И все же, несмотря на сокращение товарооборота, связь двух стран остается тесной. Настолько, что Национальная метеорологическая служба Китая вынуждена снижать точность своих прогнозов из-за резкого снижения курса рубля. На прошлой неделе метеослужба разъяснила, что качество ее прогноза зависит от данных, которые выдают российские метеостанции, поскольку погода в России сильно влияет на состояние атмосферы в Китае. И после того, как падение рубля и сокращение финансирования сказались на российских наблюдениях и прогнозах, это привело к дефициту метеорологических данных для анализа погоды в Китае.

Сама постановка вопроса о поиске нового партнера, альтернативного Западу, вероятно, неправильна. «Привязываясь к поставкам из Китая, мы получим тот же самый эффект, что и от привязанности к поставкам из США и Европы», — напоминает Маслов.