28 мая 2016

 $66.03€73.39

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть
(none)

«В пример Погорилой ставлю нервы Плющенко»

Тренер фигуристки Анны Погорилой — о московском этапе Гран-при

Российская фигуристка Анна Погорилая
Российская фигуристка Анна Погорилая

Фотография: ИТАР-ТАСС

Анна Царева, тренер Анны Погорилой, — о выступлении своей ученицы на московском этапе Гран-при, бремени славы и приятельских отношениях с Юлией Липницкой.

— Популярность в фигурном катании имеет и обратную сторону. Например, японские телевизионщики ходят за любимцами публики чуть ли не в туалет. Как ваша ученица воспринимает такие вещи?
— Нормально. Ее это вообще не напрягает. Японская публика, кстати, принимает ничуть не менее тепло, чем российская. В этой стране вообще очень фанатично относятся ко всему, что любят. Поэтому и трудно объяснить, почему в Москве Анна так разволновалась. Не думаю, что дело во внимании.

Прекрасно понимаю, почему все считали ее фаворитом, — ведь вы и другие журналисты ориентировались на успешный старт в Канаде. Но знаете, люди ведь часто срываются именно на близких, когда что-то идет не так.

Общее состояние здесь у нее действительно было не очень. Физически вроде была готова, а энергии внутри нет. Но мы будем над этим работать и обязательно научимся с этим справляться. При этом она могла бы вообще развалиться на этом старте. Но не развалилась, не упала, боролась за эти прыжки. Считаю, в таком состоянии она выжала из этих соревнований максимум.

— В нынешнем сезоне ставки для Погорилой существенно выше, чем в прошлом. Может быть, дело в этом?
— Не сказала бы. Есть спортсмен, и есть работа, которую он должен выполнять. Если выполняет, будет и хороший результат. Я Аню так настраиваю. А не ставлю цель в виде мест. Если так делать, мне кажется, то и мест никаких не случится.

Что касается нынешнего сезона, Аня, конечно, знает, что она должна себя показать и зарекомендовать в качестве спортсменки, на которую можно рассчитывать. Которая может бороться. Вот такая у нас задача.

Взять, например, Плющенко. Я вообще не помню у него сорванных стартов. Он всегда боролся. Так что Ане даю его в качестве ориентира.

— Я помню, как все удивились, когда Плющенко снялся после короткой программы на своем последнем чемпионате Европы в Загребе.
— Наверно, это уже возраст. И Женя может себе это позволить. Но когда он был молодой и на пике, то делал всех на раз. Это и называется крепкие нервы. Именно на это я обращаю Анино внимание.

— Ваша ученица поразила всех после произвольной, сказав, что у нее были мысли сняться с соревнований. Честно говоря, в это не очень верилось.
— Аня — человек эмоции. Она может так подумать и даже сказать. Но внутри она — боец. Поэтому сняться — нет, никогда. Она будет бороться. По крайней мере, я хотела бы в это верить.

— В прошлом сезоне спад у вашей ученицы случился в не самый удачный момент — на чемпионате России.
— На самом деле начался он раньше, уже в финале Гран-при в Фукуоке.

Но мы обговаривали все эти моменты после того чемпионата страны, чтобы больше не повторять тех ошибок.

— Все, кто рассказывает о Погорилой, в первую очередь упоминают ее характер. А вам как тренеру он когда-либо доставлял хлопот?
— Он у нее действительно есть! Бывают такие спортсмены, которым скажешь — и они делают. А у нее всегда еще и мнение есть. Я могу подсказать, и она начинает в этом направлении работать. А иногда ее надо, наоборот, остановить, когда в чем-то перебарщивает.

— Так было всегда?
— Нет. С возрастом пришло. В детстве ведь все послушные. Если ребенка тренирует не мама, он всегда слушает. А когда спортсмен подрастает, нужно уже уметь находить слова.

— Мнение мамы, к слову, в работе для Ани много значит?
— Мама, как правило, на соревнования ее оставляет и в этот процесс старается не лезть.

Понимает, что есть тренер и спортсмен, которые между собой что-то придумывают. Хотя совет дать может в основном по внешнему виду.

— Достаточно необычно. Ведь мамы в фигурном катании — это отдельная тема.
— Отдельная болезнь, как иногда говорят. (Улыбается.)

— Одним из сильных козырей вашей ученицы, на мой взгляд, является ее внешность взрослой девушки. Что было заметно еще в прошлом сезоне.
— Да, во взрослом спорте это действительно играет нам только на руку. На самом деле, она прошла этот переход от девочки до девушки, не подростка, а именно взрослой, очень быстро, буквально за первую половину прошлого сезона. И на чемпионат мира она уже выходила в другом состоянии. А заодно и понимание пришло, зачем она занимается всем этим.

— Вы боялись того момента, когда она начнет взрослеть и меняться физически?
— Нет. Я вообще на этом не зацикливаюсь. Не так важно, какой спортсмен, фигурное катание знает разные примеры. Посмотрите, например, на Эшли Вагнер, некоторых японок или китаянок. Но им это не мешает. Главное, уметь с собой любым справляться.

— У Ани были кумиры в детстве?
— Нет, кумиров не было. Кто-то, конечно, нравился. Каролина Костнер, например. Но быть похожей на кого-то она не хотела никогда. У нее всегда было что-то свое.

— На что Анна лучше реагирует — на кнут или на пряник?
— По-разному. Нужно и так, и так. С одним пряником тоже нельзя, расслабляет. В этом возрасте спортсмены уже сами просят: ругайте нас! Их можно понять.

Тренировки монотонные в психологическом плане, дважды в день. И заставить себя, даже если есть цель, не всегда получается. Это в подростковом возрасте люди обижаются. А потом — уже нет.

— В какой конкретно момент Анна поняла, зачем ей все это?
— Во второй половине прошлого сезона. Одно время была такая юниорка-юниорка, а потом быстро стала взрослым человеком. Хотя светлая голова у нее была всегда.

— Вы, как тренер, как воспринимаете нынешнюю ситуацию в российском женском одиночном катании?
— С одной стороны, она очень подстегивает и способствует тому, чтобы оставаться на хорошем уровне. Потому что сложность у девушек колоссальная и удержать ее можно только при хорошей конкуренции. Иначе любой начинает деградировать.

С другой стороны, ты понимаешь, что вечно так не будет. Организмы изнашиваются. Но тут заранее не угадаешь. Поэтому свою спортсменку я постараюсь удержать на этом уровне максимально долго, насколько хватит.

— Вы работаете на одном катке с группой Этери Тутберидзе. Анна пересекается на тренировках или где-то еще с Юлией Липницкой?
— Конечно, они каждый день видят друг друга и нормально общаются.

На этапе Гран-при сидели и смотрели мужские соревнования вместе, например. Какие тут могут быть проблемы? Они в разных группах, у разных тренеров.

— Вы не считаете, что в спорте обязателен антагонизм между соперниками?
— Ненависть — это вообще неправильное чувство. К людям, считаю, вообще не нужно ее испытывать. И между спортсменами, и между тренерами должны быть нормальные отношения. Нужно самому делать свою работу. Сделаешь ее хорошо раз, два, три, четыре. И тебя оценят.

Взять, допустим, ту же Юлю Липницкую. За несколько лет она создала себе репутацию очень стабильной спортсменки, ни разу не дав слабину и не выбирая старты, на которых нужно показывать максимальный результат. И это мнение сохраняется о ней до сих пор.

Поэтому не ненавидеть соперников надо, а работать. Чтобы потом получать нормальные баллы.

— Что вы думаете, когда слышите, что та же Липницкая якобы не может справиться со своей славой?
— Мы не общаемся близко. Но считаю, что Юля не изменилась, а какой была, такой и осталась. Да, она немного замкнутая, всегда в себе.

Но в ней, безусловно, есть что-то, что цепляет публику. Это же здорово, когда в человеке есть такая харизма! Неслучайно Юлю по командному турниру запомнили едва ли не больше, чем Сотникову по личным соревнованиям. И сейчас, после Китая, больше писали о ней, чем о Лизе Туктамышевой, которая вообще-то выиграла этот этап.

— Вас пугает, что однажды фамилия вашей спортсменки может начать так же же хорошо, как Липницкая, продавать заголовки?
— Нет. Нужно правильно на все реагировать, вот и все. Люди могут ошибаться. Хотя излишний пиар перед соревнованиями тоже, конечно, не идет на пользу.

Взять хотя бы историю с Плющенко и Ягудиным в Солт-Лейк-Сити, когда про Женю говорили столько… Лучше, наверно, это все просто не читать.

Но надо понимать, что спорт — это работа. И к ней прилагаются определенные обязанности. У всех людей они есть.

Мне запомнился случай. Нас пригласили на показательные выступления, посвященные юбилею катка в Крылатском. И там был Виктор Ан, многократный олимпийский чемпион по шорт-треку, который сидел и добросовестно раздавал интервью с автографами. Он же мог так зазвездиться! Но он понимает, что это внимание — обратная сторона славы.

— У Анны есть это понимание?
— Мне кажется, что да. И мне нравится, как она общается с публикой. Правильное понимание всего вообще приводит к хорошим результатам.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице зимних видов спорта.



  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.





/sport/2014/11/16/a_6303293.shtml