Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Европа разделила Россию на сектора

Под действие новых санкций ЕС подпадают Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ и Россельхозбанк

Юлия Калачихина, Ольга Адамчук 31.07.2014, 20:58
Reuters

Совет Европейского союза окончательно утвердил секторальные санкции против России, которые вступают в силу с 1 августа. В результате «третьего раунда» карательных мер Брюссель ограничивает доступ российских госбанков на европейские рынки капитала, запрещает компаниям из ЕС поставлять технологии и оборудование для российских нефтяников, а также вводит эмбарго на новые контракты с Россией по торговле оружием.

«Сегодня Совет утвердил ограничительные меры ЕС в связи с действиями России по дестабилизации ситуации на Восточной Украине», — сказано в коммюнике Совета ЕС. Таким образом, соглашение о введении секторальных санкций против России, которое было достигнуто Комитетом постоянных представителей во вторник, 29 июля, вступило в силу. Введенные ранее санкции касались отдельных физических и юридических лиц, теперь же они распространяются на целые отрасли российской экономики.

Как отмечается в решении Совета Европы, для того чтобы санкции против России были эффективными, они «должны быть введены немедленно». При этом особо отмечается, что ограничительные меры не будут распространяться на контракты, заключенные до 1 августа 2014 года.

Таким образом вопрос, может ли Франция продать России «Мистрали», разрешен положительно.

Без денег

«Европейцам и европейским компаниям не разрешается больше покупать или продавать новые выпуски облигаций, акций и прочих финансовых инструментов со сроком обращения более 90 дней, которые выпущены крупными государственными банками, банками развития, а также их филиалами или теми, кто действует от их имени. Кроме того, запрещается оказывать им посреднические услуги, относящиеся к выпуску этих финансовых инструментов», — говорится в сообщении. Как разъясняется в приложении к решению, опубликованному на сайте Официального журнала ЕС, под действие санкций подпадают Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Внешэкономбанк и Россельхозбанк.

Фигуранты списка официальных комментариев на момент написания материала не предоставили.

Накануне член наблюдательного совета Россельхозбанка Мухадин Эскиндаров заявил, что «банк спокойно переживет этот период», а в случае затруднений сможет обратиться в правительство с просьбой о поддержке. Точно так же, по мнению Эскиндарова, могут сделать и другие банки, попавшие под санкции.

О своей готовности помочь банкам, попавшим под санкции, уже заявил Центробанк.

На текущий момент ВЭБ выпустил две серии евробондов на общую сумму в 1,5 млрд евро. Оба выпуска были размещены в 2013 году, со сроком экспирации в 2018 и 2023 годах соответственно. Купонный доход по облигациям равняется 3,03% по займу с датой экспирации в 2018 году и 4,03% с датой экспирации в 2023 году.

Газпромбанк имеет обязательства по четырем выпускам евробондов, два из которых, на сумму 1 млн и 5 млн евро, должны быть погашены уже в 2014 году. Еще два евробонда, по 1 млрд евро каждый, должны быть погашены в 2018 и 2019 годах соответственно. Купонная ставка по ним равняется 3,98% (2018) и 4,0% (2019).

Сбербанк должен погасить два выпуска облигаций, номинированных в евро, в 2019 году. Размер первого равен 1 млрд евро, а купонная ставка равняется 3,3524%. Размер второго займа — 500 млн евро, а купонная ставка — 3,08%.

По мнению аналитиков, после закрытия европейского рынка российские госбанки столкнутся с трудностями, но им удастся их преодолеть. «Речь идет о некотором порядке цифр на рефинансирование, но это не такие огромные цифры», — уверена банковский аналитик ФК «Уралсиб» Наталья Березина.

В этом году у ВТБ не осталось погашений, но в следующем году банку нужно выплатить $3 млрд по облигациям, указывает Березина. Сбербанку до конца следующего года нужно выплатить $5 млрд (облигации в евро банк не выпускал). При этом Сбербанк планирует в ближайшее время привлечь синдицированный (предоставляемый несколькими кредиторами) кредит на $1,5 млрд, рассмотрение этого вопроса перенесено на следующую неделю, но по нему возможен отрицательный ответ, отмечает аналитик.

Формулировки, с которыми до сих пор принимались санкции, юридически позволяют банкам привлекать синдицированные займы, однако в нынешних условиях банку могут отказать в его предоставлении, опасаясь возможных штрафов и ограничений со стороны властей.

Азиатские рынки для российских заемщиков сейчас неактивны, поэтому аналитики отказываются оценивать их глубину и перспективы. В мае глава ВТБ Андрей Костин говорил о намерении привлечь на азиатских рынках синдицированный заем, но о выпуске облигаций для азиатских инвесторов речь не идет. Поэтому в первую очередь банки рассчитывают на помощь Минфина, Центробанка или, как Россельхозбанк, — на правительство.

Отрезанные от западного фондирования банки могут получать валютную ликвидность в какой-нибудь другой форме, но пока очевидных инструментов нет, признают эксперты.

Но даже если недостающие деньги банкам предоставит ЦБ и это решит проблемы банков, то проблемы вкладчиков только-только начинаются. «У ЦБ не такие дешевые деньги. Ставки по кредитам все равно вырастут, это связано также и с повышением ключевой ставки», — говорит Березина. По словам экспертов, при этом банки могут сохранить прежнюю маржу. Но более высокие ставки по кредитам экономике оптимизма не добавят.

Без технологий

Решение Брюсселя предусматривает запрет на экспорт «особо важных технологий» и оборудования, такого как трубы для скважин и нефте- и газопроводов, насосов, бурового оборудования и т.п. Удар нацелен против российского нефтяного сектора. Помимо прочего, предлагается ввести систему лицензирования для новых контрактов о поставках наподобие той, которая использовалась в санкциях против Ирана. Она коснется трех направлений: глубоководное бурение, геологоразведка и производство арктической нефти, а также добыча нефти из сланцевых месторождений. Объем российского импорта из Европы в области этих технологий составляет 150 млн евро.

Таким образом, пока санкции в энергетическом секторе не повлияют на текущие поставки энергопродуктов и коснутся только долгосрочного производства.

«Санкции имеют ограниченный срок действия — год, при этом они могут быть пересмотрены после первых трех месяцев. Все текущие договоренности остаются в действии, в том числе по сотрудничеству «Роснефти» и норвежской North Atlantic Drilling, которые подписали 30 июля контракт о поставке морских буровых установок до 2022 года. В дальнейшем, если санкции расширят и продлят, то это повлияет на тех, у кого самая большая доля новых проектов, то есть на «Роснефть» и «Газпромнефть», — считает аналитик Raiffeisen Bank Андрей Полищук.

Эксперты сходятся в том, что проблемы начнутся через три-пять лет, при этом в зоне риска окажется не только добыча, но и разведка новых месторождений.

«Сейчас российские компании закупают западное оборудование, однако через какое-то время оно придет в негодность и найти аналоги будет практически невозможно. В результате этой зависимости компании почувствуют эффект на уровне добычи и качества переработки сырья. Кроме того, пострадает разведка новых месторождений, так как сейсмическое оборудование мы также закупаем на Западе», — отметил гендиректор ИК Small Letters Виталий Крюков.

Без вооружения

«Третий раунд» секторальных санкций также подразумевает эмбарго на экспорт и импорт вооружений и товаров двойного назначения в случае, если есть основания полагать, что они закупаются для военных целей. Последнее условие не распространяется на авиацию и космическую отрасль — это особо отмечено в опубликованном документе.

Эксперты сходятся в том, что этот запрет нанесет России минимальный урон.

«Это скорее символический жест. Россия — экспортер, а не импортер оружия», — цитирует FT эксперта Chatham House Кира Джилеса. С 2000 года Россия заключила только 10 контрактов по импорту вооружения: купила у Чехии четыре легких транспортных самолета, у Германии — два дизельных двигателя, у Израиля — восемь беспилотников, у Италии — 60 легких бронированных машин, у Франции — три легких вертолета и четыре амфибии, а также два «Мистраля», у Украины — 264 двигателя, 34 транспортных самолета и 100 управляемых ракет. В 2012 году Россия заключила с ЕС 922 лицензии на поставку вооружения общей стоимостью 193 млн евро.

«Импорт был небольшим. Из основных проектов — «Мистрали» с Францией, поставки которых все-таки разрешили, а также проект по строительству цифрового полигона, который Германия заморозила в марте. Какое-то время мы еще поставляли вооружение в страны Восточной Европы, но потом прекратили. К примеру, Польша до сих пор эксплуатирует истребители Су-22 и МиГ-29. Мы им поставляли комплектующие. Запрет же означает, что парк самолетов будет хуже обслуживаться и со временем часть из них выйдет из строя», — сказал директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

Тем временем S&P Dow Jones Indices, совместное предприятие McGraw Hill Financial, CME Group и News Corporation, начинает консультации по возможному исключению российских ценных бумаг из своих индексов.

«Министерство финансов США объявило о санкциях в отношении некоторых российских ценных бумаг и физических лиц. Члены европейского сообщества предпринимают такие же действия. В то время как S&P Dow Jones Indices считает, что его индексы не окажутся затронуты этими действиями, мы признаем, что может потребоваться исключение некоторых компаний из индексов», — говорится в сообщении организации.